Дискуссии

Carlo Allegri/Reuters

«Овощи» Дональда Трампа

Николай Пахомов о том, как и зачем опять реформируют систему здравоохранения США

В американском детском фольклоре овощи — крайне неприятная вещь. Родители заставляют детей их есть, обещая потом десерт. Американские журналисты назвали очередную попытку реформировать систему медстрахования «овощами Дональда Трампа» неспроста. Трамп постоянно повторяет, что вначале он вынужден заняться здравоохранением, которое от реформ Барака Обамы стало только хуже, чтобы уже потом наконец-то приступить к реализации своих обещаний, которые и «сделают Америку великой снова». При этом не видно причин, по которым у Трампа получится то, что не сумел сделать Обама.

Оценивать наследие восьми лет президентства Обамы пока, конечно, рано. Однако уже ясно, что многие свои обещания предыдущий президент не выполнил, на многие кризисы, с которыми столкнулись США за эти восемь лет, реагировал не самым лучшим образом, а решения, которые Обама и демократы ставят себе в заслугу, не кажутся такими однозначными достижениями.

Среди последних реформа системы медицинского страхования Обамы не является исключением. С одной стороны, по некоторым оценкам, число американцев, вообще не имевших медицинской страховки, сократилось более чем на 13 млн. Силу закона получили такие моральные и разумные соображения, как недопустимость отказа в страховании тяжелобольным или возможность для детей оставаться в страховом плане родителей до 26 лет.

В конце концов, работодатели, за исключением совсем небольших предприятий, оказались обязаны предоставлять страховку постоянным работникам.

Однако, с другой стороны, решение одних проблем привело к появлению других. Те же работодатели быстро сообразили, что постоянных работников у них не так много, как это могло показаться самим работникам: при новом требовании работы как минимум 30 часов в неделю многие оказались заняты, скажем, 29 часов и 50 минут, что, конечно, никакой страховки не предусматривало. В целом же произошел резкий рост стоимости страховки, условия страхования также ухудшились.

Республиканцы не растерялись. Шесть лет после принятия реформирующего закона они вели кампанию по его отмене. Чем очевиднее становились проблемы реформы, тем большую поддержку избирателей получала эта кампания. Пока Обама был президентом, конгресс, контролируемый республиканцами, проголосовал за отмену реформы более 50 раз. Тем не менее без республиканского президента отменить закон было нельзя. Президентская кампания прошлого года велась в том числе и под лозунгами отмены реформы. Трамп победил, два месяца назад стал президентом, можно было подумать, что отмена обеспечена...

Вот только диалектика политического момента оказалась сложнее: от реформы Обамы выиграли одни американцы, проиграли другие.

Причем среди первых оказалось много избирателей-республиканцев в целом и Дональда Трампа в частности. Прежде всего, малообеспеченных, пожилых, проживающих в сельской местности, получивших благодаря реформе бесплатную или очень недорогую страховку от штатов с привлечением средств из федерального бюджета. То есть просто отменить существующий закон нельзя: пострадают избиратели республиканцев. Но нельзя и не выполнить лозунг шести лет — «реформа Обамы плохая, мы все отменим, сделаем хорошую реформу!».

В результате республиканцы в конгрессе сочинили закон-франкенштейн: без решения принципиальных вопросов по отдельным проблемам были предложены минимальные «заплатки». При всей ограниченности закона он вызвал протест представителей почти всего американского партийно-политического спектра. Радикальные республиканцы потребовали кардинальной реформы, умеренные не хотели терять голоса избирателей, лишающихся по новому закону льгот, демократы отстаивали наследие Обамы. Сам Трамп и его соратники с присущей новой администрации словесной эквилибристикой отвечали, что сейчас нужно быстренько поддержать вносимый законопроект, а все оставшиеся проблемы будут решены в последующих законах. Ответы Трампа на дружный вопрос «решены как?», раздававшийся со всех сторон, можно было свести к «наилучшим образом!».

Учитывая все это, неудивительно, что такой законотворческий «кот в мешке» не был принят даже после внесения — ради получения поддержки конкретных конгрессменов — отдельных дополнений, сделавших законопроект еще запутаннее.

Трамп пытался использовать опробованную им в бизнесе тактику наращивания давления: встречался с отдельными конгрессменами; грозил, что готов отказаться от затеи, оставив республиканцев с реформой Обамы; требовал голосования в любом случае, чтобы выявить тех республиканцев, кто решится пойти против президента. Ничего не помогло, предварительный подсчет руководством фракции показал, что законопроект не пройдет. В итоге до голосования дело даже не дошло, законопроект был отозван.

Пока демократы радуются победе, республиканцы думают, что делать дальше, а журналисты пишут о мощнейшем ударе по позициям Трампа — никто и не вспоминает о том, что в теории реформа делает ради решения проблем американской системы здравоохранения.

Первопричина этих проблем состоит в том, что американское государство в принципе не признает своих социальных обязательств, не считает социальные права граждан достойными самой серьезной защиты.

Не закреплены эти права в конституции, не участвуют Соединенные Штаты в международных механизмах их защиты. Поэтому образование, здравоохранение, права работников, защита материнства и детства политически проигрывают другим, признаваемым правам в принципе. Например, представим, что некая политическая сила хочет ограничить свободу собраний, закрепленную в американской конституции. Какой бы организованной и мощной ни была эта политическая сила, у нее найдутся противники, выступающие против ограничения и имеющие хорошие возможности добиться победы, апеллируя к конституции, признающей свободу собраний.

Сторонники доступной медицинской помощи и высшего образования, декретных отпусков и нормированного рабочего дня такой возможности лишены. Конечно, хватает Дон Кихотов вроде Берни Сандерса, весьма логично указывающих на то, что, скажем, всеобщее доступное государственное здравоохранение было бы дешевле для национальной экономики и бюджета, чем нынешняя система. Однако им противостоят организованные страховые, медицинские и фармацевтические компании.

Для них на кону стоят миллиарды и миллиарды долларов, поэтому им несложно потратить относительно небольшие суммы — максимум около нескольких миллионов — на получение поддержки политиков, которые ответят тому же Сандерсу, что всемогущий рынок решит все проблемы.

Таким образом, принципиальных реформ ожидать не приходится. Все остальные, включая любые республиканские планы, интересны только как очередные постановки американского политического театра, а Дональду Трампу придется повозиться с «овощами» наследия реформы Обамы. Пока не верится, что он просто умоет руки, обвинив во всем республиканцев в конгрессе. Правда, нельзя исключать, что все эти сложности медицинского страхования Трампу быстро надоедят и он перейдет к какому-нибудь «десерту», скажем, займется снижением налогов, начав с собственной семьи, друзей и партнеров…

Автор — политолог, президент Нью-Йоркского консалтингового бюро