Знание — силой

Почему атака государства на лучшие университеты ослабляет само государство

Лишение аккредитации Московской высшей школы социальных и экономических наук не просто продолжает опасную тенденцию атаки государства на лучшие вузы страны, но и ставит под вопрос тот технологический и экономический рывок, который президент определил как главную задачу развития страны на ближайшие шесть лет. Потому что без развития науки и образования ее точно не решить — в современном мире даже военная мощь в решающей степени основана на достижениях науки и технологий.

21 июня Рособрнадзор лишил аккредитации один из лучших частных вузов в России — Московскую высшую школу социальных и экономических наук (в просторечии — Шанинку), созданную выдающимся ученым, едва ли не лучшим в мире исследователем истории русского крестьянства Теодором Шаниным в 1995 году. С тех пор Шанинка много раз переживала трудные времена, меняла спонсоров и российские вузы-партнеры по образовательным программам, но ни разу не подвергалась бюрократическим гонениям непосредственно от государства.

Нынешнее решение Рособрнадзора по Шанинке тут же вызвало в памяти людей, причастных к образованию и науке, историю частного Европейского университета в Санкт-Петербурге, у которого отобрали образовательную лицензию в конце 2016 года. Тоже одного из лучших гуманитарных вузов страны. Европейскому университету не помогло заступничество достаточно влиятельных людей, входящих в его попечительский совет — в частности, нынешнего председателя Счетной палаты Алексея Кудрина. Теперь Европейский университет продолжает исследовательскую деятельность, но больше не может учить студентов. Шанинка надеется сохранить возможность учить студентов и выдавать дипломы, тем более что главным ее партнером является РАНХиГС — академия при президенте, которую в силу ее статуса никакой Рособрнадзор не посмеет лишить образовательной лицензии.

Но неприятный осадок остается: дело выглядит так, будто Рособрнадзор по собственной ли инициативе или, исполняя чей-то политический заказ, точечно закрывает вузы, ориентированные на западные ценности и отличающиеся, как сказали бы в прежние времена, атмосферой вольнодумства.

Но важность свободы университетов прекрасно осознавало и далекое от «либеральных ценностей» царское правительство в Российской империи — не случайно государственные чиновники и полицейские в царской России даже не имели права зайти на территорию университета.

Проблема в том, что при нынешних правилах и их трактовке Рособрнадзор — было бы желание — может закрыть любой вуз в любой момент. Правила таковы, что полностью соответствовать им во всех мелких частностях ни один вуз не может физически. Достается и тем вузам, которые имеют репутацию «либеральных».

При этом думать, что закрывать гуманитарные вузы для государства безопаснее, чем технические, очень наивно. В современной экономике знания гуманитарная составляющая становится все более важной в силу того, что науки становятся междисциплинарными, а именно гуманитарии отличаются способностью связывать между собой самые сложные и вроде бы далекие друг от друга контексты.

Независимо от мотивов бюрократических погромов лучших вузов страны, сами эти атаки входят в прямое противоречие с задачами майского указа президента по части обеспечения научно-технологического прорыва России.

Без высокого качества образования и при сохраняющейся утечке мозгов — в последние три-четыре года, как говорят наши ученые, практически прекратился процесс точечного возвращения в РФ уехавших за границу работать российских ученых — у нас вряд ли есть шансы выдержать научную и технологическую конкуренцию с ведущими мировыми экономиками.

Причем по части создания собственных технологий, особенно в финансовой сфере, в последние годы прибавил даже Китай, который считался отстающей страной среди великих экономических держав именно в технологической сфере. Не говоря уже о том, что тот же Шанхай стремительно превращается в один из главных центров мировой науки.

Между тем в майском Указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», в частности, содержится поручение совместно с регионами разработать (скорректировать) и представить до 1 октября 2018 года для рассмотрения на заседании Совета при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам национальные проекты (программы) по образованию и науке. То есть, эти сферы государство считает своими приоритетами — и правильно считает. Однако «Сколково», которое затевалось как «русская Силиконовая долина», окончательно превращается в место политической ссылки отставников из правительства. Ждать технологических и научных прорывов в стране, где закрываются лучшие вузы, а гуманитарную науку заставляют обслуживать прикладные интересы государства, тоже как-то не приходится.

Если лучшие вузы страны перестают соответствовать бюрократическим правилам — может быть, это основание для пересмотра правил, а не для лишения этих учебных заведений возможности учить студентов? Конечно, есть советский опыт развития науки в так называемых «шарашках», спецтюрьме МВД-МГБ, описанный в том числе в знаменитом романе Александра Солженицына «В круге первом». Но вряд ли он применим к сегодняшней России, стремящейся стать ведущей мировой державой не только в военной сфере — не случайно президент поставил перед Россией задачу войти к 2024 году в число пяти самых крупных мировых экономик и обеспечить темпы роста выше среднемировых. Одним наращиванием добычи нефти и газа (кстати, и тут наши возможности далеко не безграничны) радикального увеличения темпов экономического роста не добьешься.

Нужен научный и технологический прогресс, который может быть обеспечен только повышением качества образования и работы научных учреждений.

В науке и образовании лояльность государству (точнее, начальству) имеет куда меньшее значение, чем на государственной службе. Придирки по пустякам, из-за которых лишился права учить студентов Европейский университет в Санкт-Петербурге, а теперь может и московская Шанинка, точно не способствуют развитию науки и образования в России. Среди молодежи в крупных городах и без того самый высокий процент желающих уехать в другие страны на ПМЖ. А каждая такая история только добавляет им желания расстаться с Россией. Задача того же Рособрнадзора — помогать молодым талантливым людям получить качественное образование и добиться максимальной профессиональной и творческой реализации в России. Не хватало нам только новой «охоты на ведьм» в науке и образовании.