«Все равно во всем виноваты русские»

Почему на Западе будут продолжать обвинять Россию в отравлении Скрипалей

«Газета.Ru»

По инициативе России в Гааге на экстренную сессию собралась Организация по запрещению химического оружия, созванная для обсуждения дела об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Российская делегация получила ответы на 13 вопросов. Судя по первой реакции, отношение Москвы к ним довольно скептическое. Как сказали в представительстве России при ОЗХО, «по существу получен ответ только на один вопрос». Можно ли рассчитывать на то, что предпринимаемое в эти дни Москвой дипломатическое контрнаступление может увенчаться хотя бы частичным успехом?

Накануне заседания в Гааге были получены результаты химической экспертизы британской военной химической лаборатории в Портон-Дауне, что недалеко от Солсбери, где было совершено отравление Скрипалей. По результатам этой экспертизы заявлено, что лаборатория не смогла установить страновую принадлежность нервно-паралитического вещества, которое использовалось в данном преступлении.

Более того, это якобы и не входило в задачи, стоявшие перед лабораторией.

Последний тезис прозвучал впервые и довольно неожиданно. Потому как, даже с чисто обывательской точки зрения, на чем же тогда основывались столь резкие обвинения со стороны Лондона Москве, что это она якобы причастная к данному преступлению, а никаких других версий и быть не может?

Более того, незадолго до оглашения результатов экспертизы глава МИД Великобритании Борис Джонсон в интервью немецкому телеканалу Deutsche Welle вполне однозначно заявил, что якобы британские ученые-химики его уверяли, что за этим преступлением «совершенно точно стоит Россия».

Теперь же в заключении ученых-химиков сказано, что им лишь удалось установить характер использованного вещества. Также было отмечено, что его производство настолько сложное, что может осуществляться только силами хорошо оснащенных государственных структур. Между тем ранее Москва отмечала, что в настоящее время технологическими способностями производить вещество, аналогичное «Новичку», обладают чуть ли не два десятка государств, включая, разумеется, Великобританию и США.

В то же время у официального Лондона теперь «легенда» поменялась и в ход пущен новый тезис.

Якобы для выдвижения столь тяжких обвинений имеются и другие основания – а именно некие, чуть ли неопровержимые разведданные. Разумеется, делиться этими разведданными Великобритания не намерена. Что, в свою очередь, дало основание российским представителям при ОЗХО заявить, что все британские обвинения — ни что иное как блеф.

Выступая на VII Московской конференции по международной безопасности, глава СВР Сергей Нарышкин назвал историю отравления Скрипалей «гротескной провокацией, грубо состряпанной иностранными спецслужбами». Он также отметил, что несмотря на давление со стороны Великобритании и США, «часть европейских государств не спешит безоглядно следовать за Лондоном и Вашингтоном, а предпочитает разобраться в случившемся».

Можно ли теперь рассчитывать на то, что на фоне отсутствия у Британии каких-либо конкретных улик против Москвы ее западные союзники дистанцируются от позиции Лондона или, по крайней мере, снизят тон своих обвинений в отношении России?

Создается впечатление, что пока говорить об этом преждевременно. Потому что для Запада сейчас на первом месте стоит не вопрос добывания правды в «деле Скрипалей», а вопрос поддержания солидарности в отношениях с Россией. Вернее в противостоянии ей.

Это подтверждает более ранние предположения о том, что само это дело и раскручивается столь стремительным и истеричным образом, даже без наличия конкретных доказательств вины России и тем более конкретных исполнителей данного преступления, именно потому, что это всего лишь повод, но не причина стремительной деградации отношений между Западом и Россией.

Данная кампания возникла в большой степени по совокупности, в результате накапливания Западом претензий по отношению к Москве. Будь то присоединение Крыма или еще ранее война с Грузией, или попытки установить политические связи с теми партиями и движениями в Европе, которые не принадлежат к политическому мейнстриму, или активизация России на том направлении, которое можно назвать термином «мягкая сила».

Однако то, что для, скажем, США является «мягкой силой», в отношении России характеризуется как «грубое вмешательство», «наглая лживая пропаганда» и «хакерские атаки». И теперь все это вываливается «до кучи» в связи именно с «делом Скрипалей». Как говорится, у них накопилось.

