Фрагмент картины «Бойся, врах!» Васи Ложкина
Фрагмент картины «Бойся, врах!» Васи Ложкина
Wikimedia

Грозные слова

Почему россияне все чаще начинают испытывать страх за свои публичные высказывания

«Газета.Ru»

Скандал между главой Чечни Рамзаном Кадыровым и его защитниками с одной стороны и безвестным доселе красноярским муниципальным депутатом Константином Сенченко с другой — с предельной наглядностью показал качество политического «диалога» в стране. Точнее, его полное отсутствие.

Заявление главы Чечни Рамзана Кадырова о том, что все несистемные оппозиционеры — враги народа и их нужно судить как вредителей, на самом деле вполне вписывается как минимум в пропагандистский дискурс российского телевидения. В ответных словах депутата Константина Сенченко (точнее, в его посте на фейсбуке) была сконцентрирована тоже вполне популярная в обществе точка зрения, просто ее не принято озвучивать вслух.

С Сенченко, который все-таки решился ее озвучить, оперативно поговорил «один уважаемый человек» из числа чеченской диаспоры в Красноярске, и депутат тут же решил извиниться за свои слова. В его новом посте звучат страх и растерянность: «После вчерашнего поста, который вызвал такой резонанс, в том числе очень неожиданный и для меня, я еще раз убедился насколько накалено наше общество...»

Во всей этой истории как в капле воды отразились ключевые проблемы страны.

За 20 лет с момента первой чеченской кампании в России так и не сформировалось консолидированного отношения к Чечне. Для россиян Чечня по-прежнему «терра инкогнита». Да и федеральными властями статус республики никогда не был артикулирован.

Только президент, которого лидер Чечни Рамзан Кадыров чтит как отца и Бога и даже назвал его именем проспект в Грозном, когда-то сказал, что угрозы территориальной целостности страны больше нет. Чечня перестала быть анклавом сепаратизма и экспорта боевиков и террористов-смертников в другие российские регионы, и проблему посчитали решенной. Правда, существует предположение, что за это страна расплачивается неконтролируемыми дотациями региону, которые, в свою очередь, складываются из отчислений других регионов, их предприятий и жителей.

Однако в кризис денег становится все меньше. А тут еще заполыхал Ближний Восток. Эксперты считают, что приток россиян в запрещенное в России ИГ за полтора года увеличился в три раза. Туда едут воевать в основном выходцы с Северного Кавказа.

Все это создает почву для различных опасений относительно возможности новой дестабилизации российского Кавказа. К тому же в регионах прекрасно видят, что руководителю Чечни, мягко говоря, позволено больше, чем другим — республика находится на особом положении у федерального центра.

Муниципальный депутат Константин Сенченко в силу своего понимания проблемы решил эти опасения выразить. У него своя правда — большинство российских регионов действительно находится в дефолтном или преддефолтном состоянии. Растут расходы на ЖКХ, уже даже просто ремонтировать дома, а кое-где и платить зарплаты бюджетникам не на что. А тут — откровенно неконституционное заявление Кадырова про врагов народа. Становится обидно.

Да и не один Сенченко посчитал это заявление противоречащим Конституции. Так думают и в Совете по правам человека. «Нельзя считать несогласных предателями и врагами народа, отправляя всех под суд. Конституция запрещает ограничение прав граждан в связи с их принадлежностью к разным общественным объединениям и социальным группам», — говорится в сообщении на сайте СПЧ.

В Совете также напомнили о необходимости совершенствовать политический диалог и соблюдать дипломатический этикет, «особенно в условиях повышенной экономической мобилизации», как там дипломатично называют полномасштабный экономический кризис в стране.

Извиниться перед главой Чечни, а заодно и «выпить валерьянки» предложили уже не только красноярскому муниципальному депутату, но и уполномоченному по правам человека Элле Памфиловой. Она, правда, отказалась.

Безусловно, можно спорить с тем, что написал Сенченко.

Но то, что эти слова вызвали настоящий скандал, — уже нездоровый знак. Более того, вся эта история пронизана страхом. И это тревожит еще сильнее.

В России сегодня, кажется, не осталось пространства для нормального политического и даже просто человеческого диалога о стране, путях ее развития, ценностях. Есть только обличения и навешивание ярлыков — «врагов, героев, сумасшедших». Спектакли с извинениями после разговоров с «уважаемыми людьми». И потому обычные люди в России все чаще начинают испытывать страх за свои публичные высказывания. Это видно и по чиновникам разных уровней, избегающим интервью, и по общественным деятелям, которых почти не осталось в публичном поле, и по депутатам, которые чаще выступают с какой-нибудь очередной странной инициативой, чем с содержательным выступлением по насущным для общества темам.

А главное — кажется, ни у кого нет желания вести этот диалог. Да и какой может быть диалог с «врагами народа»? Хотя по своей относительно недавней истории мы знаем, что «врагом», когда подобная риторика становится частью повседневной политики, в любой момент могут назначить кого угодно.

В результате ни одна из проблем страны, особенно из тех, которые стали табуированными, не проговоренными из-за страха, решена не будет. Наоборот, кризис будет только углубляться, а нарывы будут появляться все чаще. Сторонники власти любят повторять, что «в единстве наша сила». Но это не должно быть единство страха и безмолвия. Это должно быть единство ценностей и общая готовность помочь своей стране, независимо от того, как люди из разных политических лагерей относятся к власти. В атмосфере нарастающего страха и взаимных обличений — помочь не получится точно.