Расклады

Кадр из мультфильма «Козленок, который умел считать до десяти»
Кадр из мультфильма «Козленок, который умел считать до десяти»
Союзмультфильм

Пустили козленка в школу

Владимир Иванов о политике и экономике учебных программ

Владимир Иванов

Попытки унифицировать преподавание истории и литературы обсуждаются на высшем уровне. Новые школьные программы должны формировать патриотизм, гордость за культуру и историю, ответственность за страну. И чтобы без «идеологического мусора». Мировой опыт говорит, что содержание учебных планов действительно влияет на убеждения — зачастую так, как хочется политикам, но не обществу.

В старом детском мультфильме «Козленок, который умел считать до десяти» этот самый козленок, освоивший нехитрый счет, пытается применять его к окружающему миру. Всякие разные животные, которым он назначил порядковые номера (один — это теленок, два — это конь, три — это свинья…), страшно обижаются и пытаются побить выскочку, вторгшегося с чуждой арифметикой в их привычную картину мира. Потом недобитый козленок, конечно, всех спас, а друг его теленок пошел в школу.

Процесс массового общественного школьного образования начался в XIX веке в континентальной Европе. Принято считать, что общество должно спонсировать школы, поскольку образование каждого конкретного человека связано с положительными внешними эффектами для всех.

Кроме роста производительности за счет конкретных навыков, школы и университеты производят общую культуру — заряд тех знаний, убеждений и ценностей, который позволяет людям разговаривать на одном языке при решении общих вопросов.

Здесь речь идет уже не о количественных, а о качественных характеристиках образования — наполнении курсов по математике, биологии, обществознанию, географии и т.д.

Измерить влияние учебных программ на ценности и убеждения не так просто. Учебники могут быть не источником сформировавшихся ценностей и убеждений, а лишь отражением других факторов — социальных или политических изменений.

Давид Кантони с соавторами в недавней работе «Учебный план и идеология» проверяют гипотезу о воздействии «начинки» образования на гражданские установки с помощью естественного эксперимента. В 2004 году министерство образования Китая запустило реформу школьного учебного плана. Единый учебник обществознания для старшеклассников открыто признавался авторами реформы актом государственного уровня, призванным формировать верную картину мира и систему ценностей у нового поколения.

Правильная картина мира по-китайски включала в себя понимание демократичности китайской политической системы, знание ограничений рыночных механизмов и преимуществ государственных компаний, важность экологических проблем и уважение к национальным меньшинствам.

Новые программы внедрялись в разных провинциях в разное время — это значит, что среди студентов китайских университетов одновременно оказывались выпускники, обучавшиеся по разным учебникам.

Опрос 2 тыс. студентов Пекинского университета показал, что реформа учебного плана значимо «смещала» убеждения выпускников. Студенты из провинций, в которых использовались новые программы, больше одобряли действия Коммунистической партии, доверяли китайским демократическим процедурам и чаще испытывали скептицизм относительно рыночных механизмов по сравнению со сверстниками, которых не успела коснуться реформа.

Авторы исследования подчеркивают, что эффект от школьного обучения в разы сильнее альтернативных механизмов, транслирующих убеждения, — например, пропаганды в СМИ.

По их оценкам, как минимум 20% молодых людей, не разделявших официальную точку зрения на социально-политические вопросы, изменяют ее в результате школьного обучения.

Содержание учебных программ действительно оказывает значимое воздействие на убеждения — то есть построение гражданского общества возможно на школьной скамье. Это тонкий, кропотливый процесс, который требует высочайшей честности и компетентности авторов и исполнителей.

Помимо того что надо считать до десяти, было бы здорово уметь отличать факты от интерпретаций, корреляции — от причинно-следственных связей, аргументированную дискуссию — от склоки, «отечество» — от «вашего превосходительства». Именно эта «высшая математика» делает из образованного человека гражданина развитой страны. Вернее, именно такие граждане делают страну развитой — в том, конечно, случае, если их набирается достаточное количество.

Более образованные люди, судя по опросам World Justice Project, чаще сообщают о преступлениях и должностных нарушениях, склонны принимать участие в постоянной гражданской активности, более нетерпимы к коррупции.

Другими словами, образованные люди предъявляют спрос на эффективное правительство как в рамках электорального процесса (если он есть), так и в ходе ежедневной гражданской активности.

Это значит, что неэффективное правительство, желающее сохранить свою власть, имеет стимулы вмешиваться в содержание образовательного процесса, чтобы легитимизировать свои действия и отсечь «неправильные» точки зрения.

Попытки формировать экономические и политические предпочтения электората тем интенсивнее, чем ниже политическая конкуренция, чем выше рента, извлекаемая действующим правительством, и чем напряженнее социально-политическая ситуация.

Новый учебник по истории России с включением информации о присоединении Крымского полуострова вышел сразу же после соответствующего указа президента — причем от автора трактовки Сталина как «эффективного менеджера». «Сыграли на опережение», как выразились в издательстве «Просвещение».

Еще, оказывается, учебники по математике должны быть патриотичными. Один шаг до того, что Евразия всегда воевала с Океанией.

Между тем критерии удовлетворительной оценки ЕГЭ по русскому языку в этом году снизились до 24 баллов из 100, по математике — до 20 баллов. Шансы, что слишком умных козлят будут бить, растут. Но это, как говорится, совсем другая история.

Автор — научный сотрудник ЭФ МГУ, соавтор учебника по институциональной экономике под редакцией А.А. Аузана