В силу именно этих причин и даже в случае дальнейшего отсутствия каких-либо доказательств непосредственной причастности Москвы к данному преступлению вряд ли стоит ждать существенного потепления отношений с Западом. Это касается как Евросоюза, так и США.

Кстати, на чрезвычайной сессии ОЗХО в Гааге ЕС официально призвал Москву «ответить на законные вопросы Великобритании и начать сотрудничать с секретариатом ОЗХО, обеспечив соответствующей исчерпывающей информацией». Именно так поставлен вопрос – ответить и начать сотрудничать.

То есть официальная позиция ЕС окончательно утвердилась. И заключается она в том, что это не Великобритания должна доказывать виновность Москвы, а Россия должна оправдываться и всячески доказывать свою невиновность. Можно предположить, что теперь фокус политической риторики и обвинений сместится в сторону выдвижения все новых требований по отношению к России предоставить «полную и исчерпывающую информацию» о наличии у нее программы производства боевых отравляющих химических веществ «Новичок».

То, что Россия ранее уже не раз отрицала наличие у нее такой программы, никого особенно не волнует. Не волнует равным счетом и то, что совершенно непонятно, каким именно образом Москва должна убедить западную «прогрессивную общественность» в отсутствии у нее химического оружия и даже лабораторных запасов, которые, гипотетически, могли быть использованы при совершении преступления в Солсбери.

Отказ предоставить «непредоставляемое», то, чего нет, будет расценен как саботаж и «неуважение» к ОЗХО и «принципам международного права», став, с высокой вероятностью, предлогом для новых антироссийских санкций.

При этом официальное предложение Москвы о том, чтобы допустить ее специалистов к изучению использованного в данном преступлении вещества, а также организовать совместное российско-британское расследование этого дела были с гневом и даже презрением отвергнуты Лондоном как якобы заведомо деструктивные и направленные на развал данного расследования.

Что касается Великобритании, то очевидно, что основные усилия следствия сейчас будут направлены на то, чтобы доказать, что яд, которым были отправлены Скрипали, прибыл именно из Москвы, либо же при совершении данного преступления фигурировали граждане Российской Федерации.

Судя по всему, именно попытками пустить следствие по этому пути объясняется недавний внезапный обыск самолета «Аэрофлота», вылетавшего из лондонского аэропорта Хитроу. Возможно, британская полиция и таможня искали на нем следы «Новичка». Также будут выдвигаться и предаваться самой широкой огласке любые версии относительно того, откуда прибыл яд, если эти версии будут хоть как-то связаны с Россией. Для широкой публики сам факт такой ассоциации призван указывать на виновность именно официальной Москвы в совершении данного преступления.

Уже, например, появилась версия, что якобы «Новичок» прибыл в пачке гречневой крупы, переданной Юлией Скрипаль из России. А вместе с ней одним рейсом летел некий подозрительный гражданин. Также выясняется, что в Россию были переведены деньги от продажи некоей недвижимости в Великобритании. А куда еще они могли быть переведены? Ведь этого напрямую требует российское законодательство о валютном контроле. В общем, поскольку Юлия Скрипаль является гражданкой России, до последнего времени там работала и жила, то указать на наличие еще каких-нибудь подобных ассоциаций не составит большого труда.

Что касается версий и тем более улик, которые не будут вписываться в уже обозначенную британским политическим руководством картину произошедшего,

то с большой вероятностью можно предполагать, что об этих версиях мы не услышим, а все неудобные улики и факты просто могут быть сокрыты, чтобы в дальнейшем просто спустить дело на тормозах.

Оставив у широкой публики представление о том, что это наверняка сделали русские, просто они сделали это так коварно и ловко, что даже самые искусные британские шерлоки холмсы не могли это дело раскрыть. Отсюда вывод: значит, надо еще теснее сплотиться в противостоянии этому очевидному и страшному врагу. И так, с большой вероятностью, будет до тех пор, пока российским президентом является Владимир Путин. Или до тех пор, пока и если не будет совершена некая «большая сделка» между Москвой и Вашингтоном. Которая, впрочем, пока никак не просматривается.

Что же касается отношений между Москвой и Лондоном, то в ближайшие годы им ничего хорошего точно не светит. Они отравлены надолго.