Дискуссии

Право на интим

Екатерина Тропова о том, почему в Госдуме не могут решить, можно ли нам спать с иностранцами

Дискуссию о том, стоит ли россиянкам заниматься сексом с иностранцами, развернули депутаты Госдумы по случаю начала чемпионата мира по футболу. Членам парламента не удалось достичь определенности в этом вопросе. Ничего забавного, на самом деле: «поощрение» секса ничем не отличается от его «запрета».

Депутат Госдумы Тамара Плетнева обратилась к россиянкам с просьбой не вступать в отношения сексуального характера с иностранцами, в кои-то веки решившимися посетить Россию. Вагончик, мол, потом тронется. А перрон останется. По мнению депутата, заморские принцы могут обмануть честных русских женщин, которым в одиночестве потом растить детей смешанных кровей.

И каждое слово в этой песне прекрасно. Начиная с того, что речь заботливого депутата обращена к женщинам исключительно. Которые как будто не смогут без участия Государственной думы решить, с кем им спать. Как будто все без исключения зарубежные болельщики — мужчины, а вступать в половую связь с иностранцами могут только женщины. Как будто секс с иностранцем (или весь секс в принципе?) непременно ведет к деторождению, а контрацепцию отменили за день до начала чемпионата. Как будто, в конце концов, в Думе больше не о чем думать.

Логичным образом общественность оказалась против очередных нелепых ограничений. И тут же в защиту священного права женщины спать с иностранцем выступил коллега госпожи Плетневой — председатель комитета Государственной думы по физической культуре и спорту Михаил Дегтярев.

И призвал, напротив, плодиться, размножаться и создавать смешанные семьи. Лишь бы всем было счастье. Ну и вроде можно выдыхать. Слава богу, секс снова разрешили.

Хотя, если вдуматься, по степени грубости вмешательства в личное пространство человека два этих заявления тождественны. Просто привыкшие к запретам и ограничениям, мы мало удивляемся, когда нас просят чего-то не делать, и уже радуемся, когда чего-то вдруг «разрешают». Истина же проста, как медный пятак: это не нормально, когда один взрослый человек указывает другому взрослому человеку, с кем, когда и по какому случаю ему заниматься или не заниматься сексом. Исключение только для докторов, помогающих планировать семью. Слава богу, хоть Дмитрий Песков сказал — сами разберутся.

Мы же настолько привыкли, что каждому есть дело до того, кто с кем спит, что не видим всей глубины нелепости каждого из этих заявлений. Можно, конечно, первое списать на глупость, а второе сойдет за шутку. Но вспомним любую антиутопию. Там обязательно регламентирован секс. Причем регламентирован бывает по-разному: надо выписывать талоны «друг на друга», нельзя менять партнеров или наоборот, необходимо менять (как у Хаксли). Но смысл остается тем же: никто ни с кем не должен заниматься сексом просто по желанию и вне ведения государства. А в Советском Союзе его и вовсе не было.

Подлинный диктат начинается там, где государство решает за своих граждан, что они должны (или не должны) делать со своим физическим телом. Как им выстраивать интимные взаимоотношения, как, когда, от кого и в каком количестве рожать детей. Поэтому на самом деле нисколько не смешно. И особенно не смешно, когда эти новости начинают обсуждать «на полном серьезе», приводя аргументы и контраргументы, вспоминая все, что знают про Олимпиаду 1980 года и матерей одиночек, ссылаясь на опыт «одной подруги, которая выскочила за иностранца». Не оставляя таким образом каждому отдельному человеку права самостоятельно решить, будет он спать с иностранцем (или не с иностранцем) или не будет.

Да и сама возможность якобы разрешать или запрещать что-то друг другу въелась в наш мир попрочнее иных «скреп». «Я ничего своей жене не запрещаю», — говорит муж. И общественность признает его благородным мужчиной, отличным семьянином, уважающим личные свободы. Хотя наоборот же.

Во взаимоотношениях свободных людей в принципе отсутствует сама возможность «запрещать» или «разрешать» что-то друг другу, а вместе с ней и подобные формулировки. То же касается и общества в целом.

Простоты ради из этой цепочки размышлений вообще убран национальный вопрос. Потому что нет разницы, с кем нам запрещают (или «разрешают») заниматься сексом: с соседом или с иностранцем, с женщиной или с мужчиной, до ФИФА, во время ФИФА или после. Это просто вообще никого не касается. Кроме личного доктора при определенном стечении обстоятельств.