Расклады

«Золотой мост» на остров Русский
Кампус Дальневосточного федерального университета
Аэропорт Владивостока
Все еще не достроенный пятизвездочный отель Hyatt на мысе Бурный
Театр оперы и балета на мысе Чуркин
Владимир Путин в Приморском океанариуме
«Золотой мост» на остров Русский
Кампус Дальневосточного федерального университета
Аэропорт Владивостока
Все еще не достроенный пятизвездочный отель Hyatt на мысе Бурный
Театр оперы и балета на мысе Чуркин
Владимир Путин в Приморском океанариуме
  • «Золотой мост» на остров Русский
  • Кампус Дальневосточного федерального университета
  • Аэропорт Владивостока
  • Все еще не достроенный пятизвездочный отель Hyatt на мысе Бурный
  • Театр оперы и балета на мысе Чуркин
  • Владимир Путин в Приморском океанариуме
1 6

«Спасибо за Саммит, дальше мы сами»

Ирина Гофман о том, почему форум АТЭС пока не придал ускорения развитию Владивостока

Ирина Гофман

Полпред президента Юрий Трутнев обещает объявить призыв россиян на Дальний Восток. Переселенцы смогут реализовать себя на острове Русский. Судя по всему, чиновники спешно ищут, как использовать в мирных целях все то богатство, что свалилось на Владивосток после проведения саммита АТЭС в сентябре 2012 года. Ирина Гофман, живущая во Владивостоке, оценила, как город у моря сегодня справляется с освоением объектов саммита.

«Спасибо за Саммит, дальше мы сами» — бумажки с таким лозунгом были развешаны по всему Владивостоку в сентябре 2012 года, лишь только в столице Приморского края завершился саммит АТЭС. Адресатом сообщения, судя по всему, стали власти России, вложившие в мероприятие ранее невиданные в этих краях суммы. А вот кто подразумевался под словом «мы», до сих пор доподлинно неизвестно. Потому что вообще-то мы, владивостокцы, сами пока не больно-то справляемся.

Хорошие объекты

Сперва о мостах и дорогах. Раньше в город и из города был только один путь — трасса М60 (Хабаровск — Владивосток). В аэропорт по традиции выезжали минимум за два часа до регистрации. Малейшая авария тормозила всех и вся, движение вставало. Благодаря новой дороге бухта Патрокл — поселок Новый сейчас в аэропорт можно добраться довольно быстро. Хотя водители и жалуются, что в плохую погоду асфальт становится скользким, машины массово «бьются» — и вот тогда становится по-настоящему плохо, потому что съездов с трассы нет.

Ночью ехать по этой трассе страшно: фонари горят только часть пути, а дальше километров пять-семь приходится «пилить» в полной темноте, освещаемой лишь фарами да лунным светом. Включать свет на всю ночь накладно, ведь трасса пока не особо популярна среди водителей. А лампочек с индикаторами движения во Владивосток просто еще, видимо, не завезли.

Очень не везло до саммита жителям Чуркина — микрорайона, расположенного на мысе Чуркина, отделенного от центральной части города заливом Золотой Рог. Чтобы добраться туда из центра города, даже днем надо было выезжать за час. В часы пик люди могли ехать домой по два часа и больше. Сейчас — минут двадцать-тридцать по «Золотому мосту», как его почти официально прозвали СМИ и чиновники. Опять же виды красивые. Как результат — стоимость «чуркинской» недвижимости неуклонно растет.

«Золотой мост» — один из трех больших и красивых переходов, построенных во Владивостоке. Еще есть низководный мост, который длится 5 км, по нему люди едут за город, в том числе и в новенький аэропорт. Очень полезная штука.

И третий — Русский мост, который связывает материковую часть Владивостока с островом Русский. По нему и только по нему можно попасть в кампус Дальневосточного федерального университета — если вы, конечно, не являетесь счастливым обладателем разрешения причаливать на университетский пирс на катере или яхте, но таких немного. На остальную часть острова — а там, кроме кампуса, есть еще жилые поселки и базы отдыха — добираются тоже по мосту.

Дороги на острове хоть и с ухабами, но есть, и автобусы по ним ходят. А вот паромное сообщение, долгое время связывающее Русский с «большим Владивостоком», теперь почти невостребовано — муниципальные прибрежные перевозки на этот остров больше не распространяются.

Еще из хорошего. Перед саммитом Владивосток получил новый красивый и большой аэропорт — не Шереметьево, конечно, зато у нас не заблудишься. Старый был совсем уж маленьким и непрезентабельным, сейчас его здание выставлено на продажу. А у владивостокцев появился еще один из миллиона поводов для шуток над соседним Хабаровском, в котором аэровокзал напоминает сарай.

 Аэропорт Владивостока
Аэропорт Владивостока
ИТАР-ТАСС

Правда, в дождь в новом здании течет с крыши, на пол ставят ведра и кладут тряпки, а машины на платной парковке превращаются в подводные лодки.

