ИТАР-ТАСС

Шпильки строгого режима

Вал нелепых запретов последнего времени делает власть скорее смешной, чем страшной

«Газета.Ru»

Смех обывателей оказывается куда более действенным оружием, чем серьезные политические воззвания или акции протеста. Если российская власть хочет быть сильной, а не смешной, ей придется так или иначе избавляться от дураков внутри себя — от этой настоящей пятой колонны, дискредитирующей государство.

Откровенно нелепые запретительные инициативы Россия производит сегодня буквально в промышленных масштабах. Депутаты своими действиями и предложениями прямо пишут сатиру на государство, Салтыков-Щедрин и Гоголь позавидовали бы таким сюжетам.

Один из депутатов Госдумы отправил главе Евразийской экономической комиссии Виктору Христенко обращение с просьбой включить в технический регламент Таможенного союза требования к ортопедической безопасности обуви. Если предложение будет принято, под запрет попадут туфли на шпильках, кеды и балетки.

Предложение, разумеется, обусловлено заботой о здоровье россиян: почти половина взрослых жителей нашей страны страдает плоскостопием. Если учесть, что ранее в странах Таможенного союза — России, Белоруссии и Казахстане — собирались ввести запрет на производство, ввоз и продажу синтетического нижнего белья, не соответствующего требованиям некоторых техрегламентов ТС, в частности кружевных трусов, можно заподозрить некоторых депутатов и чиновников в сознательном женоненавистничестве.

Пока одни народные избранники героически сражаются с кедами и туфлями на шпильках, другие их коллеги выкорчевывают из русского языка чужеродные слова.

В среду профильный комитет Госдумы РФ по культуре рекомендовал депутатам принять в первом чтении законопроект о штрафах за «неоправданное использование иностранных слов» в публичном выступлении на русском языке. Сказал «референдум» вместо «всенародный опрос» — плати штраф. Для граждан — в размере 2,5 тыс. руб., для должностных лиц — до 5 тыс.

В совокупности с уже одобренным запретом мата этот законопроект в случае принятия вообще может парализовать в стране всякую публичную речь. До штрафов за иностранные слова не додумались даже самые радикальные славянофилы, предлагавшие в начале ХIХ века говорить и писать «мокроступы» вместо «галош».

Образец самой правильной реакции на эту комедию строгого режима продемонстрировал Институт русской литературы (Пушкинский дом) РАН. Отвечая в интервью радиостанции «Бизнес FM» на вопрос о реформе научно-исследовательских институтов Минкультуры РФ, министр Владимир Мединский решил блеснуть образностью мышления: «Я вам называю тему конкретной научной работы, я не могу понять, что в ней кроется, называется она «Философия зайца», и в течение пяти лет люди под это дело получали финансирование. Каких зайцев они исследовали, какая философия, понять невозможно; и дайте мне под это дело госфинансирование!»

В ответ Пушкинский дом решил провести трехдневную конференцию «Философия зайца»: неожиданные перспективы гуманитарных исследований».

Разумеется, смеяться над становящейся все суровее и утрачивающей остатки чувства юмора властью небезопасно. Особенно в России с ее богатыми и давними традициями преследования инакомыслящих, к которым часто приравнивали и рассказчиков анекдотов. На сей счет есть вполне жизненная русская поговорка: хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Но разлагающее действие на власть смеха над ней обывателей очевидно: власть не может быть вызывающе смешной, если хочет быть действительно сильной. Философия зайца отчасти нивелирует философию охотника, великой державы, каковой хотят представить страну ее руководители.

Запрет кружевных трусов и туфель на шпильках как-то слабо вяжется с могучей империей.

Борьба с кедами и матом в спектаклях, не говоря уже о поисках гомосексуализма в диалоге ребенка с подушкой, наводит на подозрения, что борцы скорее обычные дилетанты, чем титаны духа и последние хранители истинных христианских ценностей.

Все, что происходит в России в последнее время, разумеется, очень серьезно. Вереница идеологических, исторических, культурных запретов, несомненно, повод для уныния и опасений. Но, как справедливо заметил Марк Твен, «мир уцелел, потому что смеялся». Смех — лучшее оружие в борьбе с чрезвычайной воинственностью власти. Которой уже пора что-то начать делать, чтобы некоторые ее представители не казались такими комичными.

Например, для начала хотя бы на некоторое время взять на вооружение лозунг французской студенческой революции 1968 года «Запрещено запрещать»! И тогда не будет ни научных конференций про «Философию зайца», ни сбора подписей в сети за проверку душевного здоровья отдельных народных избранников.