Пожар на окраине города Абакана
Последствия природных пожаров в селе Знаменка Республики Хакасия
Пожары в Чите
Последствия природных пожаров в селе Шира Республики Хакасия
Лесные пожары в Чите
Лесной пожар в селе Смоленка и в дачном поселке «Добротный» Читинского района, который из-за сильного ветра подобрался к жилым домам
Женщина доит корову на сгоревшей улице деревни Новокурск Республики Хакасия
Пожар на окраине города Абакана
Последствия природных пожаров в селе Знаменка Республики Хакасия
Пожары в Чите
Последствия природных пожаров в селе Шира Республики Хакасия
Лесные пожары в Чите
Лесной пожар в селе Смоленка и в дачном поселке «Добротный» Читинского района, который из-за сильного ветра подобрался к жилым домам
Женщина доит корову на сгоревшей улице деревни Новокурск Республики Хакасия
  • Пожар на окраине города Абакана
  • Последствия природных пожаров в селе Знаменка Республики Хакасия
  • Пожары в Чите
  • Последствия природных пожаров в селе Шира Республики Хакасия
  • Лесные пожары в Чите
  • Лесной пожар в селе Смоленка и в дачном поселке «Добротный» Читинского района, который из-за сильного ветра подобрался к жилым домам
  • Женщина доит корову на сгоревшей улице деревни Новокурск Республики Хакасия
1 15

Пожарная тревога

Почему найти врагов проще, чем помочь погорельцам

«Газета.Ru»

Попытка приписать «оппозиции» лесные пожары вполне вписывается в дух и букву эпохи. Если «пятая колонна» может вредить нашей экономике или тайно, при внешней поддержке, готовить «оранжевую революцию», то почему бы ей «специально» не поджечь тайгу? Тем более такая версия легко снимает претензии к ответственным лицам пострадавших регионов.

Уже неделю в Хакасии и Забайкальском крае бушуют страшные пожары, распространению которых способствует сильный ветер. Погибли десятки людей, без жилья остались не менее 5 тыс. человек, общий ущерб приближается к 7 млрд руб. Представители власти пытаются понять, откуда этот ветер «дует».

Полпред президента в Сибирском федеральном округе генерал армии Николай Рогожкин, бывший главком внутренних войск МВД, предположил, что в Забайкалье могут действовать оппозиционеры-саботажники, организующие поджоги. Такое заявление он сделал на совещании, посвященном ситуации в регионе.

«Давайте тогда нарисуем следующую ситуацию — собралась какая-то группа людей или оппозиция, как ее сейчас называют. Прошла инструктаж и провела диверсионные акты в плане возгорания в тех или иных точках, просчитав дополнительно места вокруг Читы, вокруг населенных пунктов, и в одно и то же время взяли и запалили. Так может? Я сегодня лично летал на вертолете и смотрел — там такие места, что нормальный человек туда не заберется, даже хорошо подготовленный. Для этого нужен специально обученный человек, и то он должен потратить на это минимум сутки», — сказал полпред.

Правда, чуть позже Рогожкин выступил со специальным пояснением, из которого следовало, что слово «оппозиция» он использовал в широком смысле и подразумевал всех тех, кто недоволен решением властей о запрете посещать леса.

Вообще-то версия умышленных поджогов, как ни странно, может оказаться достоверной – хотя характер ее куда вернее криминальный, чем политический.

В Хакасии и Забайкальском крае ведутся большие лесоразработки, в том числе и браконьерские. Чтобы скрыть масштабы воровства (всю зиму могли незаконно рубить-пилить), часть леса вполне могли поджечь по весне. Но куда безопаснее все беды сваливать на мифических «оппозиционеров» или шпионов, чем искать настоящих преступников, от которых еще неизвестно куда потянутся ниточки.

Но дело не только в этом. Удивительно, как за последние годы изменилось отношение власти и общества к стихийным бедствиям. Ведь всего несколько лет назад все было совершенно по-другому.

В 2010 году Путин-премьер распорядился установить видеокамеры на месте строительства жилья для погорельцев в Нижегородской области и лично летал тушить пожары с самолета МЧС. Серия пожаров в Центральной России пять лет назад вызвала мощное волонтерское движение добровольных помощников пожарных. Для власти пожары были инструментом эффектного политического пиара, возможностью под телекамеры проявить реальную заботу о конкретных людях. Для части общества они стали возможностью проявить полезную и не опасную для власти гражданскую активность. Сделать доброе дело.

Сегодня стихийные бедствия уже не повод ни для рекламы заботы властей, ни для массового движения волонтеров.

Понятно, что сегодняшние пожары случились в далеком Забайкалье, а не в Центральной России, но ведь и консолидация общества, судя по опросам социологов и по мнению президента, у нас за это время тоже значительно подросла.

Но пять лет назад слова о возможном диверсионном подтексте пожаров сочли бы шуткой. А теперь это вполне вписывается в дух эпохи – карикатура сталинских времен, когда «враги народа» у нас были причиной неурожая, аварий на заводах, сходов с рельсов грузовых поездов и т.д. Подобных дел тогда было сфабриковано множество.

Причем вряд ли полпред на самом деле думает, что какие-то конкретные оппозиционеры жгут леса. Он, скорее, подбирает понятные определения — ну, плохие люди, ну, диверсанты, как сегодня говорят — «оппозиционеры».

Даже если представить, что чиновник таким образом шутил — мало ли, — мы знаем, как быстро самые неожиданные шутки у нас обращаются правдой и, что еще опаснее, руководством к действию. Тем более что простой народ такой иронии, как правило, не понимает, принимая слова начальства за чистую монету.

И кажется, даже сами погорельцы скоро могут попасть в «оппозиционеры». Любые попытки их спроса с государства уже вызывают не столько сочувствие, сколько раздражение. Рогожкин, как бывший военный, формулирует это предельно честно: «Нужно не допускать спекуляций, мы тут ко всем не наездимся с губернатором. Стоит дом, сгорел, так мужчина, сын, жена, невестка, ну разгребите вы что-то оставшееся, будете использовать. Даже тот же металл собрать, отвезти и сдать. Нет, пусть нам всё сделают. Ну, извините, так нельзя, это, конечно, цинизм».

«Есть много угроз, которые мы не можем предсказать, — признал президент на «прямой линии» 16 апреля. — Но если мы сохраним устойчивую внутриполитическую ситуацию, сохраним ту консолидацию общества, которую мы наблюдаем, то нам никакие угрозы не страшны». Пожары — вполне реальная угроза, в отличие от угрозы «майдана» в России. Причем предсказуемая: исправно горим каждый год. Вот только консолидация против Запада и поиски политических «поджигателей» страну от этой угрозы точно не спасут.