Блогер Алексей Навальный и телеведущая Ксения Собчак
Блогер Алексей Навальный и телеведущая Ксения Собчак
Валерий Шарифулин/ТАСС

Порядок выше закона

Чем опасна борьба без правил

«Газета.Ru»

Власть готова порой закрыть глаза на нарушение закона ради того, что сама считает «порядком». Или, напротив, покарать тех, кого сама сочтет «нарушителем». Два резонансных сюжета — вокруг Ксении Собчак, задавшей вопрос президенту, может ли глава Чечни нарушать закон, и блокировка страниц в соцсетях, посвященных делу Навального, — пример подхода «порядок выше закона», который разделяют с властью и многие россияне.

Телеведущая Ксения Собчак попала под прессинг после вопроса о Рамзане Кадырове. На итоговой пресс-конференции она спросила, будет ли президент как юрист и гарант Конституции защищать граждан, которые подвергаются в Чечне, по сути дела, досудебным расправам. И хотя Путин дал на этот вопрос утвердительный ответ («Жизнь сложна и многообразна, но мы должны придерживаться закона… Если мы будем выходить за рамки закона, это приведет нас к хаосу»), под окнами дома телеведущей был организован пикет, а депутаты Госдумы вслед за пресс-секретарем президента Чечни Альви Каримовым стали обвинять ее в оскорблении чеченского народа. К обсуждению подключились и федеральные телеканалы.

Параллельно с этим сюжетом разворачивается другой: Роскомнадзор решил блокировать страницы в соцсетях с призывом провести народный сход в поддержку Алексея Навального. В январе должен быть обнародован приговор по так называемому делу о мошенничестве и незаконной легализации денег косметической компании «Ив Роше»: обвинение просит посадить его на десять лет.

Оппозиция намерена собрать своих сторонников, чтобы выступить против подобного приговора. Информация о том, в какой день планируется мероприятие, где и с какой повесткой, и повлекла блокировки страниц по представлению надзорного ведомства.

Реакция властей на вполне законный вопрос Собчак и призывы обсудить на народном сходе законность приговора Навальному до известной степени понятна. В России так было исторически: под лозунгами борьбы за правое дело или в стремлении к стабильности, как ее понимают власти, или через сплочение нации «против врагов народа» законы начинают применяться крайне точечно и избирательно.

Причем степень справедливости дела, за которое надо бороться, перечень врагов, а также методы борьбы с ними определяют сами представители власти.

На первый взгляд все логично: Кадыров против терроризма, и народ против терроризма. И действительно, ни одна семья не хочет потерять близкого в теракте. Никаких противоречий нет, а закон всего лишь не поспевает за «многообразием жизни».

Блокировки страниц в поддержку схода обсуждения «незаконного», как считают многие, обвинения Навального тоже вполне естественный шаг с точки зрения желания властей жить вовсе без оппозиции и тем более без уличной активности граждан, за которой в наступающем непростом году будут присматривать особенно пристально.

К тому же есть коллизия: с одной стороны, акцию еще и не одобрили, и не запретили. Так что вроде блокировать не за что. А с другой — агитация граждан возможна только с момента согласования места и времени проведения акции с органами власти.

Любопытно, что рекомендацию блокировать информацию прислали в том числе украинскому ресурсу, который вообще не подчиняется российским законам.

Хотя, если уж власти так важен порядок, зачем вообще выносить сейчас резонансный судебный приговор Навальному по крайне неоднозначному с юридической точки зрения делу?

Ведь тем самым можно добиться прямо противоположного эффекта. В таком случае некогда главный российский оппозиционер вернется в актуальную политическую повестку, где его не было уже много месяцев, либо «физически», либо как новый образ гонимого. Поневоле возникает нетривиальная мысль: может, во властных структурах работают люди, которым выгодно, чтобы Навальный оставался в политике хотя бы как повод для протестов?

Однако самое печальное в том, что и граждане страны в большинстве своем готовы поддерживать внесудебные решения, запреты, да и вообще любое свободное толкование закона — ради все того же пресловутого «порядка».

В этом национальный парадокс: тоскуя неизбывно по порядку, граждане не отождествляют его с законом. По-другому, желание твердой руки в народе есть, а равенства всех перед законом — нет.

Об этом свидетельствуют и результаты свежего исследования Левада-центра. За последние годы людей, которые полагают, что порядок в государстве важнее, чем соблюдение прав человека, стало существенно больше. Если в апреле 2008 года на пике процветания страны 51% высказывались за порядок, а 39% — за соблюдение прав человека, то сейчас это соотношение — 62 к 29%. Причем эти 62% — исторический максимум за 17 лет, на протяжении которых Левада-центр проводил замеры.

То есть получается, что права человека вообще не ассоциируются у людей с порядком. Даже наоборот — либо права, либо порядок.

В России исторически существует парадоксальный «правовой» консенсус власти и народа: россияне хотят порядка при наплевательском отношении к закону. Идея о том, что порядок может основываться именно на законах, на равенстве всех перед ним и одновременном соблюдении прав человека, у россиян в голове не укладывается. При этом если федеральные телеканалы вдруг начнут рассказывать про «зверства» того же Рамзана Кадырова, народ легко поверит, что Кадыров «злодей», а не «достойный политик», имеющий право карать террористов и их родственников без суда и следствия. Потому что телевизор в России важнее и закона, и порядка.

Однако если Кадыров вдруг станет гонимым, народное сочувствие тут же перейдет на его сторону, тоже вполне в национальной традиции. Тоже национальный парадокс.

Одновременно при запросе россиян на «порядок» и «справедливость» в нашем обществе не хватает практики требования ответа и отчета с власти вообще и за производимые ею законы в частности.

«Закон Димы Яковлева», запретивший «плохим» иностранцам усыновлять наших детей, вызывал протесты в Москве. Но в целом российское общество готово безропотно переварить любой законодательный акт, что мы часто и наблюдаем, особенно последние два-три года. Но как теперь получается, даже вороха запретительных законов все равно не хватает для поддержания стабильности и безопасности в стране или для борьбы с коррупцией.

В России даже с введением суда присяжных (от которого сегодня мало что осталось) так и не возникло ни самой практики, ни даже ощущения, что наказание неотвратимо, справедливо и соразмерно содеянному. Но к этому все равно придется идти. Без этого не будет ни свободной страны, ни развитого бизнеса, ни ответственной власти.

В противном случае мы будем молчаливо принимать произвол в отношении одних, возмущаться на кухнях вседозволенностью других и при этом прекрасно понимать, что в любой момент сами можем стать жертвами и такой «законности», и такого «порядка».