Дискуссии

Ход криптоконем

Анастасия Борик о венесуэльской криптовалюте, как способе борьбы с кризисом

20 мая Венесуэлу ждут выборы, которые совершенно точно пройдут в напряженной атмосфере. Предвыборную кампанию Николас Мадуро начал экстравагантно: отправился в штат Боливар за благословением шамана. Это не первый его неординарный ход в борьбе с кризисом, ведь, как известно, на войне все средства хороши. Ранее Венесуэла запустила первую в мире обеспеченную нефтяными запасами криптовалюту. Станет ли она спасением для венесуэльской экономики, а Боливарианская Республика первооткрывателем пути обхода санкций?

Запуск венесуэльской криптовалюты «Эль Петро» (El Petro) определенно вызвал в мире ажиотаж. Впервые за очень продолжительное время мировые СМИ писали не о «кровавом диктаторском» режиме президента Николаса Мадуро, а о новаторском шаге, на который решилось бы не каждое государство. В большинстве западных – особенно американских – медиа

«Эль Петро» еще до своего «рождения» не вызывал доверия и симпатий. Несмотря на скепсис, даже ведущие издания США не обошли стороной запуск валюты, пристально наблюдая за развитием проекта, в котором действительно есть на что обратить внимание.

Во-первых, определимся с тем, что такое «Эль Петро» и чем он отличается от своих старших братьев, например, биткоина. Прежде всего, это первая в истории криптовалюта, обеспеченная нефтяными запасами, по которым, кстати, Венесуэла занимает первое место в мире.

Стоимость одного «Эль Петро», таким образом, оказывается привязана к стоимости одного барреля венесуэльской нефти. Что еще важнее, это криптовалюта, которая выпускается централизованно, иными словами не «майнится» независимыми игроками из разных частей мира, а создается и регулируется государством. «Белая книга» — основополагающий документ проекта «Эль Петро» — постулирует, что будет выпущено 100 млн «Эль Петро», и довыпуск не планируется.

Pre-sale «Эль Петро» стартовал 20 февраля, а ICO – 20 марта, именно после этой даты купить венесуэльскую валюту могут физические или юридические лица по всему миру, причем сделать это можно используя рубли, юани, евро и турецкие лиры.

По понятным политическим причинам, за доллары США стать обладателем криптовалюты нельзя.

Кстати, граждане США не смогут купить «Эль Петро» не только поэтому – особым декретом Дональд Трамп запретил все операции с этой криптовалютой физическими и юридическими лицами на территории и под юрисдикцией США.

Во-вторых, важно понимать, что Каракас пошел на внедрение инноваций не ради самих инноваций, к которым нефтезависимая экономика Боливарианской Республики никогда особо не тяготела. Более того, криптоэкономика поначалу находилась за пределами интересов и приоритетов венесуэльских властей, которые относились к кибервалюте негативно.

Не без оснований считали – криптовалюты могут стать отдельным сегментом теневой экономики страны. Между тем для населения «майнинг» был весьма прибыльным делом, ведь в условиях практически бесплатного электричества добыча единицы биткоина в Венесуэле стоила дешевле, чем в любой другой стране мира.

Рынок криптовалют в Венесуэле испытывал довольно бурный рост. Государство вовремя осознало необходимость перевода «криптопотоков» в легальное русло, за чем последовала и довольно жесткая регулятивная политика в области производства и распространения криптовалют. Это можно назвать условным первым шагом правительства для закрепления своих позиций в сегменте, а «Эль Петро» был призван стать вторым.

Причины повышенного интереса Венесуэлы к криптовалюте отчасти лежат на поверхности.

Основные мотивы определить новую более стабильную валютную систему координат – это балансирующая на грани полного дефолта экономика, давно перешагнувшая трехзначный порог инфляция, а также тотальное недоверие к национальной валюте.

«Белая книга» особенно подчеркивает, что государство со своей стороны постарается приложить максимальные усилия для внедрения и популяризации «Эль Петро» внутри страны и за ее пределами. В частности, гарантирует, что валюта может быть принята для оплаты налогов, пошлин и государственных услуг.

Не стоит забывать и про санкции со стороны США, введенные в несколько заходов, серьезно ограничивают способность Венесуэлы вести международную торговлю, а также сужают окно доступа к зарубежным кредитам.

В апреле Венесуэла столкнулась с очередным раундом уплаты долгов, рефинансировать которые она уже фактически не может. В таких условиях приток средств за счет «Эль Петро» может стать настоящим глотком свежего воздуха в беспросветных финансово-экономических буднях Каракаса.


Есть, вероятно, и определенный идейный посыл в формировании системы своей собственной криптовалюты. Венесуэла, как и ряд других государств, не раз высказывалась в пользу демократизации и децентрализации мировых торговых и валютно-финансовых институтов, предлагая заменить «доллароцентричную» модель мировой экономики на более прозрачную и справедливую. Запуск «Эль Петро» вписывается в эту концепцию, хотя, разумеется, никакой конкуренции доллару венесуэльская криптовалюта составить не может ни по каким параметрам.

Появление «Эль Петро» в текущей напряженной международной обстановке не могло не вызвать сопутствующих вопросов о том, как Венесуэла технологически и концептуально смогла создать и запустить криптовалюту.

Ожидаемо, и в этом случае не обошлось без упоминания России. О причастности Москвы к разработке «Эль Петро», в частности, писал журнал Time, указывавший на якобы прямую заинтересованность российских властей в тестировании механизмов обхода американских санкций за счет выхода на рынок криптовалют на государственном уровне.

Официально российская сторона опровергает участие в подготовке «Эль Петро». Оставив в стороне спекуляции, замечу лишь, что символ венесуэльской криптовалюты очень напоминает значок российского рубля. Растущие риски от западных санкций в отношении России делают логичным участие Москвы в проекте, который в перспективе может пригодиться и ей самой. Так или иначе, технологическая и идейная помощь России своему практически единственному союзнику в регионе Латино-Карибской Америки, если она и была, — уж точно не преступление.

Тема «Эль Петро» создает благодатную почву для бесконечных спекуляций о потенциальном успехе или провале венесуэльского проекта. Пока единственным возможным подтверждением эффективности «Эль Петро» могли бы стать официальные данные о количестве реализованных единиц криптовалюты.

Достоверной информации на эту тему нет, ведь очевидно ангажированные заявления президента Мадуро и подконтрольной «чавистам» Национальной конституционной ассамблеи определенно нельзя отнести к этому разряду. Именно поэтому, несмотря на оптимизм отдельных российских и зарубежных экспертов, полагающих, что Венесуэла с запуском «Эль Петро» может стать мировым лидером и трендсеттером на рынках криптовалют, будущее венесуэльского проекта более чем туманно.

Как показывает история, венесуэльцы часто рьяно берутся за амбициозные масштабные задачи – от создания новой идеологии социализма до идей о формировании единого фронта из всех латиноамериканских государств – и очень редко доводят что-то до завершения.

Автор — латиноамериканист, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) и портала Brasil.ru.