Дискуссии

Фрагмент картины Эдгара Дега «Абсент» (1876) / Музей Орсе, Париж

Диван или выборы

Социолог Екатерина Соколова о портрете среднестатистического абсентеиста

В данных любой электоральной социологии всегда находится какой-то процент людей, которые «совершенно точно не пойдут на выборы». Позиция твердая: они подтверждают это в ответах на все дальнейшие расспросы о кандидатах. Еще 3-4% говорят, что сомневаются, стоит ли идти на участок. А кто они — люди, не ходящие на выборы?

Вглядываясь в массив социологических данных последнего Георейтинга ФОМ с более 60 тыс. респондентов по всей стране, понимаешь, что в большинстве аспектов абсентеисты (а так называют тех, кто не ходит на выборы) — обычные люди. Распределение ответов почти на большинство вопросов среди тех, кто не собирается голосовать, такое же, как в среднем по стране. Есть лишь несколько бросающихся в глаза отличий.

Есть в анкете вопросы об образе жизни: «Что из перечисленного Вам доводилось делать в последние два-три года?». Например: «помогать коллегам, соседям, друзьям», «помогать незнакомым людям», «жертвовать на благотворительность», «делать что-нибудь для защиты природы», «участвовать в родительских комитетах», «заниматься общественными проблемами по месту жительства (ТСЖ, дачные кооперативы и т.д.)», «участвовать в жизни церковного прихода», «участвовать в деятельности профсоюзов», «быть наблюдателем на выборах», «участвовать в правозащитных инициативах». В когорте абсентеистов положительных ответов по всем этим позициям, предполагающим «участие» в жизни общества, значительно, а по некоторым пунктам — в разы меньше, чем в среднем по стране.

Есть в блоке, конечно, и другие виды деятельности. Не все же жить для других, есть же жизнь для себя: шопинг для удовольствия, отдых за границей, покупка дорогой марочной одежды, посещение образовательных курсов и семинаров. «Участвующих» в такой деятельности среди абсентеистов столько же, а иногда и больше, чем среди всех россиян.

Но что выглядит действительно пугающим, так это доля тех, кто не делал вообще ничего из перечисленного за последние три года: в когорте абсентеистов таких людей в 1,25 раза выше, чем в среднем по стране. Похоже на своего рода «неучастие в жизни». Зато постоянно пользующихся интернетом среди абсентеистов несколько больше. И проводят они в нем более продолжительное время.

Что характерно — мужчины менее склонны участвовать в жизни общества. Так же, как молодежь и люди среднего возраста. А вот для людей старше 45 лет выборы — это и традиция, и завоевание. Удивляет, что тут значительно больше людей с высшим образованием. А вот студентов, вопреки ожиданиям, как и в целом по стране — всего 4%.

Интересно, что именно называющие себя русскими по национальности чаще всего склонны «забивать» на свое избирательное право. Среди людей других национальностей доля планирующих идти на выборы выше.

По материальному достатку среди абсентеистов немного выделяются две группы: тех, кому, по их оценке, с трудом хватает денег на питание, и тех, кто может позволить себе новый автомобиль, но не добирает до покупки квартиры или дома. То есть либо те, у кого есть основания для недовольства, либо те, чья жизнь, скорее всего, мало зависит от властей и политики.

Абсолютное большинство просто не интересуется политикой, не следит за выборами и не имеет никаких политических предпочтений.

Объяснять абсентеизм протестными настроениями не получается. Большинство из приверженцев этой модели политического поведения поддерживают политику действующего президента, правда, как правило, недовольны местными, региональными властями. То есть непосредственно качеством жизни и среды.

Если суммировать, то получается образ среднестатистического абсентеиста — это мужчина-интроверт, немного социофоб и эгоцентрик, избегающий участия в любых формах общественной жизни, предпочитающий комфорт своего дивана и недовольный выбоинами на дорогах. Такой Сергей Юрьевич Беляков из Таганрога.

И честно говоря, я хорошо понимаю таких людей. Я бы тоже осталась в воскресенье дома на диване вместо того, чтоб перейти через дорогу, подняться по лестнице школы на второй этаж и протянуть паспорт члену избирательной комиссии под взглядами наблюдателей.

Если б не одно «но»...

Российским социологам известно: «декларируемая явка» всегда немного выше. То есть из тех 81%, которые сегодня говорят, что проголосуют обязательно, потом процентов 5-10 не доходят до участков. И эта поправка действует на выборах любого уровня. Такая аномалия означает ровно одно — россияне считают отказ от права голоса не поощряемой обществом моделью поведения. Ведь, отвечая на вопросы интервьюеров, люди всегда стараются «казаться лучше, чем они есть», более ответственными, серьезными, осведомленными. Это не ложь, это, скорее, желание верить, что к дню голосования ты таким и станешь, прочтешь программы, выберешь кандидата и опустишь бюллетень в урну.

Так вот, я бы тоже не ходила на выборы, если б не семья. То, пожалуй, единственное общество, перед которым я хочу быть лучше, ответственнее, успешнее. Я бы не ходила, если б не семейная традиция политических разговоров и политического участия, если б не наша кухня, если б не готовность отстаивать свои убеждения, если б не походы в детстве с мамой на участок и митинги. И, наконец, если б не воскресный кофе с семьей с непременным обсуждением в день выборов: «А вы уже проголосовали?»

Автор — кандидат политических наук, руководитель Департамента стратегических исследований и прогнозирования Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ).