Дайте яду: шпионское дело травит Россию

Почему дело Скрипаля может еще сильнее отравить отношения РФ с Западом

«Газета.Ru»

В английском городке Солсбери госпитализированы осужденный в России за шпионаж бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь. Еще до завершения следствия этот случай породил волну взаимных обвинений. Глава британского МИДа высказал версию «русского следа», представитель МИД России Мария Захарова считает, что покушение на Скрипаля используется для «нагнетания в западном медийном пространстве антироссийской кампании».

Накануне президентских выборов в России конфликт нашей страны с Западом, который обе стороны уже не стесняются публично называть новой «холодной войной», похоже, может выйти на новый, еще более опасный уровень.

Информационный фон последних дней дает веские основания делать подобные выводы. Фактически подтвержденное первое вооруженное столкновение российских граждан (ЧВК «Вагнер») и американских солдат в Сирии, впечатляющая демонстрация новейшего российского оружия во второй части послания Путина Федеральному собранию на фоне абсолютного рекорда по степени воинственности этого послания по отношению к Западу и, наконец, отравление в Солсбери помилованного в России экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля.

Согласно обвинению, он шпионил в пользу Великобритании. Потом был помилован и обменян в числе других шпионов на раскрытых агентов российских спецслужб на Западе (в том числе, на Анну Чапман).

Живущий в Великобритании 66-летний Сергей Скрипаль был найден без сознания в воскресенье, 4 марта, около 16:00 по местному времени на скамейке торгового центра в городе Солсбери в критическом состоянии и срочно доставлен в больницу. Вместе с ним была его 33-летняя дочь Юлия, которая также находится в реанимации. В больницу — правда, в легком состоянии — угодили и несколько полицейских, обследовавших место происшествия.

Предположительно речь идет об отравлении сильно действующим синтетическим наркотиком фентанилом, даже небольшие дозы которого приводят к летальному исходу.

Британская полиция и контрразведка МИ-5 рассматривают несколько версий отравления экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля, написала The Times со ссылкой на источники в правительстве Великобритании.

Но основных – две: «попытка убийства, связанная с Россией» и «личный спор».

В Великобритании СМИ, общественное мнение и парламентарии естественно сразу же связали отравление Скрипаля с отправлением в ноябре 2006 года в Лондоне беглого офицера ФСБ Александра Литвиненко радиоактивным полонием-210. Британское правительство обвинило в совершении того преступления экс-офицера Главного управления охраны России Андрея Лугового, а также его делового партнера Дмитрия Ковтуна. Формально эта версия (как и никакая другая) не была подтверждена британским судом.

До сих пор, спустя более 11 лет, нет даже официального коронерского вердикта об обстоятельствах смерти Литвиненко. Тем не менее, Россия отказалась разрешить Луговому участвовать в открытом судебном процессе в Великобритании (к чему призывали британские власти). Лугового избрали в депутаты Госдумы от ЛДПР (он остается в этом качестве до сих пор), обеспечив ему тем самым депутатскую неприкосновенность.

Убийство Литвиненко, несмотря на громкий и долгий скандал, не вызвало никаких санкций против России. Но и отношения России с Западом в 2006 году были принципиально иными, чем сейчас.

Тогда ни о каких взаимных санкциях или перекройке международно признанных границ в Европе в одностороннем порядке никто – ни в России, ни на Западе — не мог и помыслить. Теперь же все это — реальность, в которой мы живем последние четыре года.

Проблема в том, что если в 2006 году «российский след» в отравлении экс-офицера ФСБ Литвиненко на территории другого государства по приказу российских властей мог казаться чем-то немыслимым и невероятным, то сейчас версия отравления экс-полковника ГРУ Скрипаля некими «русскими спецслужбами», наоборот, становится первой, которая приходит в голову нашим «партнерам».

Против России работает и громкий скандал с хранением большой партии кокаина в школе при российском посольстве в Аргентине и транспортировкой уже подмененной партии в Москву якобы официальным самолетом, перевозящим высокопоставленных российских чиновников. Вкупе с воинственными заявлениями российского руководства в адрес Запада, нашими действиями в Сирии, убийством Бориса Немцова, тянущимся второй год скандалом с якобы российским вмешательством в президентские выборы в США в пользу Трампа, а также идущим уже почти четыре года грандиозным допинговым скандалом, в сознании западного мира это создает законченный «монструозный» образ путинской России.

Да и сама Россия в последнее время как-то не особо стремится его опровергать.

Неслучайно, что о новых возможных санкциях — если «российский след» в отравлении Скрипаля, который к тому же незадолго до отравления обращался в полицию, опасаясь за свою жизнь, подтвердится — министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон заговорил уже на следующий день после инцидента. Когда даже толком (равно как и к настоящему дню) не было понятно, что случилось.

Министр пообещал, что британское правительство «даст ответ». «Я знаю, что у членов парламента будут свои подозрения. В парламенте я скажу, что, если эти подозрения окажутся обоснованными, правительство примет все необходимые меры для защиты жизни и свобод людей в этой стране», — сказал Джонсон. Правда, при этом все-таки подчеркнул, что не будет делать скоропалительных заявлений.

В качестве одной из возможных санкций Джонсон обозначил неприезд сборной Англии по футболу на чемпионат мира-2018 в России. Вряд ли такой ответ родился в одну секунду. Выглядит так, будто этот «козырь» был заготовлен давно, и лишь вытащен из рукава. И не исключено, что в том рукаве есть и другие козыри.

Похоже, Западный мир с учетом предсказуемых итогов российских президентских выборов заведомо ждет от России какого-нибудь очередного подвоха или — того хуже — преступления. Причем в отношении России уже явно действует «презумпция виновности» — вездесущий «российский след» пытаются отыскать в любых европейских выборах, в любой хакерской атаке и – тем более – в отравлении бывшего гражданина России на территории Великобритании.

Такие поиски еще сильнее отравляют и без того самые токсичные со времен окончания Второй мировой войны отношения России с Западом.