Бедность навсегда?

Россияне рассказали, кто виноват в росте цен на бензин

Внезапный резкий рост цен на бензин моментально вернул россиянам тревогу относительно нового разгона инфляции в стране. Хотя власти в течение последних двух лет постоянно называют рекордно низкую с момента распада СССР инфляцию едва ли не основным достижением своей экономической политики, пока это никак не сказалось на решении главной, с точки зрения президента и самих россиян, национальной проблемы — массовой бедности.

В мае цены на бензин в России выросли на 5,6% по отношению к апрелю, отчитался 5 июня Росстат. С начала года цены на топливо подскочили на 7,2%, а в годовом исчислении — на 11,3%. Фактически уже можно говорить о бензиновой гиперинфляции — ведь общий уровень официальной годовой инфляции в России на конец мая составил всего 2,4%. То есть бензиновые цены растут в пять раз быстрее. А рост цены на топливо автоматически ведет к рост цен на массу других товаров.

ВЦИОМ тут же зафиксировал крайне негативную реакцию россиян на всплеск бензиновых цен. Ухудшения своего материального положения из-за роста цен на топливо ожидают 83% опрошенных, причем 43% респондентов заявили о существенном ухудшении положения, а 40% — о незначительном. Автомобилисты настроены еще более пессимистично: половина (51%) из них думает, что у них могут возникнуть серьезные финансовые трудности. Несмотря на обещания правительства заморозить цены, более трех четвертей россиян (78%) прогнозируют дальнейший рост цен на топливо в 2018 году. Лишь 5% респондентов полагают, что цены на бензин будут снижаться. Выше инфляции также растут цены на сахар (аж +5,7%), рыбу и некоторые виды фруктов и овощей (а их, согласно прошлогоднему решению правительства, в потребительской корзине должно стать больше). Так, почти все овощи из «борщевого» дорожали быстрее бензина — 16,6%: свекла столовая — на 11,7%, морковь — на 7,3%, лук — на 4,7%.

При этом правительство довольно жестко отреагировало на резкий рост цен на бензин — снизив пошлину и договорившись с нефтяниками. Но такое ручное управление, очевидно, невозможно применить к продуктовой корзине:

если бензин ничем не заменишь, то уж с рыбы можно перейти на дешевую курицу (а мясо и курятина за месяц тоже подорожали на 0,5%). А то и вовсе полностью перейти на картошку и крупы (они дешевеют).

И то, что значительную часть бюджета не самые богатые граждане тратят на еду, не означает, что это еда самого высокого качества. Ее питательные свойства напрямую влияют и на качество жизни, и на самочувствие, и на продолжительность жизни. Дотянут ли небогатые на такой диете до 67 лет — «возраста активного долголетия», обозначенного в указе президента? Может, и дотянут, но будут ли этому рады — вопрос. А ведь еще придется дольше работать – правительство обсуждает повышение пенсионного возраста, так что дачу со своими огурцами придется на некоторое время отложить.

А с 1 июля всех нас ждет еще одно гарантированное повышение цен на одну из главных статей расходов практически каждой российской семьи — услуги ЖКХ.

Банк России, который ежемесячно замеряет инфляционные ожидания россиян и на этом основании формирует ту самую ключевую ставку, которая наряду с реальной инфляцией влияет на стоимость кредитов в стране, тоже зафиксировал неладное. Инфляционные ожидания россиян в мае поднялись вверх до мартовского уровня. Такие данные опроса ООО «инФОМ», проведенного по заказу Банка России, приводятся в обзоре регулятора «Инфляционные ожидания и потребительские настроения населения». Согласно документу, инфляционные ожидания (прогноз того, как изменятся цены в ближайшие 12 месяцев) повысились до 8,6% в мае с 7,8% в апреле и 8,5% в марте. То есть сейчас реальные инфляционные ожидания россиян аж в три с половиной раза превышают фактическую официальную годовую инфляцию. Не говоря уже о том, что тот уровень роста цен, который россияне ощущают в реальности, при всех замерах тоже в разы выше официальных данных.

В Центробанке зафиксировали и снижение зарплат бюджетников, подпадающих под действие так называемых «майских указов» 2012 года. В марте это снижение составило 0,6%, — вероятно, значительный рост зарплаты в январе-феврале отчасти был следствием единоразовых выплат, говорится в обзоре «О чем говорят тренды». Правда, тут авторы обзора настроены оптимистично: они считают, что дальнейшая реализация «майских указов» и индексация будут поддерживать рост зарплаты в госсекторе выше среднего по стране.

Однако фундаментальных оснований для оптимизма нет. Правительство не сможет никакими способами убедить нас, что наши доходы растут, а цены почти нет, если мы не видим никаких доказательств в собственных кошельках. Собственно, главной причиной рекордно низкой инфляции последних двух лет и стало рекордное падение доходов россиян в этом веке на протяжении последних четырех лет. С тех пор, по разным оценкам, россияне потеряли более 10% своих «докризисных» доходов уровня конца 2013 года.

А количество бедных, имеющих доходы ниже официально устанавливаемого региональными властями и федеральным правительством прожиточного минимума, даже по официальным данным, за четыре года у нас увеличилось с 16 до почти 23 миллионов человек.

Сам этот официальный уровень бедности тоже поражает воображение: на 1 января 2018 года в среднем по России он составлял: на душу населения — 10 328 рублей в месяц; для трудоспособного населения — 11 160 рублей; для пенсионеров — 8496 рублей; для детей — 10 181 рубль.

Неудивительно, что Путин назвал борьбу с бедностью главной задачей своего четвертого президентского срока. Для страны, претендующей на пятое место в мире по размерам ВВП и статус мировой сверхдержавы, иметь бедность на уровне 16% населения просто недопустимо. При этом уже очевидно, что даже достаточно долго остающаяся на рекордно низких отметках инфляция никак не помогает существенному росту доходов населения и уменьшению уровня бедности. Оно и понятно — толчок доходам может дать существенный экономический рост, а не сама по себе низкая инфляция. Но существенный рост в России возможен только благодаря либо резкому скачку потребления (на которое у людей нет денег, а кредиты только увеличивают долговую нагрузку — россияне и так задолжали финансовым организациям и за коммунальные услуги рекордную сумму свыше 4 трлн рублей), либо, как следствие, — инвестиционному буму. Его пока тоже не наблюдается: война санкций, неопределенность налоговой политики (правительство обещает нам как-то — пока неясно, как именно, — поменять налоговую систему и потом не трогать ее шесть лет) не способствуют желанию частных инвесторов — что наших, что иностранных — вкладываться в российские экономические проекты. В лучшем случае инвесторы предпочитают покупать наши государственные ценные бумаги — но это на доходы россиян повлиять не может.

Именно для борьбы с бедностью президент в новом майском указе поставил задачу сделать так, чтобы темпы экономического роста в России были выше среднемировых. Если эту задачу удастся решить, правительству не понадобится постоянно заклинать россиян, что у нас рекордно низкая инфляция, и убеждать, что наши доходы растут, хотя мы этого почему-то упорно не замечаем.