Расклады

Генеральный секретарь Организации экономического сотрудничества и развития Анхель Гурриа (слева) и Игорь Шувалов на Гайдаровском форуме — 2014
Генеральный секретарь Организации экономического сотрудничества и развития Анхель Гурриа (слева) и Игорь Шувалов на Гайдаровском форуме — 2014
Григорий Сысоев/ИТАР-ТАСС

Напечатать денег и найти крайних

Валерий Волков о том, чем в 2014 году будут поднимать экономический дух нации

Валерий Волков

Открывшийся сегодня в РАНХиГС Гайдаровский форум обсудит модели мировой экономики, постепенно выходящей из кризиса. Точки роста и новые перспективы начинают просматриваться в разных уголках мира. Но не в России, где прежние источники роста исчерпаны, а новые не созданы.

«В России не появляется новых компаний»

В наступившем году российская экономика может оказаться в ножницах, которые подкромсают и ее саму, и финансовые власти, и потребителей. Перед страной сразу несколько вызовов, и с которым из них бороться в первую очередь и как, непонятно.

Главный – уже очевидное и бесповоротное замедление темпов экономического роста. При плохом раскладе темпы роста будут нулевыми. Внешняя конъюнктура выправляется, однако по основным экспортным позициям России – нефти, газу, металлургии – экономисты не предсказывают взлета спроса или цен, способных вывести экспортеров на новый уровень поставок и доходов. Таким образом, валютные поступления будут снижаться. Уже в этом году триллион рублей вместо того, чтобы отправиться в резервный фонд, ушел на текущее потребление.

Трудно предположить, что власть найдет и тем более создаст некие точки роста, будет их заботливо культивировать и взращивать. Какие еще способы стимулировать экономику?

Первый – через спрос со стороны государства. Этакое кейнсианство на российский лад, которое, в сущности, и практиковалось активно в последние годы.

Спрос может быть двояк. Первый также на исходе, а именно со стороны госкомпаний. Заморозили им тарифы, в ответ они сократили инвестиционный спрос. Это не замедлило сказаться на частных компаниях, которые во многом и зависят от спроса, который предъявляют государственные корпоративные монстры, размещая свои заказы.

В подобных ситуациях, говорят экономисты, государство начинает стимулировать бизнес, в том числе через дерегулирование. В России – зарегулирование, и ждать послаблений не приходится. Бизнес тихо складывает лапы. В России не появляется новых компаний, говорят экономисты, если и появляется что-то новое – лишь через слияние-поглощение.

Цена кредитного бума

Второй способ стимулировать экономику – нарастить спрос со стороны граждан. Но и этот подход почти исчерпал себя. Последние годы основной спрос давали бюджетники и госслужащие, которым бездумно повышали зарплаты, не соотнося их ни с ростом экономики, ни с производительностью труда.

Бюджетных ресурсов на дальнейшее стремительное повышение зарплат больше нет. Деньги бюджетов, причем всех уровней, все больше идут на текущие расходы, а не на расходы инвестиционного характера, констатируют экономисты.

Третьим источником стимулирования внутреннего спроса в 2010–2012 годах был рост кредитования граждан. Последствия кредитного бума еще предстоит ощутить и осознать. Первое – он был основан не только и не столько на том, что банки, особенно региональные, пучило от избыточной ликвидности. Наоборот, пытаясь спасти свои отрицательные балансы, многие прибегали к потребкредитованию как к средству собственной санации.

Но и население не лыком шито. Оно быстро сообразило: дают деньги – надо брать. В стране, где нет истории дисциплинированного возвращения кредитов, о последствиях не задумываются.

В прошлом году люди впервые взяли из банковской системы столько же, сколько принесли в нее, а это плохой знак. Население более не источник роста. Экономисты и финансисты предупреждают об угрозе кредитного навеса, особенно в субъектах Федерации. Отзывы лицензий, последовавшие в конце прошлого года, лишь видимая часть айсберга – проблем, годами накапливающихся в банковской системе страны.

Население банкротом не объявят

Ныне перед финансовыми властями тяжелая дилемма: спасать государственными деньгами банки, которые, по сути, банками не являются, а являются некими странными, подчас просто сомнительными карманными структурами, тем самым продлевая жизнь помойкам, как выражаются банкиры. Либо и дальше ужесточать доступ к ликвидности, требования к резервам, продолжая отзывать лицензии у тех, кто не соответствует всему этому, а таких десятки.

«Недавно властям пришлось санировать два банка только для того, чтобы предотвратить панику», — говорят финансисты, знакомые с ситуацией в отрасли. Бесконечно так продолжаться не может, особенно в условиях экономического спада и сокращения количества денег в принципе.

Но здесь возникает фактор, который может перевесить все остальные, — политический. Когда в США разразился кризис, миллионы американцев вынуждены были продавать дома, квартиры, перебираться в более скромное или арендное жилье, чтобы выполнить обязательства перед кредиторами. В России такого не будет.

Президент при любых обстоятельствах встанет на защиту населения, набравшего кредиты, но никогда не подведет своего избирателя под банкротство. Поскольку тогда это разрушит саму концепцию заботы о населении и, возможно, приведет к социальным взрывам.

Возможно, федеральные власти скорее грохнут треть банковской системы, чем позволят населению узнать, что такое «долг платежом красен».

Подкрутить инфляцию

Что остается для подъема экономического духа нации? Принять нулевой рост власть не готова, а рост даже в полтора-два процента ситуацию уже не спасет. К тому же, если он и случится, останутся вопросы к технологическому качеству этого роста. Когда растет не то, это еще хуже, чем когда ничего не растет вовсе. Можно накопать котлованов по всей стране, но к технологиям XXI века это не имеет отношения.

Остается еще один способ. Надежный, проверенный, дурной. Инфляция. При инфляции шесть с небольшим процентов по итогам 2013 года инфляционные ожидания населения все равно выше – 11%. Правда, несколько лет назад они были 14%. По итогам наступившего года инфляцию и вовсе можно свести к 4%, считают экономисты. Но зачем? Наоборот, подкрутка инфляции решит некоторые проблемы: и долги, и кредиты, и даже рост чуть активирует, и ликвидности станет побольше. Вот и выход! Напечатать денег.

Ну и наконец, можно совместить вышеописанный рецепт еще с одним известным приемом – найти крайних.

Логично было бы поменять правительство, однако с высокой долей вероятности премьеру ничего не грозит. Он удобен, проверен, лоялен. Но виноватых все же нужно будет найти. Для этого есть министры.

Ведь никто не станет анализировать истинные причины, приведшие к печальному состоянию дел. Не будут всерьез задаваться вопросом, почему Китай преодолел многие негативные ожидания, почему Америка пошла в рост и даже обремененная долгами Европа начинает выбираться, а у России – траектория вниз. Для этого потребовалось бы пересмотреть сами основы российской экономики, представляющей собой административно регулируемую олигополию с доминантой конъюнктурных выгод. Но вряд ли кто-то осмелится покуситься на основы.