Расклады

Картина Василия Григорьевича Перова «Тройка»
Картина Василия Григорьевича Перова «Тройка»
Wikimedia Commons

Мы дети твои, Москва

Алла Тындик о том, чем грозит массовая миграция россиянок репродуктивного возраста в столицу

Алла Тындик

Москва не теряет своей миграционной привлекательности. В 2000 году официальная численность населения столицы составляла 10 млн человек, в 2013 году – 12 млн человек. Приезжие не только с лихвой компенсировали естественную убыль населения (около 350 тыс. человек за этот период), но и омолодили его. Однако дополнительные для Москвы рождения – это недополученные рождения в регионах-донорах.

Каковы масштабы этого явления? Оценим их на примере одного поколения женщин – тех, кто сейчас подходит к концу своих репродуктивных лет. Эта категория – 1970–1979-х годов рождения – весьма интересна. Эти женщины первыми в нашей стране начали откладывать рождение детей, они были на пике своей активности во время кардинальных социальных преобразований 1990-х годов. И именно они массово поехали в Москву.

Сейчас в столице проживает около 800 тыс. женщин, родившихся между 1970 и 1979 годами, из них коренных жительниц Москвы – чуть более 500 тыс.

Межрегиональные «безвозвратные» мигрантки – основная категория некоренных москвичек.

Из всех стран СНГ в столицу приехало примерно столько же женщин, сколько из одного Центрального федерального округа – и то без учета Московской области (по 23% от числа приехавших). Московская область еще до территориальных изменений 2012 года отдала Москве 50 тыс. женщин поколения 1970-х годов (17% приехавших). Почетное четвертое место в списке доноров населения для Москвы держит Приволжский округ (12%), остальные шесть округов суммарно вносят оставшуюся четверть.

Последняя перепись насчитала у этого поколения московских женщин 950 тыс. детей (она недоучла младенцев, поэтому щедро округлим до миллиона). Из миллиона этих детей коренными москвичками рождено 600 тыс. человек, а остальные 400 тыс. – дети приезжих, но не все они живут в столице. Большинство детей появилось на свет уже в Москве, кого-то женщины привезли с собой, а кто-то остался в регионе выбытия.

На основании переписи мы можем получить оценки только по первым детям – среди них менее 40% родилось до переезда матери в Москву.

Исходя из этого и из структуры детности можно дать следующие грубые оценки – около 100 тыс. детей внутренних мигранток так или иначе осталось за пределами столицы, а 300 тыс. детей новых москвичек стали жителями Москвы.

Пропорции детей коренных и новых москвичек вряд ли значительно изменятся. Кроме того, бум строительства в ближнем Подмосковье и изменение границ города требуют в дальнейшем брать в расчет и «большую Москву». В ней вес нового населения окажется еще выше.

По результатам социологических опросов приезжие отличаются более высокими репродуктивными установками, они чаще хотят иметь двоих-троих детей. Тем не менее среднее итоговое число детей у них немногим выше, чем у коренных москвичек, – это всего 1,4 и 1,3 ребенка соответственно (в поколении 1960–1969 годов рождения).

Молодые внутренние мигрантки благотворно влияют на демографическое будущее Москвы, но, повторимся, за счет регионов.

Из данных записей о рождениях в ЗАГСах мы знаем, что постоянную московскую регистрацию имеет чуть более 70% матерей столичных новорожденных. Следовательно, примерно 25% ежегодного числа рождений приходится на приезжих (например, в 2013 году это до 35 тыс. рождений). И 40% из них – это рождения, недополученные регионами Центральной России.

Демографическая волна последних лет усилила неравенство между коренными и приезжими в борьбе за детские сады.

В 2010–2012 годах это было не столь заметно – старшие группы оканчивали менее многочисленные поколения детей (провальный в числе рождений 2005 год дал передышку воспитателям). Но к 2013 году очередь трехлеток у дверей московских детских садов выросла так, что пришлось 1) закрыть все ясельные группы и 2) заколотить черные ходы для тех, у кого нет постоянной московской регистрации.

Последнее обстоятельство еще сильнее стимулирует новых москвичек возвращаться на работу как можно быстрее – ждать достижения трех лет уже нет смысла, а в полтора года выплаты по уходу за ребенком прекращаются (допустим, мать получала белую зарплату и выплаты не были минимальными).

Если, например, в 2011 году в Москве родилось 125 тыс. детей, то сейчас до 35 тыс. детей подошли к официальному детсадовскому возрасту без постоянной регистрации.

Масштабы неудовлетворенного спроса на услуги по уходу и воспитанию детей огромны. И это проблема для демографически благополучной Москвы.

Изменений направления внутренних миграционных потоков не предвидится. Пока Москва предлагает больше возможностей для обучения и карьеры, молодые и активные будут стремиться в столицу. Эти процессы влияют не только на численность, но и на структуру населения.

Москва выигрывает, но сталкивается с чрезмерной нагрузкой на социальные системы со стороны самих приезжих и их детей. Эти демографические вызовы должны полнее учитываться в региональной социальной политике, от ее успеха зависит благополучие всех жителей.

Автор — вед. науч. сотр. Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС