Он не устал

Президент впервые устроил «прием населения» с министрами и губернаторами

Главным новшеством очередной «прямой линии» президента стало не отсутствие зрителей в студии, а присутствие в качестве полноправных участников главного ежегодного политического телешоу страны вице-премьеров, министров и губернаторов. Президент как бы дал понять народу, что не он один в ответе за Россию. И это логично: один человек в принципе не может и не должен отвечать за страну, тем более за такую большую и сложную, как Россия. На сей раз, глава государства показал тех, с кого можно и должно спрашивать за конкретные проблемы.

В остальном обошлось без сенсаций: к президенту по-прежнему обращаются преимущественно с бытовыми просьбами (хотя без Донбасса и Сирии не обошлось и в этот раз, зато обошлось без Америки), а глава государства вынужден решать в прямом эфире широкий спектр проблем от расползающегося после наводнения пола в частном доме до регулирования процента по ипотеке у многодетной семьи.

Ну, и еще сотни тысяч россиян теперь явно погуглят, почему мясо коровы называется «говядина».

По форме эта «прямая линия» чем-то напоминала некоторые швейцарские часы, где внутренние механизмы специально выведены наружу, чтобы люди видели, как эти часы ходят.

Разумеется, президент не показывал народу внутреннее устройство власти в России. Просто все профильные вопросы он по тематическому или географическому признаку адресовал министрам и губернаторам, которые возникали в прямом эфире по ходу трансляции. Это походило на коллективный прием населения в прямом эфире.

При этом принципы кадровой политики президент по ходу «прямой линии» обозначил довольно откровенно. Сохранение большинства членов старого правительства в новом он объяснил тем, что новым людям пришлось бы как минимум два года входить в курс дела, а времени нет — обещанный экономический и технологический рывок нужно начинать уже сейчас.

Защитил назначение журналиста по образованию Дмитрия Рогозина главой «Роскосмоса» — мол, за шесть лет работы вице-премьером по оборонке вник в суть проблем в том числе космической отрасли. Не обошел вниманием вопрос о назначении Виталия Мутко вице-премьером по строительству (над этим смеялись даже сами депутаты Госдумы, когда Дмитрий Медведев представлял новых вице-премьеров).

В эфире даже прозвучала шутка о том, что на российские корабли нужно вешать портреты Виталия Леонтьевича, и тогда суда станут непотопляемыми. Похвалив Мутко за достижения в спортивном строительстве в бытность министром спорта, Путин отметил, что на экс-министра оказывается санкционное давление. И что поэтому его не надо «отправлять на пенсию». То есть, фактически сам признал главную версию назначения Мутко в новом правительстве в должности вице-премьера — только теперь по строительству: Россия не будет убирать из власти высокопоставленных госчиновников, попавших под персональные международные санкции. Хотя из спорта (а санкции против Мутко касаются именно этой сферы — он пожизненно дисквалифицирован с Олимпиад) его все-таки убрали.

Возможно потому, что выборы уже прошли, эта «прямая линия» в целом оказалась гораздо более благостной и менее драматичной, чем прошлая. Хотя вновь обсуждались и проблемы онкологии, и утилизация мусора, возникли и частные трогательные истории — в частности, раненной в Сирии гражданки Украины, которая лечится в Петербурге и два года не может увидеться с семьей.

В ходе разбора этой ситуации Путин дал понять – своих не бросаем, даже если эти свои граждане другой страны. Причем, как оказалось, живущей в Алеппо украинской женщине помогло в первую очередь Министерство обороны, направив ее на лечение в российский госпиталь.

Президенту, среди прочих двух с половиной миллионов, задали вопрос, не устал ли он. Весь ход прямой линии — почти четыре с половиной часа — показал, что нет.

Посыл этой линии: все стабильно, все работает, обращайтесь с проблемами — решим. Конечно, не очень хорошо, когда президенту рассказывают в прямом эфире о закрытой районной детской больнице и это единственный шанс на ее восстановление. Но если по-другому в России не получается, пусть хоть у одной многодетной семьи с помощью президента получится уменьшить ставку по ипотеке, у другой немногодетной — отремонтировать затопленный дом. Пусть хоть так удастся отстоять районную больницу.

В конце прямой линии ведущие попросили президента сказать какие-то вдохновляющие слова по поводу рывка, который должна совершить страна. Главное, что было сказано в ответ — сейчас, в отличие от 30-х- или 50-х годов прошлого века, вопрос о выживании России не стоит. Но без современной экономики, без повышения качества жизни Россия будет отсталой страной даже несмотря на то, что ее безопасность, по словам президента, «обеспечена на долгие годы и даже десятилетия».

Впрочем, вопрос, возможен ли какой-то рывок, какая-то эффективная модернизация в стране, где, несмотря на присутствие среди задающих вопросы модных блогеров и технические навороты телетрансляции, стиль общения власти и народа по сути не меняется веками, остается. Ощущение, что без прямого указания президента никто во власти не сделает ничего, не решит проблемы случайно попавших раз в году в телеэфир (или сознательно отобранных, в данном случае неважно) людей — все равно остается.