Полемика

Кадр из фильма «Повелитель мух»
Кадр из фильма «Повелитель мух»
Two Arts Ltd.

Эффект сорванной бабочки

Павел Демидов о том, почему мировые политики так легко распрощались со здравым смыслом

Павел Демидов

Поразительно, как на протяжении многих месяцев европейские политики отвергали возможность учесть интересы России при переговорах с Украиной об ассоциации. В этой ситуации Россия не смогла придумать ничего лучше, чем открыто грозить независимому государству отключением газа. Вообще риторика нынешнего противостояния — это особенная история. Будто происходит состязание в номинации «Кто безответственнее себя проявит».

Вы наверняка часто могли видеть таких чистеньких мальчиков и девочек четырех-семи лет на свадьбах и юбилеях. Они одеты с иголочки, как маленькие игрушечные люди: бабочки, галстучки, платьица, туфельки. Дети смотрят на небо, зевают, сильно устают от не очень понятных им ритуалов. Но, как правило, честно держатся до конца. Все-таки они уже взрослые: на них галстучки, бабочки, платьица, туфельки.

Только в какой-то момент какому-нибудь особенно ретивому мальчику или девочке с озорными глазами приходит в голову скинуть опостылевшие оковы цивилизации — для начала бабочку или туфельки.

И тут может начаться кутерьма. Другим мальчикам и девочкам моментально тоже захочется сбросить с себя неудобное, неловкое, стесняющее и вернуться в первозданное состояние.

И тут уже не важно, кто первый скинул ту самую бабочку: эффект бабочки одинаков для всех. Галстучки жали шеи каждому, туфельки натирали ножки каждой. Отказываться от этой красоты оказалось легко и приятно.

Примерно так весь последний год и развиваются события в мировой политике.

В этом всем поражает та легкость, с которой отбрасывается груз привычных уже обязательств и, казалось бы, укоренившихся за последние десятилетия ценностей. Ну сорвал один мальчик с себя бабочку. Почему все остальные не смогли сдержаться?

Политики, чиновники, дипломаты с легкостью расстаются с идеями сотрудничества, с ответственностью и взвешенностью, с необходимостью принимать сложные решения и вести непростые переговоры. Теперь это скучные, никому не нужные ритуалы.

Эффект бабочки сказывается на многом: проявилась абсолютная атрофия способности воспринимать отличную точку зрения, не говоря уж о том, чтобы учитывать интересы других сторон.

Просто поразительно, как на протяжении многих месяцев европейские политики отвергали возможность учесть интересы России при переговорах с Украиной об ассоциации, саму идею того, что Россия является в этих переговорах заинтересованной стороной, которую следует выслушать.

В то же время в этой ситуации с российской стороны ряд высокопоставленных чиновников не мог придумать ничего лучше, чем открыто грозить независимому государству, высокомерно пугать отключением газа.

Вообще риторика нынешнего противостояния — это особенная история. Будто происходит состязание в номинации «Кто безответственнее себя проявит».

Опытнейший политик Баррозу сливает в прессу якобы произнесенные Путиным слова о том, что он мог бы за две недели взять Киев. Затем признает, что такого президент России не говорил.

После падения авиалайнера на территории Украины премьер-министр Британии в своем выступлении в парламенте открыто говорит о том, что вина в этом крушении лежит на России и ополченцах-повстанцах-сепаратистах (нужное подчеркнуть). Без всякого расследования.

С нашей стороны громыхает всеми оттенками постмодернистского гротеска официальный фейсбук МИДа, который то чеканит квазисоветским языком, то модненько троллит «тупых американцев». Слова окончательно потеряли цену, что еще больше затрудняет поиск новых компромиссов. Как разговаривать, если уже столько сказано лишнего?

Но эта инфантильность не самое страшное.

Впервые со времен Карибского кризиса политики, военные и журналисты стали хотя бы гипотетически допускать вероятность применения ядерного оружия. А ведь на протяжении более 50 лет в мировой политике было негласное правило, что ядерное оружие используется только для взаимного сдерживания. Его надо планомерно сокращать и ни в коем случае не бряцать им попусту. Спички детям не игрушка.

Однако бабочки сорваны — и никакие табу теперь нам не указ.

Если про использование ядерного оружия пока только говорят, то санкции и антисанкции уже стали реальностью. Но для чего они? Запад хочет повлиять на тех, кто поддерживает Путина? И поэтому вводит санкции, которые ударяют прежде всего по наиболее интегрированной в глобальную экономику части бизнеса и интересам среднего класса, по тем, кто в этой ситуации и так не согласен с позицией российского руководства? В чем логика?

Про логику продовольственных санкций со стороны России по логике «Крым наш — проблемы ваши» и говорить нечего.

Каждое новое подобное санкционное действие — путь в никуда, потому что в конечном счете санкции вредят всем и не решают никаких стратегических задач.

Хочет Запад, чтобы российское население полюбило западный образ жизни, — так отмените визы, приоткройте границы, покажите свой хваленый образ жизни. Хочет Россия развивать свое сельское хозяйство или банковскую систему — так создайте на рынке конкуренцию из иностранных товаров и банков, а своих производителей научитесь поддерживать в этой конкурентной среде.

Но такие решения сложны, они требуют пиджаков и галстуков, а они у нас, напомню, уже сорваны и сброшены.

В том же «Повелителе мух», как известно, пыл развоевавшихся мальчишек смог охладить только взрослый. А вот кто сможет остановить отбросивших правила взрослых?

Автор — кандидат политических наук, вице-куратор московского хаба Global Shapers Community, старший преподаватель кафедры сравнительной политологии МГИМО