Аэроэкспрессы тоже запустили — все как у людей. Ходят они раз в час, в обед — реже. Правда, поговаривают, что скоро их прикроют, потому что поезда курсируют почти пустые.

Важно, что благодаря саммиту Владивосток получил очистные сооружения. Фронт работ на первый взгляд незаметен, но вообще-то экологическое состояние акватории постепенно улучшается — канализационные стоки со всего города теперь не льются прямиком в море, как раньше. Люди говорят, даже рыба появилась там, где ее раньше не было.

Проблемные объекты

Еще один «объект саммита» — кампус Дальневосточного федерального университета. Вообще-то изначально кампус с общежитиями, учебными корпусами, живописной набережной, спорткомплексом, стадионом и прочими необходимыми для счастья вещами был просто площадкой для проведения форума АТЭС. Больше было негде: Владивосток — портовый город, рожденный для торговли и защиты восточных рубежей, хотя основная часть кораблей Тихоокеанского флота сейчас и находится в другом месте. А вовсе не для того, чтобы сюда внезапно съехались главы двух десятков государств и решали, как дальше жить миру. Но так вышло, что объект стали строить. Не пропадать же было добру, так?

 Кампус Дальневосточного федерального университета
Кампус Дальневосточного федерального университета
РИА «Новости»

Понятно, что неделю в теплый сезон можно прожить и в бумажном домике — так и было во время сентябрьского саммита. А потом начались проблемы. Здания строили в большой спешке, стеклопакеты, например, ставили, как бог на душу положит, лишь бы успеть к приезду гостей. Студенты, которые заехали сюда поначалу только в общежития (занятия проводились в корпусах на материке), зимой начали жаловаться, что замерзают. Редкий житель островной общаги не кашлял всю зиму так, словно во внеурочное время подрабатывает на рудниках. К счастью, генподрядчик строительства — ЗАО «Крокус» признало свои ошибки и недоделки исправило.

С сентября прошлого года распахнул свои двери для студентов и кампус. Правда, только для них — посторонним на территорию вход заказан. Тогда и выяснилось, что сквозняки не единственная беда кампуса. Настоящая проблема здесь... с водой. Дело в том, что водовода на Русском нет — он только строится. Воду берут из моря и опресняют.

Эта опресненная вода пригодна только для технических нужд — гонять чаи и готовить борщи приходится из покупной. Но и для технических нужд использовать ее многие брезгуют. В большинстве учебных и общежитских корпусов из кранов бежит жидкость, похожая то на фанту, то на крепкий чай, при этом пахнет совсем не фантой и чаем. Студенты бояться в этой воде даже вещи стирать, не то что мыться.

Депутат Думы Владивостока Андрей Галицких инициировал независимую экспертизу этой водички. Экспертиза решила, что все хорошо. Точнее, не то чтобы очень хорошо, но кардинально изменить ситуацию можно будет лишь тогда, когда достроят систему водообеспечения. А ее сдача в эксплуатацию откладывается раз за разом. Сперва из федеральной казны на водовод выделили чуть меньше 1,5 млрд руб., потом местные депутаты «подкинули» еще 200 млн. Обещают, что в этом году водовод таки достроят. А пока что людей просят потерпеть.

Пути назад уже нет: материковые здания ДВФУ выставлены на продажу. Все, кроме исторических: например, в знаменитом «корпусе со львами», в котором находился еще Восточный институт, выросший в самый крупный вуз Дальнего Востока, обещают оставить музей. Но куда девать все эти многочисленные строения, кроме как учить в них толпу студентов, пока абсолютно непонятно. Здесь, конечно, периодически проходят форумы, конференции, саммиты разных уровней — но этого мало.

К слову сказать, многие преподаватели из университета после его переезда на остров Русский уволились или собираются уволиться. В том числе и потому, что добираться до кампуса стало долго и сложно. Не у всех педагогов, увы, есть машины: университетские отчеты о том, что средняя зарплата профессорско-преподавательского состава — 50 тыс. руб., в приличном обществе комментировать без мата не принято. А автобусом до кампуса долго, логистика у этих муниципальных — на грани фантастики. Из центра города до острова — час, а то и полтора. Тратить по три-четыре часа в день только на дорогу мало кто мечтает. Студентам проще: большинство из них живет в кампусе, даже владивостокцы.

На острове есть медицинский центр. Там может лечиться кто угодно, даже по полису. Обещают, что медцентр ДВФУ (он относится к вузу) станет конкурентом корейским, израильским и сингапурским клиникам, даже в области лечения онкозаболеваний. Оборудование закупается, оно дорогое и современное — но люди пока предпочитают лечиться за границей.

