Владимир Путин выступает на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
Певица Лариса Долина и Владимир Путин на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
Участники митинга-концерта «Мы вместе», посвященного годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске.
Владимир Путин на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
Владимир Путин выступает на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
Певица Лариса Долина и Владимир Путин на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
Участники митинга-концерта «Мы вместе», посвященного годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске.
Владимир Путин на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
  • Владимир Путин выступает на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
  • Певица Лариса Долина и Владимир Путин на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
  • Участники митинга-концерта «Мы вместе», посвященного годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске.
  • Владимир Путин на митинге-концерте «Мы вместе», посвященном годовщине присоединения Крыма к России, на Васильевском спуске
1 30

Праздник на скорую руку

Станет ли день присоединения Крыма вторым Днем Победы

«Газета.Ru»

Годовщина присоединения Крыма объявлена на полуострове выходным праздничным днем. Депутаты Госдумы предлагают со следующего года сделать 18 марта общенациональным праздником, назвав его Днем воссоединения русских земель. Поиски праздника, сопоставимого с Днем Победы, в современной России безуспешно идут уже четверть века. Сможет ли объединить нацию идея собирания земель, обернувшаяся изоляцией от мира, тоже пока неочевидно.

Торжества по поводу годовщины присоединения Крыма сравнимы по размаху с празднованием самого главного праздника в стране – 9 Мая. Большинство депутатов Госдумы пришли в среду на заседание с георгиевскими ленточками, стоя выслушали песню «Крым вернулся домой» и решили работать по сокращенному графику, чтобы принять участие в массовом митинге-концерте на Васильевском спуске. Туда же вышел к народу и президент. Разнообразные праздничные мероприятия прошли во всех российских регионах.

Новый праздник очень нужен власти, на то есть множество причин.

Это и желание разделить с народом ответственность за принятые решения. Вовлечь всю страну в радостное празднование присоединения новой территории, поднять боевой дух, чтобы справиться с трудностями от санкций, роста цен и общей беспросветностью жизни.

Это и поиск сопоставимого с Днем Победы праздника в новой России. 70-летие разгрома фашистов страна отметит, конечно, с размахом. Но что дальше? Живых героев той эпохи почти не осталось, для последующих поколений это больше повод уехать из города на выходные, либо привести детишек посмотреть на военную технику, проезжающую по Тверской. 71-я годовщина звучит уже не так торжественно. До 75-летия Победы мало кто из ветеранов доживет, и праздник волей-неволей станет скорее днем памяти. Или днем демонстрации исторического и современного оружия.

И вот появляется дата, которая создалась буквально у всех на глазах. Страна ее прожила сама – от мала до велика. Новая победа, но без жертв и крови. От чего она, возможно, становится еще более ценной и значимой. Вот она – точка единения нации. Новый повод для всеобщей гордости, которого так давно не было. Мнением меньшинства здесь можно пренебречь.

Пожалуй, первая такая дата в новейшей истории. Нет сомнений, что ее попытаются сделать стержнем нового национального самоощущения.

И как она не похожа на национальные праздники других стран…

В большинстве стран всей нацией отмечают, как правило, дни обретения независимости, освобождения или основания государства. У нас такой тоже есть — День России 12 июня. День принятия декларации о суверенитете. Этот праздник был значимым в первое десятилетие, как и 12 декабря, День Конституции. Но действующий президент назвал распад Союза катастрофой, Конституцию немного видоизменил, поэтому праздновать вроде как больше и нечего.

Попытка сделать таковым День народного единства 4 ноября тоже не удалась. Какие-то поляки 400 лет назад что-то захватили, а Минин и Пожарский кого-то освободили, и что-то с этого началось, то ли чье-то правление, то ли еще что… В общем, слишком сложно, далеко и непонятно. Не зацепило.

С 23 февраля тоже не сложилось. Даже статус выходного дня не помог. То есть за выходной все сказали спасибо, но национального воодушевления не последовало. А вот присоединение Крыма — событие куда более яркое и наглядное, стоит только взглянуть на географическую карту.

Но станет ли этот новый праздник таким же поистине всенародным, как День Победы? Особенно спустя годы? Для того чтобы оценить масштаб событий, нужно время, историческая пауза, только она позволяет дать оценку произошедшему не эмоционально, а рационально. Осядет взвесь, улягутся эмоции, и время покажет историчность того или иного действия, слова, поступка.

Недаром в свое время именно такими соображениями руководствовались ученые-топонимисты, разрабатывая московский закон о наименованиях, введя в него «норму десяти лет». Должно пройти не менее десяти лет с момента ухода человека из жизни, прежде чем его имя может войти в название улицы, площади, переулка. За этот срок память о человеке устоится, и если общество посчитает целесообразным, оно делегирует власти идею об увековечивании имени человека в топонимах.

Кстати, и 9 мая в СССР был праздничным лишь до 1947 года, а потом его сделали обычным, а снова стали торжественно отмечать лишь спустя двадцать лет после войны, уже при Брежневе. Есть разные версии того, почему так сделали. Основная — Сталин боялся, что народ-победитель, освободивший мир от фашизма, захотел бы большей свободы и для себя. Но есть и другая — генералиссимус искренне считал, что стране, которая потеряла за четыре года такое безумное количество людей, праздновать особо нечего. И очень боялся, что истинная цена победы станет известна – потому и объявил, что потери составили всего 10 млн человек и все, что было связано с войной, засекретил.

Празднование присоединения Крыма как возможность показать Украине и Западу, что для нашей страны полуостров – воистину народное завоевание и обратной дороги уже не существует, тоже имеет свою политическую цену.

Но может, было бы разумнее взять паузу и в оценке присоединения полуострова, которое за минувший год скорее разделило страну и ее граждан, чем объединило?

И сначала посмотреть, что будет через 5–10 лет, когда из оценки события окончательно уйдут эмоции? Будем ли мы тогда праздновать День воссоединения русских земель или что-то другое? А вдруг будем не столько праздновать, сколько сожалеть? Или все же будем радоваться, причем не одни в изоляции, а вместе с другими странами и народами?

Почти нет сомнений, что на праздничные мероприятия в Крыму бюджетников не сгоняют – несмотря на трудности политической изоляции, народ на полуострове в подавляющем большинстве рад «возвращению домой». Для них это действительно праздник, который вполне можно для начала сделать региональным, а не всероссийским.

А если уж делать всероссийским, то тогда, когда отмечать его выйдут на площади не по разнарядке, как в позднесоветские годы за отгул ходили на демонстрации, а люди по доброй воле сами пойдут и поведут туда своих детей, чтобы поделиться друг с другом радостью настоящей великой победы.