Памятник жертвам политических репрессий. Парк искусств «Музеон»
Памятник жертвам политических репрессий. Парк искусств «Музеон»
sakharov-center.ru

Запрещенный прием

Имеет ли смысл «сажать» за Сталина

«Газета.Ru»

Правозащитники из «Мемориала» предлагают законодательно запретить любые попытки прославления Сталина, включая памятники и плакаты, которых накануне 70-летия Победы стало так много, как будто «вождь народов» снова с нами. Позиция людей, которые четверть века посвятили исследованию репрессий в СССР, понятна. Настораживает лишь предлагаемый ими способ решения проблемы – все тот же запрет, который власть и так использует сегодня с большой охотой.

«Преступления Сталина не имеют аналогов в отечественной истории. Их масштабы таковы, что появление его изображений в публичном пространстве в каком бы то ни было позитивном контексте недопустимо и должно быть запрещено законодательно», — считают в «Мемориале».

В заявлении правозащитники подчеркивают, что «речь ни в коей мере не идет о том, чтобы вычеркивать Сталина из истории и запрещать его упоминание, как это делал сам Сталин с уничтоженными им бывшими соратниками. Но место диктаторов — в музейных залах, учебниках, исторических монографиях в контексте их деяний, а не на площадях городов».

Трудно не быть солидарными с теми, кто считает, что

кощунственно ассоциировать праздник Победы с именем человека, который «убил советских людей больше, чем в войне было убито немцев».

«Золотой» памятник Сталину, установленный липецкими коммунистами, «сталинобусы», колесящие в Петербурге, билборды в Перми с портретом генералиссимуса и надписью «Ветер Истории силу набрал — Сталина чтит трудовой наш Урал!» наверняка оскорбляют миллионы людей, чьи близкие были репрессированы. Также как православных активистов оскорбляют вольные трактовки образа Иисуса Христа, а ветеранов — солдатики в нацистской форме на прилавках «Детского мира».

Когда к запретительным инструментам прибегает государство, пытаясь выстроить всех в единые шеренги, — мы объясняем это репрессивным характером власти. А когда за «мыслепреступление» предлагают уголовно наказывать люди по другую сторону баррикад, возникает разрыв шаблона. Тем более что антисталинский запрет «Мемориала» (которого самого недавно чуть не запретили) патерналистски обращен все к той же власти.

Запрет, как показывают события последних лет, не решение проблемы, а лишь его видимость.

Осенью 2014 года в России запретили пропаганду и публичное демонстрирование атрибутики или символики организаций, которые сотрудничали с фашистами, а также тех, кто не признает приговор Нюрнбергского трибунала. Но буквальное применение этого запрета зачастую приводит к парадоксальным результатам, когда антифашиста штрафуют за репост фотографии с нацистской символикой (потому что закон не рассматривает мотив публикации, а только распространение), а из-за свастики на обложке книги книжные магазины прячут от покупателей пронзительную антифашистскую книгу «Маус» о холокосте. При этом народ, благодаря такой «рекламе», в момент раскупает все запасы этой книги в интернет-магазинах.

Установку памятников и бюстов Сталину в основном инициируют сегодня коммунисты, которые активно поддерживают возврат страны в советское прошлое. Идеология коммунистов сегодня в России никак не запрещена, в отличие, кстати, от той же Украины. Так, может, лучше пусть страна еще раз переболеет болезнью коммунизма-сталинизма, раз не переболела ей раньше, чем загонять эту болезнь внутрь запретами.

Нравится людям помещать на свои автомобили портреты Сталина – пускай, ведь это же их машина. Кто-то жить не может без бюста Сталина на дачном участке – пожалуйста. Хотят коммунисты украсить свой штаб портретом «вождя всех народов» – зачем мешать им, если один этот портрет говорит об их идеологии куда больше, чем все избирательные программы. Пусть политические предпочтения каждого будут хорошо видны.

То, что определенным людям больше нечем гордиться, как палачом своего же народа, не должно быть секретом.

И чем больше подобных казусов будет вылезать, тем скорее попытки «сталинского ренессанса» дадут обратный эффект, неожиданный для многочисленных заказчиков памятников и плакатов «вождю».

Такой же бессмысленной оказалась бы борьба и с надписями на иномарках вроде «Трофейная», потому что сами надписи разоблачают хозяина автомобиля лучше, чем кто-либо еще.

Черно-белый подход к истории, который применяет сегодня власть, вряд ли должны разделять в своей работе общественники. Просвещать и рассказывать правду о том, что происходило в стране больше полувека назад, придется тому народу, половина которого (45%, по данным «Левады») считает жертвы сталинских репрессий оправданными. И запретами это мнение так легко не поменять.

В этом смысле работа «Мемориала» по увековечиванию памяти репрессированных — таблички на домах, откуда людей уводили на тот свет, хватающие за душу экспозиции Музея ГУЛАГа и памятники на расстрельных полигонах, установка мемориала жертвам политических репрессий и другие акции подобного толка — кажется куда более верной дорогой. Хоть и долгой.