 Театр оперы и балета на мысе Чуркин
Театр оперы и балета на мысе Чуркин
РИА «Новости»

Есть еще Театр оперы и балета, на мысе Чуркин, очень славный, но при этом абсолютно непонятно, нужный или нет. Его обещали сдать к саммиту, потом к концу 2012 года, потом к середине и концу 2013-го, а сдают только сейчас. Первый спектакль здесь прошел в октябре прошлого года, потом на театр еще давали денег из регионального бюджета. По опросам жителей Приморья, он стоит на втором месте в рейтинге самых ненужных объектов саммита. Зато спектакли там идут с аншлагами. Правда, худруки других театров очень обижаются, что им перепадают крохи с барского стола, а ведь им нужен хотя бы ремонт, некоторым — капитальный.

Странные объекты

Есть на острове Русский такой загадочный объект, как Приморский океанариум. Животные там уже есть, их даже показывали Владимиру Путину, когда он приезжал во Владивосток в сентябре прошлого года. Океанариум будет принадлежать ДВО РАН, но пока что «научники» его на баланс не взяли, потому что он не достроен.

Возведением его занималась компания «Мостовик», у которой сейчас проблемы с финансами: в начале апреля научно-производственное объединение подало в Арбитражный суд Омской области заявление о признании самого себя банкротом. Кстати, эта же компания строила часть олимпийских объектов в Сочи. Проблемы компании сказываются на объекте: там, по сообщениям работников, отключили электричество. Системы обеспечения животных работают, все остальное погружено во тьму. В «Мостовике» и региональной дирекции по строительству объектов саммита АТЭС никто свет на ситуацию не проливает. Сроки сдачи объекта неизвестны.

 Владимир Путин в Приморском океанариуме
Владимир Путин в Приморском океанариуме
РИА «Новости»

Но самые странные объекты — это, конечно, два пятизвездочных отеля сети Hyatt. На Корабельной набережной и на мысе Бурный, чуть поодаль спортивной набережной. На 222 и 216 номеров соответственно. Их вообще-то должны были сдать аккурат к саммиту, чтобы приехавшие бизнесмены в них селились. Не успели.

Пока гостиниц с пятью звездочками во Владивостоке нет вообще. Только один четырехзвездочный — «Хёндэ», который по местным меркам весьма недешев. В нем открыт бизнес-центр, периодически проходят всяческие мероприятия для бизнеса. «Хёндэ» не то чтобы совсем пустует, но очередей из жаждущих поселиться здесь не собирается. Да и в других отелях города места есть всегда. Причем чем дешевле гостиница, тем меньше свободных комнат. Ну не едут сюда богачи.

Два новых гостиничных «монстра» Владивосток не украсили. Если на мысе Бурный отель хотя бы симпатичный — стеклянный, обтекаемой формы, да и вид особо не портит, — то со зданием на Корабельной набережной другая история. Напротив него уже который месяц лежат стройматериалы, сам он закрывает обзор «Золотого моста». С учетом того что сам отель снаружи похож на многоэтажку в спальном районе (внутри и вовсе пока не отделан), выглядит это все довольно уныло.

Если посчитать все деньги, которые ушли на эти Hyatt, становится понятно: гостиницы не окупятся никогда. То есть вообще-то власти края заявляют, что через 56 лет, но в целом понятно, что это означает.

 Все еще не достроенный пятизвездочный отель Hyatt на мысе Бурный
Все еще не достроенный пятизвездочный отель Hyatt на мысе Бурный
ИТАР-ТАСС

Средства на эти объекты выделяли много раз. Изначальная проектная стоимость превышена уже почти вдвое — сейчас, после всех бюджетных вливаний и кредитов, взятых компанией-застройщиком — ОАО, на 100% принадлежащем краевой администрации, «Наш дом — Приморье», эта цифра составляет 14,9 млрд. Но, кажется, это не предел. Контрольно-счетная палата проводит проверки, выявляет нарушения — ничего не меняется. Краевые власти хотят вернуть себе хоть часть стоимости отелей, продав один из них. Странно, но покупателей пока не нашлось.

Из всего «наследия саммита» Владивосток, по сути, должен быть безусловно благодарен за новые дороги, мосты, очистные сооружения. Без них было плохо. За аэропорт, пожалуй, тоже — хотя и со старым жилось сносно, с новым куда лучше. ДВФУ — штука и правда странная: корпуса на материке всех устраивали и состоянием, и транспортной доступностью. Театр оперы — ну, пожалуй, нужен: вещь малополезная, но очень приятная и красивая. Пусть будет. А вот отели — это, конечно, сказка сказок.

Но главное, на самом деле, не это. Главное — зачем все эти постройки? Ведь вроде бы теперь во Владивостоке есть все для успеха. А население края и города с каждым годом убывает. И денег от заграничных коммерсантов не особо прибывает. Остается надеяться, что это лишь потому, что Hyatt не достроены.

О том, как сумела воспользоваться проведением Всемирной летней Универсиады 2013 года Казань и сможет ли с умом и выгодой использовать олимпийскую инфраструктуру Сочи, читайте в новых материалах раздела «Мнения» .