Президент Российской Федерации Владимир Путин и актер Театра имени Вахтангова Василий Лановой во время шествия региональной патриотической общественной организации «Бессмертный полк Москва» по Красной площади
Президент Российской Федерации Владимир Путин и актер Театра имени Вахтангова Василий Лановой во время шествия региональной патриотической общественной организации «Бессмертный полк Москва» по Красной площади
Константин Чалабов/РИА «Новости»

Построение полка

Почему любая общественная инициатива настораживает государство

«Газета.Ru»

Желание президента пройтись в рядах «Бессмертного полка» — редкий пример, когда инициатива снизу побудила власть встать в строй, а не формировать его. Куда чаще мы наблюдаем обратное, когда государство пытается присвоить или подавить любую общественную инициативу, даже абсолютно аполитичную. Этот контроль лишает граждан стремления участвовать в жизни страны: зачем, если их живые порывы будут присваивать и направлять совсем другие люди?

Представители межрегионального историко-патриотического движения «Бессмертный полк» направили письмо в общественную приемную президента России. Организаторы самой массовой акции в постсоветской истории, сумевшие вывести 9 мая на улицы российских городов без принуждения со стороны начальства миллионы людей, не хотят превращать живую, понятную, человечную акцию в бюрократическую организацию. И просят президента позаботиться об этом.

К главе государства авторы письма обращаются как к «сыну солдата», «человеку, который 9 мая 2015 года произнес важные слова о том, что «Бессмертный полк» — пришедшая снизу история личной памяти людей».

«Строить организацию» далее, создавая региональные отделения, выращивая внутри полка бюрократию, живущую за казенный счет, мы не станем. Наша задача всегда была в ином — сделать «Бессмертный полк» народной традицией. А традиция, если она по-настоящему живая, плохо сочетается с показателями, планами и отчетностью», — говорится в послании. Тут можно подписаться под каждым словом.

Поводом для обращения к Путину стала информация о том, что к активистам движения в регионах начали приходить представители региональных общественных палат, ОНФ и волонтерского корпуса «Волонтеры-70», который был создан Роспатриотцентром для помощи в организации мероприятий, приуроченных к юбилею Победы. Само название Роспатриотцентра, который подчиняется Росмолодежи, мягко говоря, отдает казенщиной, зато вполне честное, ведь государство хочет быть всероссийским и, главное, единственным центром патриотической активности.

Письмо активистов «Бессмертного полка» бьет в болевую точку.

В современной России действительно практически невозможно ничего сделать без вмешательства государства. Даже если делаешь это не против власти, а «параллельно» с ней, как в случае «Бессмертного полка».

Главных угроз у общественной активности в России три. Во-первых, сама забюрократизированность, о которой пишут активисты «Бессмертного полка», а точнее, попытки властей всех уровней или провластных организаций приписать себе любую выгодную им инициативу снизу. В таком случае инициатива просто приватизируется для получения сиюминутной политической выгоды.

Вторая — настороженное отношение начальства ко всякой, даже самой невинной инициативе снизу. Сразу возникает желание взять ее под контроль просто для того, чтобы это не выглядело как инициатива масс. Государство опасается того, что «все пойдет не так», что общественная активность станет развиваться в непредсказуемом русле. В частности, после успеха акции «Бессмертный полк» (а точнее, после того, как в ее ряды в Москве встали люди с портретами Сталина и Берии) в соцсетях появилась идея акции «Бессмертный барак», чтобы почтить таким образом память миллионов жертв сталинских политических репрессий.

В-третьих, общественная активность в России неизбежно умирает в случае банального ухода инициативы из текущей политической конъюнктуры. Если начальству по каким-то причинам не понадобятся уличные шествия в честь Дня Победы с портретами погибших героев, оно просто не даст на это разрешения. Скажет, что на площади срочно нужно провести ремонтные работы, что шествие создает неудобства для пешеходов, транспорта и так далее.

Более того, слово «общественники» в последнее время дискредитировано еще и тем, что его все чаще используют для политических провокаций. Например, прямо сейчас «общественники» атаковали театральную премию «Золотая маска» как якобы поощряющую антинародные ценности и спектакли. Точно так же «православную общественность» использовали для снятия из репертуара Новосибирского театра оперы и балета постановки вагнеровского «Тангейзера», а вслед за этим и самого директора театра.

Еще удобнее любую общественную деятельность априори считать политической. Если эта деятельность государству нравится, оно ее делает своей и возглавляет с помощью спешно приставленной бюрократической крыши. Если не нравится, как с фондами «Династия» и «Либеральная миссия», просто объявляет «иностранными агентами» или, как с «Театром.doc», раз из раза разрывает арендный договор. Нет помещения — нет негосударственного театра.

Независимость людей от государства в значимых и привлекающих людей поступках — вот чего сегодня никто не может себе позволить в России.

Главное следствие такого положения вещей даже не в том, что государство все равно не сможет всегда всех контролировать и сбои в этом контроле будут случаться все чаще. Главное в том, что из-за этого люди не хотят участвовать в развитии страны, не чувствуют, что от них на самом деле что-то зависит. По сути, общество находится в состоянии глубокой спячки.

И это во многом обесценивает беспрецедентную поддержку власти. Если люди равнодушны, то какая им разница, кого поддерживать?