Расклады

ИТАР-ТАСС

Символом подкупа стала гречка

Аркадий Любарев об особенностях прошедшей на Украине избирательной кампании

Аркадий Любарев

Явка оказалась невысокой – около 52%. Административный ресурс присутствовал, но в меньшем объеме, чем при Януковиче, и тем более меньше, чем на российских выборах. В целом избирательная кампания получилась достаточно конкурентной.

Прошедшая на Украине избирательная кампания имела несколько важных особенностей.

Во-первых, это были досрочные выборы и в соответствии с украинским законодательством сроки кампании были сокращены: всего два месяца. Регистрация кандидатов закончилась менее чем за месяц до дня голосования. Это создало сложности как для кандидатов и партий, которым нужно было успеть зарегистрироваться и провести агитационную кампанию в сжатые сроки, так и для избирателей, на которых в короткий период обрушилась волна предвыборной агитации.

Вторая особенность — переформатирование партийной системы. Из пяти партий, представленных в Верховной раде шестого созыва, в выборах участвовали только три — «Батькивщина», «Свобода» и КПУ, — причем КПУ всю кампанию по опросам не дотягивала до 5%, а «Свобода» балансировала на грани.

Партия регионов — лидер предыдущих выборов — от участия в этих выборах отказалась и, по сути, прекратила деятельность. Партия УДАР также отказалась участвовать в выборах, и ее представители во главе с лидером Виталием Кличко практически полностью влились в новую партию, названную «Блок Петра Порошенко».

Да и «Батькивщина» фактически раскололась. Избранные в 2012 году по ее списку премьер Арсений Яценюк и спикер Рады Александр Турчинов создали партию «Народный фронт», и в нее перешла значительная группа бывших сторонников Юлии Тимошенко, некоторая часть партийцев примкнула к «Блоку Петра Порошенко», еще часть увел в свою партию «Гражданская позиция» Анатолий Гриценко.

 Примечание. В таблице не указаны восемь мажоритарных депутатов: три от партии «Единый центр», которые стали самовыдвиженцами, два от Народной партии – один из них не стал баллотироваться, а другой пошел самовыдвиженцем, депутат от партии «Союз» (не баллотировался), депутат от Радикальной партии – в этот раз пошел по списку данной партии, а также один депутат-самовыдвиженец, который в этот раз баллотировался от партии «Воля»
Примечание. В таблице не указаны восемь мажоритарных депутатов: три от партии «Единый центр», которые стали самовыдвиженцами, два от Народной партии – один из них не стал баллотироваться, а другой пошел самовыдвиженцем, депутат от партии «Союз» (не баллотировался), депутат от Радикальной партии – в этот раз пошел по списку данной партии, а также один депутат-самовыдвиженец, который в этот раз баллотировался от партии «Воля»
ИТАР-ТАСС

Таблица показывает, как баллотировались действующие депутаты Верховной рады. Видно, что депутаты от КПУ и «Свободы» остались верны своим партиям, депутаты от УДАРа практически целиком встали под знамена нового президента, депутаты от «Батькивщины» разошлись по нескольким спискам, самовыдвиженцы в основном вновь выбрали этот способ участия в выборах.

Любопытнее ситуация с Партией регионов. Большая часть депутатов, избранных по ее списку, просто не стала баллотироваться в новый созыв. Меньшая часть перешла в списки «Оппозиционного блока» и «Сильной Украины». Что касается депутатов-одномандатников, которые в 2012 году прошли от Партии регионов, то большая их часть в этот раз пошла в тех же округах самовыдвиженцами.

Третья особенность, как и на майских президентских выборах, — то, что киевская власть не контролировала значительную территорию Донецкой и Луганской областей и на этих территориях не удалось провести выборы.

Для парламентских выборов это существеннее, чем для президентских: значительная часть избирателей не смогли получить своих представителей в Раде. Кроме того, в этот раз в отличие от президентской кампании Рада не стала принимать поправки к закону, учитывающие специфику данной ситуации.

В целом избирательная кампания получилась достаточно конкурентной.

