Дискуссии

И нужен бы берег Турецкий, а нету

Екатерина Тропова о том, что влечет за собой невозможность выезжать за рубеж

Очередная волна банкротств туроператоров печалит не только как явление экономическое, но и как социальное тоже. Вместе с утратой возможности по более-менее приемлемым ценам слетать за границу у россиян исчезает последний шанс узнать, что забор может быть прямым, а газон — ровным.

Несколько крупных российских туроператоров один за одним объявили о приостановке деятельности. «Матрешка» и DSBW tours совсем все, «Натали-турс» поначалу как-то обнадежили, но новости о задолженностях перед зарубежными контрагентами доверия не внушают.

Можно сколько угодно рассуждать о том, что «а не надо было связываться с туроператорами, лучше все самим бронировать», но объективная действительность такова, что

позволить себе «все бронировать» могут очень и очень немногие жители самых крупных городов. Из региональных центров даже нет достаточного количества рейсов для выстраивания удобной логистики, не говоря уже об инфраструктуре для оформления документов: путешествие из Астрахани в Европу предваряется поездкой в Москву за визой.

Таким образом «пакетные туры», так презираемые столичными хипстерами, для большой прослойки населения были единственным шансом увидеть что-то кроме хмурых будней внутрироссийского туризма.

По статистике Ростуризма, в 2017 году за рубежом побывали чуть менее 40 млн человек. Если вычесть из этой цифры условную заграницу вроде Абхазии или Украины и не считать страны СНГ, останется чуть более 20 млн человек. То есть даже не каждый шестой житель России бывал в прошлом году за пределами бывшего СССР. И вообще никогда, скорее всего, не бывал – согласно данным «Левада-центра», заграничные паспорта есть только у 17% наших соотечественников. Если вычесть еще и традиционные «пакетные» направления, то становится совсем грустно. А те, кто все-таки ездят, — это одни и те же люди, которые путешествуют зачастую несколько раз в год.

Данные исследовательского холдинга «Ромир» свидетельствуют, что число россиян, собирающихся провести отпуск за рубежом (включая страны СНГ) снижается из года в год. Если в 2014 году таких было 37%, то в 2018 осталось только 9%. «Причины носят в первую очередь экономический характер. Значительное удешевление рубля по отношению к доллару и евро сделало чрезвычайно дорогими туристические поездки за пределы страны. Немаловажными факторами являются также сохраняющиеся опасения насчёт безопасности отдыха в Египте и последствия политического кризиса в отношениях с Турцией», — комментируют социологи.

Даже для тех, кто привык к мобильности, заграничные путешествия, особенно в развитые страны с дорогой валютой, становятся финансово накладными. Подумаешь-подумаешь, и вместо Лондона махнешь на недельку в Ереван: хороший же город, просторный, зеленый, кормят вкусно. Российские авиаперевозчики в зимнем расписании сокращают количество рейсов в США, а американская Delta еще в прошлом году и вовсе передумала к нам летать.

Таким образом внутри страны создается чудесное, ничем не тревожимое пространство для мифотворчества относительно того, «как оно там».

Про аморальный Запад, про коварный Восток, про какое-то не такое «отношение к русским» за рубежом, про «а у них еще хуже все». Можно совершенно что угодно рассказывать с экрана — кто проверит? Границы закрыты не политическими, но экономическими барьерами. И потеря возможности слетать куда-то хотя бы «в составе тургруппы», а нет сомнений, что после всей этой чехарды стоимость поездок снова возрастет, грозит значительным усугублением моральной изолированности от внешнего мира.

Вернувшийся из кругосветного путешествия турист делится впечатлениями в фейсбуке. Поражает не только чудовищная инфраструктура встретившей его «в том конце» страны, в смысле на Дальнем Востоке и в Якутии. Удивляет присутствие нездорового патриотизма на фоне полного отсутствия необходимых мостов, дорог или применимого к жизни авиасообщения: дети на празднике исполняют песню о гордости за Родину. В самом факте любви к родине, конечно, нет совсем ничего плохого или удивительного. Много хуже, когда ее приходится любить не по обоюдному согласию, а за неимением выбора. Из того же FB: «Миф о вкусовых качествах советского пломбира был основан лишь на том, что единственной альтернативой являлась сосулька».

Ничто из вышесказанного не значит, что внутреннего туризма у нас нет как явления, или что посмотреть в России не на что, или что за границей все отлично и нет никаких проблем. Но коммуникация с внешним миром, она не только вредная (заражают, подлецы, своими свободами и демократиями, подрывают духовные скрепы), но и полезная. Из-за рубежа можно привезти не только «санкционку» (ужасное слово), но и впечатления, мироощущение.

Посмотришь, что люди умеют построить прямой забор вокруг участка, и, того гляди, свой тоже захочется починить.

Любое расставание с привычной действительностью расширяет горизонты. Может статься, что на чужбине и не понравится. Но это негативный опыт – тоже опыт.

Путешествия — это приток новых знаний. Идешь ли ты с экскурсией по накатанному маршруту или едешь, куда глаза глядят, ты неизменно что-то узнаешь. Известны науке случаи, когда только недельное пребывание в Париже привело туристов к осознанию, что Пизанская башня — не там. Может, и не принципиально, конечно, но… Но самое главное, что путешествия — это свобода. Это возможность выбирать и сравнивать (и порой в пользу родины!), которой начисто лишатся те, для кого основным способом перемещения по миру были чартеры на популярных направлениях.

Остается слабая надежда на Белоруссию: братскому народу отчего-то удались ровные дороги и прямые дороги, с которыми у нас зачастую не складывается. И съездить туда можно без загранпаспорта.