Wikimedia

Между двух друзей

Почему России в Нагорном Карабахе придется нелегко

«Газета.Ru»

Спустя 22 года после подписания протокола о прекращении огня и два года после последней попытки нарушить долгое перемирие началась новая война за Нагорный Карабах. Для России это не только угроза стабильности на Кавказе и зловещее напоминание о том, что замороженных навсегда конфликтов не бывает. Это и сложнейшая дипломатическая задача — как быстро погасить очаг новой войны, разделив ответственность за урегулирование с другими странами, но не потеряв влияния в жизненно важном для себя регионе.

Россия оперативно отреагировала на полномасштабные военные действия между непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой и Азербайджаном, начавшиеся в минувшие выходные. Сначала президент Владимир Путин призвал стороны к немедленному прекращению огня. Затем появилась информация, что 7 апреля в Баку направляется министр иностранных дел Сергей Лавров, а в Ереван — премьер-министр Дмитрий Медведев. Понятно, что их задачей будет убедить противоборствующие стороны прекратить военные действия. Уже во вторник стало известно, что при посредничестве России стороны договорились о режиме прекращения огня. Пока, видимо, до переговоров российских эмиссаров в Баку и Ереване.

История карабахского конфликта с предельной наглядностью доказывает, что территориальные споры с периодическими кровавыми войнами за вроде бы небольшие и не особо значимые стратегически участки земли могут длиться даже не столетиями, а тысячелетиями.

Отсчет этого конфликта можно вести аж со II века до нашей эры,

когда территория современного Нагорного Карабаха была присоединена к Великой Армении и стала частью провинции Арцах (именно так до сих пор называют эту территорию армяне). Потом Карабах успел побывать под персидским и арабским владычеством, некоторое время был отдельным Карабахским ханством и в этом статусе в 1813 году был включен в состав Российской империи.

На протяжении XX века регион как минимум четыре раза становился зоной кровопролитных армяно-азербайджанских столкновений.

С марта 1992 года действует Минская группа по Нагорному Карабаху. Ее участниками стали Армения, Азербайджан, Белоруссия, Чехословакия, Франция, Германия, Италия, Россия, Швеция, Турция и США.

Наивно полагать, что этот многовековой конфликт вдруг затихнет сам по себе. Этот пожар в очередной раз надо тушить, и, в отличие от Сирии, Россия здесь действительно главный пожарный в силу даже чисто географических причин.

В этом смысле показательна реакция российских властей на выдворение из Азербайджана съемочной группы телеканала LifeNews. Журналисты, по версии азербайджанской стороны, сознательно искажали слова местных жителей в своем эфире. При этом пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя высылку журналистов, неожиданно напомнил, что они должны соблюдать законы страны, в которой находятся. Когда российских журналистов выдворяли с Украины или из Молдавии, российские власти неизменно заявляли о покушении на свободу слова в этих странах.

Понятно, что Россия хочет сохранить хорошие отношения и с Арменией, и с Азербайджаном. Мы исторически снабжаем обе страны оружием. В Армении находится крупная российская военная база. Два последних столетия это зона российского влияния, от которой к тому же зависит стабильность Российского Кавказа.

Нагорный Карабах красноречиво говорит нам о том, что бесконечно замороженных конфликтов не бывает. Как только внезапно отходит «дипломатический наркоз», ситуация может быть отброшена на десятилетия назад.

В этом плане Минская группа по Карабаху может передавать символический привет Минской группе по Донбассу.

Ни ОБСЕ, ни ОДКБ сегодня не имеют фактической силы, чтобы помешать локальному конфликту стать полномасштабной войной. Помимо России в этом регионе с миротворческой миссией может попытаться выступить Турция, которая исторически поддерживает близкие отношения с Баку. Кстати, именно из-за региональных интересов Карабах может стать полем если не примирения, то по крайней мере уменьшения конфронтации в отношениях Москвы и Анкары.

Но карабахский конфликт на сей раз явно не получится решить привычным способом — ввести войска и заставить прекратить огонь силой, как это было в Приднестровье или Южной Осетии. Во-первых, еще не отошли от санкций, последовавших за Крымом и активной поддержкой ополчения Донбасса. Во-вторых, в карабахском конфликте Москва, поддерживающая отношения и с Баку, и с Ереваном, не может занять чью-то сторону.

Если Россия однозначно поддержит Армению, которую должны защищать в рамках ОДКБ, есть риск военного участия Турции на стороне Азербайджана. Более того, отец нынешнего президента Азербайджана Гейдар Алиев в свое время вынашивал планы создания в стране военной базы НАТО — вряд ли нам понравилась бы реанимация этой идеи под предлогом обострения карабахского конфликта и защиты территориальной целостности Азербайджана.

России здесь пригодится не военный, а дипломатический сирийский опыт.

Очень важно опять начать работать в связке с другими странами (в данном случае, в рамках Минской группы) и справедливо разделить ответственность за мир с партнерами, вместо того чтобы взваливать ее только на себя.

То, что явно не поможет в урегулировании конфликта, зато легко переведет его из регионального в статус геополитического, — попытки любой ценой отстоять свое, Российское Закавказье от действий любых «внешних сил». Начать сыпать обвинениями в том, что Запад опять вторгается в нашу зону влияния, и усматривать в действиях партнеров только лишь «госдеповские козни». Все это мы уже проходили совсем недавно с Украиной. Главное сегодня — скорейшее и полное прекращение огня. И именно это самая лучшая возможность сохранить и упрочить влияние в регионе. Никому не хочется увязнуть в третьей за последние три года военной кампании. Причем, в отличие от Украины и Сирии, в данном случае ни одну из воюющих сторон нельзя назвать нашим противником.