1 5

Безответная ненависть

Почему осквернение памяти неожиданно стало нормой

«Газета.Ru»

Моральные нормы стремительно сдвигаются. Похоже, в порядке вещей теперь выражать ненависть не только к живым политическим оппонентам, но и к мертвым. Остановить эту эстафету агрессии под предлогом проявления патриотических чувств может только государство.

Активисты некоего «русского освободительного движения» SERB публично отчитались о проделанной работе: разместили в интернете фотоотчет об осквернении импровизированного мемориала на Большом Москворецком мосту, где 28 февраля был расстрелян один из самых известных оппозиционных политиков России, бывший первый вице-премьер Борис Немцов.

Патриотические активисты, каковыми они себя считают, раскидали цветы, разбили рамки с фотографиями погибшего политика, сломали табличку с надписью «Немцов мост», а затем сфотографировались на фоне оскверненного мемориала. Много смелости, чтобы надругаться над памятью погибшего, не надо. Подобная выходка скорее типична для трудных подростков, но на фото вполне взрослые люди.

Активисты этой организации торжественно обещают и дальше «бороться с предателями России в любых проявлениях». Причем не очень понятно, к чему относятся эти их слова «в любых проявлениях» — к самим людям, которых «патриоты» запросто объявляют предателями страны, или к методам своей борьбы.

Но важно здесь не это. Важно то, что люди, осквернившие мемориал, не стали скрывать свой поступок. Наоборот, они сознательно придают ему публичность и заявляют таким простым до примитивности образом о собственной сознательной политической позиции.

Эта позиция вполне совпадает со словами и делами движения «Антимайдан», проводившего свое шествие с разжигающими ненависть к противникам российской власти лозунгами прямо в центре Москвы. Да что уж там, совпадает и с риторикой многих официальных российских политиков.

Активисты явно проверяют государство «на слабо», прощупывают границы дозволенного — у нас можно ненавидеть только живых противников власти или уже и мертвых тоже? Такой контрольный выстрел в память о человеке, для верности.

В столичной полиции не стали комментировать осквернение мемориала на месте убийства Бориса Немцова. «У нас нет никакой информации для СМИ», — сказал глава пресс-службы. Вряд ли, конечно, активистам движения SERB грозит какая-либо ответственность, и, скорее всего, они это понимали. Формально нет и состава преступления — мемориал-то импровизированный и не имеет официального статуса. Поступок вандалов с патриотическим уклоном, скорее всего, останется без внимания властей.

Но именно это отсутствие реакции — пусть даже просто публичного осуждения со стороны высших должностных лиц государства — по-настоящему жутко.

Так устанавливается новая норма. За последний год мы уже привыкли к разжиганию ненависти к живым. И увидели, что эта ненависть не ограничивается постами с проклятиями в социальных сетях.

Но в разжигание ненависти к мертвым, да еще и умершим насильственной смертью меньше месяца назад, поверить сложно. Это за гранью понимания.

Само государство невольно подталкивает радикальных патриотов к подобным действиям. 17 марта, на первом после убийства пленарном заседании, почтить память Бориса Немцова минутой молчания по просьбе депутата Дмитрия Гудкова отказалась Госдума. Спикер нижней палаты парламента Сергей Нарышкин сказал, что депутаты уже выразили соболезнования лично и всем вместе делать это не надо.

Хотя такой элементарный жест проявления нормальных человеческих чувств имел бы важное политическое значение: депутаты дали бы понять обществу, что считают Бориса Немцова достойным гражданином своей страны, а не предателем.

Да и сам ход расследования убийства, жонглирование взаимоисключающими версиями, создает эту новую норму. Тот тип патриотизма, который поощряется и пропагандируется сейчас в стране.

Пытаясь символически оскорбить память о человеке из своих патриотических соображений, такие активисты не добиваются ничего, кроме оскорбления самого патриотизма.

А им в свою очередь кажется, что они делают нечто важное и нужное для государства. Что они и есть истинные патриоты. А все, кто думает иначе, — изменники и предатели.

Мы видели в последние месяцы, как стремительно расширяются границы дозволенного в России. Сместить эти границы в сторону уважения хотя бы к памяти мертвых может и должно только само государство. Общество в своем нынешнем состоянии на это явно не способно.