Олег Дерипаска во время экономического форума в Красноярске, 2016 год
Олег Дерипаска во время экономического форума в Красноярске, 2016 год
Артем Коротаев/ТАСС

Протяни руку олигарху

Доллар превысил 62 рубля впервые с 2016 года

«Газета.Ru»

В понедельник российские биржевые индексы рухнули на рекордную величину с 2014 года. Во вторник на торгах евро превысил 78 рублей, доллар — 62. По расчетам Bloomberg, 27 российских миллиардеров за сутки потеряли $16 млрд. Причиной тотальной и панической распродажи послужили наиболее жесткие, если вести отсчет с того же 2014 года, санкции со стороны США. По сути, взят курс на экономическое удушение России.

Остроты к объявленным в прошлую пятницу новым санкциям США в понедельник добавила опасная эскалация конфликта вокруг Сирии, где правительственные войска Башара Асада опять обвиняют в применении химического оружия, а вслед за Асадом обвиняют Москву — как его «прикрывающую». За якобы химатаку Асада (которую российские военные в Сирии назвали «фейковой новостью») Вашингтон грозит Москве новыми санкциями.

На фоне удара по российским компаниям и предпринимателям санкции, введенные против очередной группы государственных чиновников, вполне подпадают под выражение «что слону дробина».

Все-таки жизнь заставляет по-новому взглянуть на некоторые вещи. Если раньше еще как-то обращали внимание на то, кто еще из чиновников или депутатов оказался в «черных списках», то теперь это в общем уже практически не имеет никакого значения, кроме чисто символического. Основное противостояние между США и их союзниками с одной стороны и Россией — с другой переносится в сферу экономики. Вернее, обретает характер экономической войны против Российской Федерации.

Поэтому бизнес — им больнее. В наибольшей степени от нынешнего санкционного удара пострадали компании, принадлежащие или связанные с Олегом Дерипаской, который не увязывается с «политическими членами списка» и имеет собственную историю взаимоотношений с США — не самую «белую». За последние месяцы бизнесмен, хоть и опосредованно, сумел стать фигурантом криминальной хроники именно в США. И примелькался в иностранных судах (и в прессе): в Британии UC RUSAL инициировал разбирательство вокруг доли в «Норникеле», а в США его структура подавала иски к бывшему главе предвыборного штаба Дональда Трампа Полу Манафорту и его помощнику Ричарду Гейтсу, а сам бизнесмен — к агентству Associated Press (о клевете). Что характерно, клеветы американский суд не увидел.

Теперь компания «Русал» объявила о возможных технических дефолтах. А поскольку главный акционер «Русала» Олег Дерипаска имеет доли еще и в компаниях энергетического сектора, то они также попали под массированную распродажу. А поскольку «Русалу», долговая нагрузка на который и так велика, давали кредиты российский банки, то и их акции их тоже пошли вниз.

Панические распродажи российском фондовом рынке, скорее всего, свидетельствуют о том, что западные, да и вообще многие иностранные инвесторы начали в массовом порядке выходить из всех российских активов.

Исходя из прогноза, что давление на Россию на внешнеполитической арене будет усиливаться и дальше. Таким образом Запад во главе с США будет готовить «большой подарок» к инаугурации президента России, которая намечена на 7 мая.

По некоторым оценкам, удар по компаниям, только контролируемым Олегом Дерипаской, непосредственно затронет около 15% российской экономики. На них заняты сотни тысяч работников. От продажи алюминия за рубеж «Русал» получает 79% своей выручки, или $7,9 млрд. На США приходится 14% ($1,4 млрд), а на страны Европы — 29% ($2,9 млрд). Если Евросоюз поддержит санкции США, это будет означать, что и этот рынок для «Русала» будет закрыт. Европейский союз в целом и европейские компании в частности (а ряд из них имеют производство в России и связаны со структурами Дерипаски), как правило, очень чувствительны к любой угрозе попадания под американские санкции как контрагенты непосредственно фигурантов «черных списков» Минфина США. Опыт, когда европейские компании и банки, нарушившие американские санкции, были оштрафованы на многомиллиардные суммы, уже имеется.

