Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ИТАР-ТАСС

Крым — наш, доллар — не наш

Рублевый патриотизм скорее ударит по своим, чем по чужим

«Газета.Ru»

Разговоры об отказе от доллара и расчетах исключительно в рублях из экономической фантастики постепенно переходят в разряд модных патриотических трендов. Поскольку об этом начинают говорить уже не только депутаты и сенаторы, но и крупные банкиры, риски принудительного возвращения страны в рублевую зону в советском, «уголовном» смысле этого слова становятся все более реальными.

В ответ на экономические санкции Запада Россия намерена перейти с торговыми партнерами в Европе на рублевые расчеты вместо долларов и евро. В первую очередь это должны сделать экспортные госкомпании. Такую идею озвучил глава одного из крупнейших госбанков страны Андрей Костин на съезде Ассоциации российских банков в Москве. По мнению банкира, начинать переход к внешним расчетам в рублях надо немедленно, и сейчас это первоочередная задача для банковской системы, Центробанка и правительства.

«Уже месяц мы слышим со стороны высокопоставленных западных руководителей призывы изолировать Россию, практически уничтожив российский банковский сектор, используя современное «ядерное оружие» в области финансов — долларовые расчеты», — заявил Костин с пафосом, которому позавидовал бы сам Дмитрий Киселев.

Уже есть не только слова, но и поступки. Находящийся под санкциями США банк «Россия» полностью отказался от валютных операций и намерен закрыть все корреспондентские счета в иностранных банках. Хотя и в этом случае по действующим договорам с вкладчиками ему придется обслуживать валютные вклады россиян внутри страны еще лет пять — или нарушать договоры в одностороннем порядке.

Сбербанк приостановил на неопределенный срок выдачу долларовых кредитов, хотя их доля в общем кредитном портфеле крупнейшего банка страны ничтожно мала — 0,07%. Но некая тенденция, согласитесь, начинает формироваться: Крым наш, а доллар явно «не наш».

На самом деле для понимания того, какой станет наша страна в ближайшие месяцы и годы, вопрос о запрете доллара не менее важен, чем вопрос, состоится ли война с Украиной и будет ли еще один виток закручивания гаек внутри самой России.

Когда в ноябре прошлого года бывший кандидат в мэры Москвы, молодой депутат Госдумы от ЛДПР Михаил Дегтярев вносил законопроект о запрете доллара в России, над этим документом в правительстве и обществе откровенно потешались. Хотя это был не закон прямого действия. Законопроект предусматривал двухлетний переходный период, в течение которого владельцы долларовых вкладов и счетов были обязаны потратить свои сбережения либо конвертировать их в рубли или другую иностранную валюту.

По истечении этого срока (с 1 января 2017 года, поскольку, по плану автора, закон планировалось ввести в действие с 1 января 2014 года), банки должны были самостоятельно продать хранящиеся на их счетах и вкладах доллары по среднему курсу рубля за предыдущий год. Теперь не дошедший тогда даже до стадии обсуждения на пленарном заседании Госдумы законопроект Дегтярева не кажется утопией или антиутопией. Сегодня депутат уверяет, что его законопроект почти доработан и в него добавлен запрет также на евро.

Конечно, призыв к немедленному переходу на расчеты с иностранными партнерами в рублях вместо долларов звучит патриотично. Вот только от желания одной России такой переход не зависит: надо, чтобы получать рубли захотели и наши контрагенты. Покажется ли им рубль привлекательным в его нынешнем состоянии, с учетом экономического положения России, отягченного политическими рисками, — большой вопрос.

Трудно себе представить, например, что те же страны ЕС начнут покупать российский газ за рубли. Как и то, что мы в случае их отказа платить рублями добровольно перестанем этот газ поставлять. Иначе логика «назло маме отморожу уши» станет главным экономическим лозунгом современной России.

Если же попытаться полностью запретить хождение доллара внутри России (мы ведь и так используем американскую валюту только для обмена, поездок за границу и тех же расчетов с заграничными контрагентами, а внутри страны расплачиваемся за товары исключительно рублями) — это кратчайший путь к самоизоляции страны. Потому что полный запрет доллара (и, видимо, за компанию, евро) невозможен без искусственного ограничения поездок граждан за рубеж.

При этом экономическая самоизоляция страны куда опаснее внешней политической изоляции — она будет делать россиян беднее и лишать их перспектив достойной жизни внутри своей страны. К тому же это приведет к неизбежному появлению черного рынка обмена валюты, который существовал даже в СССР, где валютный обмен был запрещен знаменитой статьей Уголовного кодекса, а за отдельные валютные операции полагалась даже смертная казнь.

На днях появились сообщения о том, что Иран и Россия готовят крупную сделку о продаже иранской нефти в обмен на российское оборудование. Объем сделки может составить 20 млрд долларов. Потому что даже Иран, находящийся под давними и куда более жесткими санкциями США, чем Россия, не готов отказываться от расчетов долларами по экспортным контрактам в пользу своей национальной валюты.

Так что «зеленая горячка» в виде искусственного ограничения доллара или насильственного вытеснения создаваемой национальной платежной системой международных систем Visa и MasterCard, охватившая сенаторов, депутатов и теперь уже отдельных банкиров, может оказаться по своим последствиям для России куда разрушительнее любых иностранных санкций.

Визовые санкции США и ЕС, напомним, коснулись лишь нескольких десятков высокопоставленных россиян; наш ответный удар грозит сделать практически невыездными миллионы граждан России.