Евгений Курсков/ТАСС

Товары без границ

Почему дорожает отечественное

«Газета.Ru»

Заменить импортные товары на отечественные на деле оказалось куда труднее, чем на словах, как и предупреждали экономисты и производители. Чуть не единственным отечественным продуктом, который не зависит от западных «комплектующих», остается идеология «вставания с колен». Поскольку технология «вставания с колен» требует мощного иностранного участия.

Объявив курс на импортозамещение, власти попросту не просчитали ни стоимость этого замещения, ни его целесообразность в разных сегментах. Не предложили ни модели, ни сроки. В итоге у министров, губернаторов да и самих представителей отраслей нет четкого понимания, как выполнить поставленные задачи и при этом не взвинтить цены. И вот что мы имеем.

Российские автопроизводители – «АвтоВАЗ» и УАЗ – сегодня объявили о повышении цен. Компании объясняют такой шаг ослаблением рубля. Дело в том, что и в вазовской продукции, и в ульяновском «Патриоте» много импортных комплектующих. Автоматическую коробку передач для «Гранты» «АвтоВАЗ», например, покупает у японцев. Правда, сейчас предприятие планирует ставить собственную роботизированную коробку, но и в ней используются механизмы немецкой компании.

Недавно цены повысил еще один российский производитель – YotaPhone на свои смартфоны. В его аппаратах отечественных компонентов практически нет.

Российские производители не могут перейти с импортных комплектующих на местные по той простой причине, что они в России не производятся или производятся, но низкого качества. То же самое с импортом готовой продукции – электроники, лекарств, одежды, продуктов питания. Из-за курса объем поставок падает (в ноябре ушедшего года на 22,1% к ноябрю 2013-го), а внутреннее производство не растет.

В общем, пока приходится констатировать, что главная надежда последнего времени – импортозамещение – остается надеждой.

До сих пор правительство не утвердило отраслевые программы по импортозамещению. По данным РИА «Новости», Минпромторг внесет их на рассмотрение кабинета министров только в первом квартале 2015 года. А первые реальные результаты можно будет увидеть не раньше чем через год-два.

Пока же Россия вынуждена в полной мере нести бремя санкций, которые, как и рассчитывали на Западе, наносят серьезный ущерб российской экономике. Свои собственные санкции, в виде продуктового эмбарго, лишь усугубляют ситуацию.

Это не в первый раз, когда государство сначала ставит задачу, а потом начинает думать, как ее решить.

Самым ярким примером является удвоение ВВП, под эгидой которого прошли две трети пребывания Владимира Путина на президентском посту. Не менее звучной была идея «создания 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест» — что понимать под которыми, специалисты так и не выяснили. То ли установку нового стола и компьютера – тоже является «рабочим местом», то ли все же создание таких условий, при которых рабочие места будут возникать именно в тех секторах, которые зададут рост российской экономике. В общем, так ничего и не получилось. А термин «рабочее место», которое является едва ли не ключевым экономическим показателем экономики США и едва ли не главным политическим фактором на любых американских выборах, в России остался абстрактным понятием.

К подобным инициативам можно отнести и «майские указы», которыми президент закрепил в 2012 году свои предвыборные обещания, в том числе повышение зарплат бюджетникам. До сих пор ни у кого в кабинете министров и в региональных администрациях нет понимания того, откуда взять деньги на полное выполнение поставленных президентом задач. Но еще более печальный аспект – многие экономисты, едва прочтя указы, пришли к выводу, что они не только невыполнимы, их даже не стоит выполнять, иначе российская экономика будет окончательно разбалансирована.

Положение усугубляется тем, что инвестиционный климат в стране таков, что надеяться на инвестиции бизнеса в новые заводы и фабрики не приходится. Проблема в недоверии бизнеса к власти и в отсутствии капитальных средств, поддержать бы сейчас «оборотку».

Ну и наконец, кто вообще сейчас всерьез будет просчитывать длинные циклы окупаемости проекта, когда никто не знает, что будет завтра. С курсом, с кредитами, с санкциями, с поведением властей.

Оказывают свое влияние плохие административные процедуры, постоянно меняющееся налоговое законодательство, диктат монополистов, невозможность пробиться в торговые сети, губернаторы, которые не пускают «чужаков», крайне дорогие кредитные ресурсы и пр.

Тотальное недоверие выражается и в поведении бизнеса, который вместо того, чтобы воспользоваться подорожанием импортной продукции, тоже повышает цены, стараясь заработать побольше и побыстрее.

Другие просто замораживают проекты, ссылаясь на девальвацию рубля. Они по привычке считают свои расходы в долларах и не собираются от этого отказываться.

Получается замкнутый круг: государство пока не знает, как заместить импорт, бизнес не хочет или не может этого делать, а население тем временем продолжает скупать валюту и товары. Действуя нерационально, но, к сожалению, оправданно.