Артем Сизов/«Газета.Ru»

Сиди дома, не снимай

Чем «дело Серебренникова» выбивается из череды громких процессов последних лет

«Газета.Ru»

Басманный суд отправил режиссера Кирилла Серебренникова под домашний арест. До этого был приговор Pussy Riot, «Болотное дело», убийство Бориса Немцова, арест Алексея Улюкаева... История России последних лет насчитывает такое количество судебных «вех», что с ходу и не разберешься, какая из них останется только в нашей памяти, а какая войдет в учебники.

Если в предыдущих громких делах не только формально-правовая, но и реально-понятийная «суть процесса» казалась более-менее ясной (внутриэлитные разборки или открытое выступление против власти), то в случае Серебренникова пока не прослеживается ни того, ни другого.

Пусть режиссер и связан с известными представителями российского истеблишмента, но эти узы имеют скорее характер личный, а не политический. Что касается его оппозиционности, то трудно было отделаться от ощущения, что она имеет характер скорее кокетливого фрондерства, о чем и напоминал популярный театр в центре Москвы, отданный режиссеру фактически в полное распоряжение.

Кажется, большинство коллег Серебренникова да и простых людей не верят в то, что режиссера сажают «за дело».

Однако ночное задержание, этапирование из Петербурга в Москву — все это насторожило многих, учитывая тот факт, что Серебренников на допросы являлся и сбегать из страны не собирался.

Может, поэтому в числе 34 человек, лично поручившихся за худрука «Гоголь-центра», оказались такие разные люди, как Наталия Солженицына и Филипп Киркоров, Людмила Улицкая и Андрей Малахов. Радует, что солидарность кажется действительно всеобщей. Настораживает то же самое: значит, опасность и растерянность почувствовали самые разные люди.

При этом все равно кажется, что никаких последствий здесь и сейчас эта солидарность иметь не будет. Даже сегодняшний митинг у Басманного суда больше походил на акт отчаяния людей, которые все равно не могут ни на что повлиять.

Режиссер Кирилл Серебренников после заседания Басманного суда в Москве
Режиссер Кирилл Серебренников после заседания Басманного суда в Москве
Кирилл Серебренников в Басманном суде, 23 августа 2017 года
Режиссер Кирилл Серебренников
Журналист, телеведущий, режиссер и актер Леонид Парфенов во время акции в поддержку руководителя театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова у здания Басманного суда
Режиссер Алексей Учитель
Актер Юрий Колокольников
Режиссер Кирилл Серебренников
Актер Артур Смольянинов (в центре)
Актер, телеведущий Михаил Шац
Режиссер Владимир Мирзоев
Участники акции в поддержку руководителя театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова у здания Басманного суда
Режиссер Кирилл Серебренников после заседания Басманного суда в Москве
Режиссер Кирилл Серебренников после заседания Басманного суда в Москве
Кирилл Серебренников в Басманном суде, 23 августа 2017 года
Режиссер Кирилл Серебренников
Журналист, телеведущий, режиссер и актер Леонид Парфенов во время акции в поддержку руководителя театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова у здания Басманного суда
Режиссер Алексей Учитель
Актер Юрий Колокольников
Режиссер Кирилл Серебренников
Актер Артур Смольянинов (в центре)
Актер, телеведущий Михаил Шац
Режиссер Владимир Мирзоев
Участники акции в поддержку руководителя театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова у здания Басманного суда
  • Режиссер Кирилл Серебренников после заседания Басманного суда в Москве
  • Режиссер Кирилл Серебренников после заседания Басманного суда в Москве
  • Кирилл Серебренников в Басманном суде, 23 августа 2017 года
  • Режиссер Кирилл Серебренников
  • Журналист, телеведущий, режиссер и актер Леонид Парфенов во время акции в поддержку руководителя театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова у здания Басманного суда
  • Режиссер Алексей Учитель
  • Актер Юрий Колокольников
  • Режиссер Кирилл Серебренников
  • Актер Артур Смольянинов (в центре)
  • Актер, телеведущий Михаил Шац
  • Режиссер Владимир Мирзоев
  • Участники акции в поддержку руководителя театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова у здания Басманного суда
1 19

Не верится и в начало какого-то глобального противостояния художников и власти.

Хотя бы потому, что приходится признать: большинству деятелей этой культуры просто некуда деваться. В отличие от того же Серебренникова, особого интереса к ним на Западе не заметно. И лишиться работы здесь — значит потерять комфортный устоявшийся быт, если не вообще элементарные средства к существованию. Отсюда вывод, что «солидарность», к сожалению, будет не очень долгой, не самой громкой и не очень эффективной.

К слову о солидарности, интересно, что среди подписантов письма в защиту Серебренникова оказался и Константин Райкин, в прошлом году сделавший громкое заявление о том, что театральное сообщество страдает от постоянно усиливающегося давления на творческую свободу. Власти тогда отреагировали на скандал вяло, ограничившись уверениями, что цензуры нет, а есть только госзаказ.

Пока единственным конструктивным выводом из этой печальной истории выглядит то, что на неопределенно далекое «будущее», вероятно, культурное сообщество затвердит два правила.

Первое, что за состоянием бухгалтерии все-таки придется пристально следить: Серебренников ссылался на то, что его это вообще не касалось, но после таких прецедентов следить за состоянием финансов и проистекающими из этого правовыми последствиями придется буквально каждому.

Второе — что с госзаказом по мере возможности лучше все-таки не иметь никаких дел.