Последствия снегопада в Москве, 4 февраля 2018 года
Последствия снегопада в Москве, 4 февраля 2018 года
Артём Сизов/«Газета.Ru»

Стихийное братство: разгреби ближнего своего

Собянин рассказал о нормальной работе Москвы после снегопада

«Газета.Ru»

Насколько люди зависимы от природной стихии, насколько эта зависимость важнее самых яростных культурных, политических или социальных проблем и разногласий, становится понятно, когда стихия наносит нам настоящий удар. Перед стихийными бедствиями нет ни эллина, ни иудея, ни «патриота», ни «либерала». Для властей населенных пунктов — маленьких деревень и гигантских мегаполисов — это проверка на то, зачем собственно на деньги налогоплательщиков существует муниципальная исполнительная власть: эффективно вести городское хозяйство в самых экстремальных условиях. А для самих жителей — самый простой и понятный тест на человечность. На готовность помочь ближнему в одинаково для всех тяжелых погодных условиях.

Продолжающийся в столичном регионе снегопад официально признан рекордным за всю историю наблюдений. Высота сугробов к утру понедельника, 5 февраля, составила 43 см. Почти полметра! За двое суток только в Москве выпало 122% и без того значительной февральской месячной нормы осадков. Повалены тысячи деревьев, есть один погибший и несколько раненых. И есть такой коллективный «гибельный восторг» в соцсетях — фотографии совершенно сказочных, будто в царстве Берендея, видов заснеженных городских территорий и подмосковных деревень.

При этом, конечно, не обошлось без вала описаний «личных историй» в духе «откапывался полтора часа, наконец, выехал, а выезд из поселка оказался заблокирован». Был и сравнительный анализ увиденного по «горячим следам»: как там справляются в Иваново, где только на основные дороги выпало 1,3 млн кубометров снега, или Тула. У них-то техники меньше.

Особенно понравиться снегопад должен был московским школьникам — мэр Собянин объявил 5 февраля свободный график посещения школ. Для Москвы это экзотика, а вот на российском Севере – в Якутии, на Таймыре, в Ханты-Мансийском автономном округе — внезапные каникулы из-за аномально сильных даже по тамошним меркам морозов или метелей вполне себе обычная история. Причем в Сибири аномальные морозы были совсем недавно – на днях в некоторых районах температура воздуха опускалась ниже минус 60 и даже ниже минус 70. Московские минус 12, даже при рекордном снегопаде, на этом фоне — практически курорт. Нет в столице и каких-то специальных присказок про суровую зиму. А в некоторых других российских регионах – есть. Например, такая: «Полуостров Таймыр -— веселая планета. 12 месяцев зима, остальное — лето».

При этом какую-то особенную повернутость москвичей на обсуждении погоды отмечал еще классик абхазской и советской литературы Фазиль Искандер, рассказывавший, что эта черта столичных жителей сразу поразила его, когда он впервые оказался в Москве.

Действительно, столько, сколько обсуждают погоду москвичи, причем в основном критикуя ее (хотя как раз на температуру воздуха и наличие осадков за окном, в отличие от политики и экономики, мы повлиять точно не в состоянии) — этого не делает, пожалуй, никто.

И лето у нас слишком холодное и дождливое. И долго нет снега -— ой, как плохо. И вот теперь выпал рекордный снегопад — какая красотища вокруг, но ужас-ужас под ногами. И нога дворника не ступала в наш двор. И снегоуборочных машин мы из окон своих квартир что-то не разглядели.

Между тем это всего лишь сильный снег зимой в достаточно северных широтах. Почти такая же «неожиданность», как песчаная буря в пустыне или шторм на море. Причем на сей раз, в отличие от прошлогодних летних ливней-ураганов, МЧС нас честно предупреждал заранее. Равно как и Гидрометцентр.

Собственно, это наступление снеговой «белой гвардии» на Москву и окрестности может сделать не таким разрушительным и опасным не только слаженная работа коммунальных служб, но и наши с вами нормальные человеческие реакции. Предельная вежливость и аккуратность автомобилистов на превратившихся в сплошной снежный накат трассах. Элементарная осторожность прохожих и естественная забота о ближнем. Подсобить пожилому человеку перейти дорогу. Поднять упавшего. Разгрести снег во дворе. Подтолкнуть забуксовавший автобус или автомобиль. Это нормально.

Не надо ждать милостей от Собянина или главы любого другого населенного пункта. Снег проверяет нас, а не только коммунальные службы. Мы сами чувствуем себя хозяевами своего города или нет? Стихия или — не дай бог теракт — всегда устраивают людям такую проверку на степень их человечности.

Не абстрактной, «диванной», в обличительных постах и комментах — а конкретной, уличной. Проверку нашей готовности к посильной бескорыстной помощи незнакомым людям, попавшим в общую понятную всем беду.

Впрочем, снегопад принес нам не только непролазные сугробы и заносы на дорогах. Благодаря тем же соцсетям даже в далеких теплых странах наши бывшие соотечественники могли увидеть (и тоже писали об этом) тысячи фотографий гуляющих и любующихся совсем не характерными для Москвы видами. Абсолютно заснеженные деревья, графично прочерченные контуры рек — настоящая зимняя сказка оккупировала наши соцсети.

Мы, конечно, любим смотреть рязановские комедии, в том числе и «Служебный роман». И многие, конечно, помнят: «У природы нет плохой погоды, каждая погода благодать». Но как-то не очень верят в эту благодать прямо «каждой погоды». Мы не можем тучи развести руками. Мы не в силах приказать снегу не падать. Но мы можем и должны пережить стихийное бедствие максимально достойно — чтобы снег сделал немного чище нас, а не только окружающие пейзажи.