Василий Максимов

Огонь по своим

Чем опасны широкие полномочия нацгвардии

«Газета.Ru»

Федеральная палата адвокатов направила спикеру Госдумы Сергею Нарышкину письмо с предложением доработать президентский законопроект о создании нацгвардии, у которой может оказаться слишком много прав по сравнению даже с ФСБ и полицией. Разрешение стрелять по своим, как учит история, никогда не доводило до добра.

Адвокаты обращают внимание законодателей на немотивированное расширение полномочий новой силовой структуры «при отсутствии на то правовых обоснований и логических объяснений».

В частности, законопроект разрешает гвардейцам «задерживать и доставлять в полицию лиц в целях установления их личности». То есть, по мнению адвокатского сообщества, практически любого человека. Без каких-либо оснований вроде «вы похожи на разыскиваемого», как записано в законе «О полиции».

Гвардейцам также планируют разрешить «проникновение в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории». Адвокаты напоминают, что право граждан на неприкосновенность жилища никто не отменял, а ФСБ и полиция имеют право брать штурмом чужую собственность только в случае чрезвычайных ситуаций — спасение граждан, задержание преступника и т.п.

Согласно законопроекту гвардейцы могут применять любые спецсредства против толпы, за исключением только «женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних». Тогда как полиции, напоминают авторы письма, вообще запрещено использовать спецсредства, если народные протесты, будь то митинги, шествия, пикеты и т.д., «не нарушают общественный порядок, работу транспорта, средств связи и организаций». Что вполне логично.

Зачем использовать водометы или звуковые пушки против безоружных протестантов, желающих донести свои проблемы до власти? Только злить людей.

Услышат ли законодатели доводы адвокатов, скоро будет ясно — первое чтение законопроекта запланировано на 18 мая. Но пока ситуация развивалась совсем иначе.

Если президент в своем законопроекте указал, что нацгвардии «запрещается применять огнестрельное оружие... при большом скоплении граждан, если в результате его применения могут пострадать случайные лица», то в комитете Госдумы решили, что запрет стрелять по толпе можно и отменить. Например, «в случае теракта, освобождения заложников, отражения группового или вооруженного нападения на важные государственные объекты, специальные грузы, сооружения на коммуникациях, охраняемые войсками нацгвардии, на военные городки гвардии».

«В этих случаях риск причинения вреда случайным лицам будет обоснованным», — сочли законодатели.

Да и сами граждане пока, кажется, не сильно встревожены тем, что гвардейцы смогут врываться в их дома, а то и стрельнуть в случае чего.

Судя по опросу Левада-центра, 24% опрошенных россиян считают, что нацгвардия создана для борьбы с террористическими угрозами. 18% — для пресечения возможных массовых беспорядков, вызванных падением уровня жизни людей. Еще 15% также считают, что гвардейцы нужны для пресечения массовых беспорядков, но — «спровоцированных враждебной антироссийской деятельностью западных стран». 12% связали создание нацгвардии с «неэффективностью» МВД. И еще 6% думают, что «она создается под бывшего начальника личной охраны Путина генерала Золотова» — дескать, президент «не доверяет существующим силовым структурам».

Как бы там ни было,

многие понимают, что новая силовая структура направлена на подавление возможных беспорядков внутри страны.

И даже не политических, а именно экономических и социальных. На площади все чаще выходят не условные «белоленточники», а условный «уралвагонзавод».

В марте, как следует из мониторинга Центра экономических и политических реформ, резко выросло количество трудовых конфликтов и протестов, связанных с сокращениями работников и задержками зарплат. Если за январь-февраль этого года было выявлено 132 конфликтных случая, 18 из которых переросли в протесты, то в марте из 97 новых конфликтов в протесты переросли целых 26. А всего с января 2016 года зафиксировано 229 конфликтных случаев (из них собственно трудовых протестов — 44) в 69 регионах.

Не случайно на все чаще попадающих в сеть видео тренировок ОМОНа спецвойска по сценарию учатся разгонять то недовольных новыми тарифами ЖКХ, то протестующих пенсионеров, то требующих выплат зарплат рабочих. То есть власти, скорее всего, понимают, что большинство протестов возникает вовсе не по тому, что Госдеп раздал на площади печеньки, а по вполне реальным и значимым причинам.

Цивилизованно выразить свой протест сегодня трудно — забастовку на производстве по существующей процедуре организовать практически невозможно. Это раздражает людей, заставляя их выходить на улицы. А если власти начнут протесты еще и жестко подавлять, это, как показывает весь мировой опыт, может привести к непредсказуемым последствиям.

Когда власть сама себе разрешает стрелять по своим же гражданам, она не отдаляет массовые волнения, как многие верят, а лишь приближает их.

Так было и после Кровавого воскресенья 1905 года в России, когда император отдал приказ стрелять по колоннам демонстрантов, желающих передать государю петицию о рабочих нуждах.

Так было и во время «евромайдана» на Украине. Если бы Янукович, по некоторым данным, не отдал приказ стрелять по людям, не было бы, возможно, большой крови и дальнейших событий. Хотя сегодня он категорически отрицает и сам этот приказ, и свою личную ответственность за человеческие жертвы. В интервью «Би-би-си» он ссылается на принятые в стране законы: «Я никаких приказов не давал. Это не мои полномочия, во-первых. Во-вторых, я публично говорил, что я против применения силы, тем более стрельбы. Я против кровопролития, я об этом постоянно говорил. Но работники правоохранительных органов выполняли свои обязанности согласно законам существующим, поэтому они имели право на применение оружия в тех случаях, когда это предусмотрено законом.

И в каких случаях они его применяли, а в каких не применяли — у меня этих фактов нет».

Символично, что как раз накануне «евромайдана» был спешно принят пакет «Законов 16 января», или «Законов о диктатуре», среди которых был и №731-VII, амнистирующий силовиков за применение силы против демонстрантов.