Алексей Никольский/AFP/Getty Images

Жертва должна быть крупной

Почему снижение рейтинга Медведева должно огорчать Путина

«Газета.Ru»

Пропажа Медведева из тройки «политиков года» тревожно симптоматична – но не для самого Медведева, а для всех, кто на протяжении последних двух лет в глазах избирателей рисовал его образ как слабого несамостоятельного политика в пользу сильного и единоличного президента.

Тандем забыт: впервые за пять лет респонденты ежегодного опроса ВЦИОМа о политике года поставили Медведева не на второе, а аж на пятое место — после Владимира Путина, Сергея Шойгу, Сергея Лаврова и Владимира Жириновского. С 37% считавших Медведева политиком года в 2010 году экс-президент и нынешний премьер добрался до 5% фанатов в 2013-м.

«Что я могу сказать? Эти рейтинги рисуют достаточно грамотные люди, специалисты, но реальная жизнь сложнее, чем рисование этих рейтингов», — так говорил о рейтингах самых влиятельных политиков Владимир Путин в ходе последней пресс-конференции.

И правда сложнее: что, например, респонденты вкладывали в понятие «политик»? Лидер политической партии? Ну тогда второе место Зюганову, и где же Прохоров? Человек с самым большим объемом власти для принятия решений? Номер один неоспорим, а номер два в любом случае премьер-министр, как ни крути. Яркий оратор и популист? Тогда Рогозин. Человек, чье имя и чья судьба влияют на взгляд на Россию? Тогда Ходорковский. Победитель года? Тогда Собянин или Навальный. Так можно рассуждать бесконечно.

Примерно как о рейтинге «Самых влиятельных интеллектуалов» от ресурса Colta.ru, где слово «влиятельный» в сознании респондентов вытеснило слово «интеллектуал»: номер один – любимец интернет-аудитории Алексей Навальный, номер два – автор нашумевшего ресурса «Спутник и Погром» Егор Просвирнин. К «интеллектуалам» в классическом понимании эти люди имеют столько же отношения, сколько «ведущая политическая сила» «Единая Россия» — к реальному принятию политических решений.

Что респонденты ВЦИОМа, что респонденты Colta.ru, по сути, ответили на вопрос «кого из перечисленных людей вы помните?».

И в этом смысле пропажа Медведева из тройки политиков года тревожно симптоматична – но не для самого Медведева (ему неплохо работается вторым лицом в государстве), а для всех, кто на протяжении последних двух лет рисовал в глазах избирателей его образ как слабого несамостоятельного политика в пользу сильного и единоличного президента.

Тренд-2013 от условного Кремля был понятен: сделать правительство Медведева правительством непопулярных реформ, чтобы, если что, принести его в жертву путем отставки. Тут тебе и демонстративные помощники, и ответственность за реформу РАН, и пенсионная реформа, и, на закуску, объединение судов со слухом про скорый переход Медведева на судебную работу. Проблема в том, что для того, чтобы условный избиратель возложил вину за какую угодно реформу на правительство, он должен думать, что это правительство – самостоятельный политический субъект и проводник собственных решений.

Какой смысл винить за провалы в системе образования Медведева, если все решения в стране принимает Путин?

На разводку со скандальной реформой РАН, подсунутой в Думу от имени правительства, «повелись» только коммунисты, потребовавшие роспуска кабмина. Ученые же (люди не самые политизированные) быстро назвали Ковальчука главным злодеем и известно чьим другом и стали валить вину на него. И даже демонстративное вмешательство президента в процесс не спасло его от вины в глазах противников реформы.

Сам Путин, в ходе пресс-конференции отвечая на вопрос о политике номер два в России, к слову, Медведева тоже не назвал в первых рядах. Политиками номер два он назвал лидера коммунистов Геннадия Зюганова, Жириновского и почти совсем забытого Сергея Миронова. Медведев же как глава «ведущей политической силы» с «огромным опытом государственной работы» спустя полтора года после назначения председателем правительства «лишь погружается в хозяйственную работу», по словам президента.

При демонстрации единого центра принятия решения и единственной влиятельной политической силы в стране, уже никто не верит в постановочные предложения. Кто поверил, что Собянин решил переизбраться по просьбе некой «Московской общественной палаты»? Кто вспомнит, что Валентину Матвиенко на пост главы Совета Федерации предлагала «группа губернаторов»?

Все эти решения (и не только эти) в глазах избирателей принимал один человек.

Впереди 2014 год и ожидание кризиса, проблемные территории, долги регионов. Мало кто скоро вспомнит такого деятеля, как Дмитрий Медведев, зато все знают, что власть единолична и имя ей Владимир Путин. Большая власть – большая ответственность.