Дискуссии

Павел Максимов/ТАСС

Голосуем, товарищи

Михаил Ходаренок о том, как он голосовал во времена СССР

Выборы депутатов (особенно Верховного Совета) в СССР были праздником, хотя среди избирателей ходили кривотолки. В 1938—1989 годах Верховный Совет был высшим органом государственной власти — и кандидаты со стороны туда просто не могли попасть.

В классическом советском бюллетене для голосования была только одна фамилия кандидата. И даже галочку «за» ставить было негде — место для нее не предусматривалось. Бюллетеней в день выборов могло быть несколько, если сразу избирали депутатов нескольких уровней (союзного, республиканского, областного, местных органов власти), но в каждом бюллетене все равно была только одна фамилия.

Как правило, никто на местах толком этого кандидата (или кандидатов) не знал. И никакой избирательной кампании он в своем округе в классическом понимании этого термина не вел. Партийные органы в те времена единолично решали — кому и в какой орган представительной власти избираться.

Затем это формально обставлялось некоторыми процедурами — собраниями трудящихся, на которых выдвигали заранее одобренную партией кандидатуру. Как правило, это происходило на каком-нибудь крупном предприятии — «ЗиЛ», «Москвич», ГАЗ и пр. Причем органы руководящей и направляющей силы советского общества задолго до выборов решали, кто будет кандидатом — рабочий, представитель колхозного крестьянства, творческой интеллигенции (а также — это будет женщина или мужчина, и какого возраста), партийный или беспартийный. А потом, по завершению выборов, торжественно (и даже с некоторым изумлением) объявляли — наши органы представительной на 95% состоят из рабочих и крестьян. И у нас 30% депутатов — женщины. И у нас 25% — в возрасте до 35 лет. И вообще — в мире нигде такого нет, только в первом в мире государстве рабочих и крестьян.

И обязательно сравнивали эти цифры с английским парламентом или конгрессом США, клеймя при этом родовые пороки западной демократии (типа в Сенате США нет ни одного рабочего или крестьянина).

Но все эти показатели планировались и обсчитывались в кабинетах партийных функционеров еще задолго до выборов.

Голосовали на советских выборах фактически только за одно — «за нерушимый блок коммунистов и беспартийных».

Думаю, никто из населения Советского Союза всерьез не относился к этому процессу как к действительно выборам. Это был какой-то ритуал, некая процедура, своеобразная демонстрация лояльности, может быть, даже преданности существующей власти. Лишних вопросов никто друг другу не задавал, хотя густой запах маразма советских выборов ощущался практически всеми гражданами первой в мире страны социализма.

Вполне возможно, что этот подход к выборам немало поспособствовал последующему развалу советского государства. Ибо на излете существования СССР даже до самых ортодоксальных поклонников советского строя начало доходить, что эта система глубоко порочна по своей сути.


Теперь непосредственно о том, как проходили выборы в СССР. К примеру, голосование в воинских частях осуществлялось следующим образом.

Избирательные участки открывались в СССР в шесть утра. И правилом хорошего тона считалось задолго до шести утра уже толпиться возле дверей участка.

Но дело в том, что подъем в подразделениях Советской армии согласно распорядку дня был, к примеру, в 6.00 — 6.30, в военно-учебных заведениях — даже в 7.00. Как же сделать так, чтобы уже в шесть утра военнослужащие находились возле дверей избирательного участка?

«Никакого обязательного подъема завтра не будет», — ласково предупреждали личный состав политработники накануне голосования.

Но в день выборов во всех казармах задолго до шести утра включали громкую музыку. И не захочешь, а проснешься в установленное организаторами время. Но недовольных среди бойцов и командиров не было.

Как ни странно, но день выборов считался праздником. И на деле действительно в массах присутствовало праздничное возбуждение. И никто тогда голосование не считал фарсом.

В двери избирательных участков бойцы и офицеры ломились как при штурме Зимнего дворца в фильме Сергея Эйзенштейна «Октябрь». В считанные минуты бюллетени разбирались и единодушно опускались в урны. Через пять минут голосование было уже закончено. Дальше среди представителей политических органов частей и соединений начиналось соревнование, кто быстрее доставит в вышестоящие органы протоколы участковых комиссий. Как правило, это делали в течение 40-50 минут после начала голосования. До семи часов утра в воинских частях с голосованием все было закончено. Явка — 100%, количество проголосовавших за нерушимый блок коммунистов и беспартийных — 100%

Примерно так же происходило голосование и на «гражданских» участках, разве что чуть с меньшей скоростью. Чтобы завлечь избирателей, на избирательные участки завозились деликатесные по советским понятиям продукты и напитки. Мужчин заманивали дефицитным в те времена бутылочным пивом, всех остальных — бутербродами, выпечкой и прохладительными напитками.

Часто на участках выступали коллективы художественной самодеятельности. Иногда к избирательным урнам ставили пионеров — учеников начальных классов в белых рубашках и галстуках. В момент опускания бюллетеней мальчики и девочки отдавали пионерское приветствие.

Были ли кабинки для голосования на избирательных участках? Заходили ли туда люди? Кабинки были (причем очень немного), но к их помощи, как правило, никто не прибегал. Подойти к этой кабинке было равносильно записи в диссиденты или публичному выражению недовольства советской властью. Поэтому никто, как правило, к кабинкам даже не приближался, опасаясь прослыть нелояльным и стать кем-то сродни прокаженному.

Настоящий гражданин и патриот своей родины должен был взять бюллетень и, ни секунды не раздумывая, опустить его в урну для голосования.

Если же тот или иной товарищ по каким-то причинам не появлялся на избирательном участке в первой половине дня, то к нему представители участковой избирательной комиссии шли домой — и интересовались, а вы почему, дорогой товарищ, не идете голосовать? После чего нерадивый избиратель просто бегом отправлялся на участок, опасаясь попасть в черные списки и немилость власть предержащих.

В общем, почти как в одном из государств — один народ, одна партия, один вождь. Вероятно, организаторам советских выборов в идеале мерещился такой итоговый результат, показанный в ходе очередных выборов: 06.00 — начало голосования, 06.01 — окончание, явка — 100%, количество проголосовавших за нерушимый блок коммунистов и беспартийных — 100%.