Попадание компаний в «черный список» Минфина США означает, что покупать алюминий у «Русала» по действующим контрактам будет нельзя с 5 июня текущего года. Например, один из основных трейдеров «Русала» — швейцарская Glencore. Она уже отказалась от конвертации принадлежащих ей 8,75% в UC Rusal в акции En+. А гендиректор Glencore Айван Глазенберг покинул совет директоров UC Rusal, где он работал 11 лет. Пока неясно, продолжит ли трейдер покупать алюминий у «Русала». Так или иначе, но все равно придется перейти на расчеты в евро. И такая неопределенность нависла над существенной частью российской экономики.

Пока даже трудно просчитать все только прямые последствия санкционного удара по российским предпринимателям и их компаниям. Ведь многие из них выступают крупными, даже крупнейшими налогоплательщиками в целом ряде регионов России, их предприятия являются в ряде случаев градообразующими. Например, группа «Ренова» Виктора Вексельберга, тоже попавшая под удар, владеет бизнесами в самых разных отраслях — от металлургии и энергетики до девелопмента и телекоммуникаций. Вчера швейцарские машиностроительные компании, где у «Вексельберга имелись существенные доли, Oerlikon (43,04%) и Sulzer (42,08%) объявили об их выкупе. Аналогичным образом группа «Ингосстрах» вышла из капитала контролируемой Дерипаской группы «ГАЗ». То есть уже сказывается так называемый вирусный эффект от санкций, когда под них могут попасть не только непосредственно фигуранты «черных списков», но и те, кто является их контрагентами. В том числе это правило может коснуться и российских компаний и корпораций. Учитывая довольно монополизированный характер российской экономики, это делает ее еще более уязвимой.

Уже целый ряд российских политиков (например, спикер Госдумы Вячеслав Володин), а также правительственных чиновников (например, вице-премьер России Аркадий Дворкович) заявили, что правительство окажет поддержку компаниям, попавшим под санкции. Как сообщил Дворкович, «этот вопрос уже в правительстве обсуждался. Поддержка этих компаний оказывается в постоянном режиме…Это многотысячные коллективы, очень важные рабочие места для нашей страны». Премьер-министр Дмитрий Медведев, в свою очередь, поручил проработать меры поддержки попавших под удар компаний. Были обозначены сферы металлургии, энергетики, а также ВПК.

В то же время пока не очень понятно, в чем именно могла бы выражаться такая поддержка. Для этого надо осознать весь ущерб от нынешних санкций, а также просчитать последствия на ближайшее будущее, после 5 июня, когда истечет срок исполнения старых контрактов с попавшими в «черный список». Нужны консультации как с юристами, так и с теми потенциальными покупателями «запрещенной продукции», которые не побоятся американского возмездия (разумеется, в данном случае речь пойдет о продаже с большим дисконтом).

Наиболее логичной мерой могла бы стать реструктуризация кредитов попавших под ограничения компаний. Прежде всего, речь идет о кредитах, взятых у госбанков. Это решаемая — с помощью Минфина и Центробанка — задача, она не ляжет слишком сильным обременением для экономики в целом. Однако дальше просматриваются меры уже менее ординарные.

Возможно, что, например, для предприятий, контролируемых Дерипаской, наиболее рациональным подходом будет их национализация. Притом что самые широкие слои населения встретят эту новость если не с восторгом (как пересмотр пресловутой приватизации 90-х), то с пониманием.

Особенно если быть уверенными, что такая мера наверняка выведет предприятия из-под действия ограничительных мер. По информации источников «Ведомостей», бизнес могут защитить и укрыть в своеобразных офшорах в двух территориальных анклавах — на острове Русский и в Калининграде. Далее может встать вопрос о прекращении выплат по российским внешним займам. Как корпоративным, так и государственным. Особенно, если в США активизируются разговоры о том, чтобы распространить санкции и на российский суверенный долг. Стоит напомнить, что в конце уже упоминавшегося 2014 года такие разговоры ходили. Тогда, кроме падения курса рубля, сильно падали цены на еврооблигации российского правительства и компаний. Однако уже в то время на рынке распространялись слухи о том, что кабинет министров введет мораторий на выплату по внешним долгам. Тогда, строго говоря, несмотря на высокий эмоциональный фон, для таких слухов не было серьезных оснований. Сегодня ситуация другая — гораздо более опасная в экономическом плане. Это уже, конечно, из разряда крайних мер. Однако такие действия могут получить оправдание. Поскольку, по всей очевидности, Россия столкнулась с ситуацией форс-мажора.