iStockphoto

Санкции на второй год

Когда начнется гонка разоружений

«Газета.Ru»

Президент США Барак Обама еще на год продлил действие санкций против России, что российские политики восприняли с заметной обидой. Если санкции – это наказание за войну, то их снятие, пусть даже частично-символичное, – поощрение за стремление к миру, которое вроде бы налицо. Но, судя по всему, в США в долгий и прочный мир на Украине не особо верят.

Американские санкции продлили еще на год. Действие предыдущих как раз заканчивалось, в первый раз их вводили около года назад, после присоединения Крыма. Отменят их США, видимо, лишь в том случае, если Россия вернет Крым обратно.

Можно долго спорить об эффективности санкционной войны. С одной стороны, главной цели санкции не достигли – Россия политически продолжает проводить на Украине свою линию. С другой стороны, некоторые аспекты санкций, прежде всего невозможность брать кредиты на Западе, больно ударили по российской экономике.

Единственное, в чем сомнений нет, – санкции за прошедший год стали привычным элементом отношений России и Запада. Честно говоря, даже трудно представить, что когда-то все было иначе.

Правда, это не значит, что к ситуации привыкли. Больше половины россиян (57%) уверены, что антироссийские санкции усугубили проблемы в стране, тогда как еще полгода назад так считали всего 15% респондентов, сообщает ВЦИОМ. Тогда над западными санкциями, помнится, откровенно смеялись. Сегодня чиновникам не до смеха, надо решать массу проблем, заниматься пресловутым импортозамещением. Результаты пока не очевидны.

Промышленное производство вроде бы оживляется, но совсем не такими бодрыми темпами, как в 1999 году. Спад ВВП (сезонно очищенный) составил в январе 1,1% — вроде бы меньше радикального прогноза в минус 5%, но все равно это спад. Чтобы промышленность «расправила крылья», нужны кредитные деньги, а ЦБ задрал ставку так, что ни о каких инвестициях и думать нельзя.

Со стороны противоположной тоже немало сожалений. Европа с однопроцентным ростом, вползающая в период дефляции (то есть падения цен, что бьет по деловой активности), как и мы, откровенно страдает от санкционной войны. Отдельные страны уже просят Москву о сепаратных послаблениях. Например, Греция просит разрешения экспортировать в Россию клубнику и персики. С просьбой ослабить продуктовое эмбарго обратилась и Венгрия. Позиция Греции особого пояснения не требует – страна остро нуждается в финансовых вливаниях, а экспорт только фруктов в Россию приносил ей $200 млн в год.

И дело не только в Греции – в случае ее финансового краха под ударом окажутся все страны еврозоны, закачавшие туда десятки миллиардов евро помощи, а также сама евровалюта.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя продление санкций Обамой, заметил: «Санкции — это обоюдоострое оружие, и, безусловно, это доставляет дискомфорт Российской Федерации, но так же оно наносит ущерб предпринимателям и экономике страны, которые играют вот в эти санкционные игры. Ничего хорошего для мировой экономики эти санкции не приносят».

Эти слова с успехом можно сказать и о наших антисанкциях – Западу, конечно, неприятно, но ущерб мы приносим себе. И уж точно ничего хорошего в таких «санкционных играх» нет. Ни для кого.

От санкций устали, они раздражают всех участников процесса, но отказываться от них пока никто не собирается.

В том числе и последнее решение Вашингтона указывает на то, что санкции – это надолго. Они, похоже, никак не привязаны к текущим компромиссам, ведь именно сейчас на Украине воцарилось самое прочное за все время конфликта перемирие (напомним, удалось осуществить отвод тяжелого вооружения). То есть санкции из инструмента поощрения или наказания превратились в оружие противостояния, а оружие, как известно, работает вплоть до победы одной из сторон.

Неудивительно, что в российском МИДе заявление президента США о продлении американских санкций в отношении России еще на год назвали «попыткой уничтожить робкие ростки доверия между ДНР и ЛНР с одной стороны и Киевом с другой».

Поэтичность, конечно, несколько избыточная, но разочарование российских дипломатов понятно. Если санкции – это наказание за войну, то их снятие, пусть даже частично-символичное, – поощрение за стремление к миру, которое вроде бы налицо.

Тем более что и сама Россия, кажется, готова немного разоружиться в санкционной войне. Сегодня руководители страны заговорили о поиске вариантов ослабления продовольственного эмбарго для Венгрии и Греции, «не противоречащих нормам ВТО». Даже если исходят здесь больше из политических, а не экономических соображений, такие шаги все равно работают на сотрудничество с западными странами, а не на разрыв отношений. А заодно, что немаловажно, помогут хоть немного снизить цены на овощи и фрукты, которые слишком многим россиянам становятся не по карману.

Любой мирный процесс связан не только с отводом тяжелой техники с границ, но и с пересмотром санкций, политических и экономических, со смягчением дипломатической риторики – когда не все «ради победы», а все «ради мира». Это, кажется, начали понимать в России и Европе. Жаль, что пока не в США.