В едином округе соревновались 29 партийных списков. Разумеется, большая часть этих партий не имела шансов на преодоление 5-процентного барьера. Тем не менее многие вели активную агитационную кампанию. Я видел агитационные материалы 17 партий. Палатки, в которых раздавались агитматериалы, стояли не только в крупных городах, но даже в небольших поселках.

Публиковавшиеся результаты соцопросов были едины только в том, что по всем опросам лидировал «Блок Петра Порошенко» и преодоление 5-процентного барьера гарантировалось еще трем партиям — Радикальной партии Олега Ляшко, «Батькивщине» и «Народному фронту».

Большинство последних опросов обещало попадание в Раду также «Оппозиционному блоку» и партии «Самопомощь», по некоторым опросам барьер могли преодолеть также «Гражданская позиция», «Свобода», «Сильная Украина» и «Заступ».

Конкуренция была и в одномандатных округах. В среднем 16 кандидатов на округ, кое-где доходило и до 43. Правда, многие кандидаты характеризовались как «технические».

Специфика украинских выборов в том, что участковые комиссии формируются из представителей партий и кандидатов (если есть избыток кандидатур, то нужное число отбирается жеребьевкой), и это стимулирует выдвижение «технических» кандидатов для получения преимуществ в участковых комиссиях.

Тем не менее в каждом округе было несколько основных кандидатов, которые вели активную кампанию. Во многих округах шла ожесточенная борьба, в том числе с применением незаконных методов, черного пиара и прочих атрибутов нечестной кампании.

Традиционно на украинских выборах по мажоритарным округам практикуется подкуп избирателей, и это одна из главных причин, почему многие украинские эксперты и общественники выступают за отмену одномандатных округов на выборах в Верховную раду.

Не стала исключением и нынешняя кампания. Символом подкупа давно стала гречка, хотя на практике кандидаты-бизнесмены одаривают избирателей тем, что у них есть.

В самом конце кампании был принят закон, ужесточающий ответственность кандидатов за подкуп и вводящий ответственность избирателей, принимающих подарки от кандидатов, но он уже не мог изменить ситуацию.

Административный ресурс тоже присутствовал, но в меньшем объеме, чем при Януковиче, и тем более меньше, чем на российских выборах.

Централизованного административного ресурса не было, но на местах главы администраций и руководители советов подчас оказывали поддержку определенным кандидатам.

Голосование в целом прошло спокойно (не считая Донбасса). Конечно, было немало нарушений, но они не носили системного характера и были связаны в основном с неопытностью или халатностью членов избирательных комиссий, а не со злым умыслом.

Высказывались опасения, что в тех одномандатных округах, где шла ожесточенная борьба, возможны фальсификации при подведении итогов голосования. Пока трудно судить, насколько эти опасения подтвердились. Так, в Одессе в округе №135 кандидат-самовыдвиженец Владимир Рондин объявил, что он побеждает по результатам заказанного им экзит-пола. Однако пока после обработки 24% бюллетеней лидирует действующий депутат самовыдвиженец Сергей Кивалов. Гражданская сеть ОПОРА, ведущая наблюдение за выборами, уже сообщила о нескольких случаях переписывания протоколов в окружных комиссиях.

Явка в целом оказалась невысокой — около 52%. При этом есть существенные различия по регионам, от 60% на западе до 41–42% на юге и востоке.

Результаты пяти обнародованных экзит-полов оказались достаточно близки: по этим результатам в Раду проходят семь партий — «Блок Петра Порошенко» (22–24%), «Народный фронт» (20–22%), «Самопомощь» (11–14%), «Оппозиционный блок» (7–10%), Радикальная партия Олега Ляшко (6–7%), «Свобода» (6%) и «Батькивщина» (6%). По данным ЦИК после обработки 29% протоколов, у «Свободы» только 4,6%, остальные шесть названных партий проходят, причем «Народный фронт» на 0,07% опережает «Блок Петра Порошенко». Но по-видимому, результаты экзит-полов дают более точную картину.

В одномандатных округах, по предварительным данным, лидируют в основном представители «Блока Петра Порошенко» (64) и самовыдвиженцы (100), остальные партии, вместе взятые, получают 32 мандата. Но здесь еще могут быть изменения.

Автор — кандидат юридических наук, член совета движения «Голос», эксперт Комитета гражданских инициатив