Критические дни Терезы Мэй: между «Новичком» и новичками

Как скандал вокруг «химической атаки русских» спасает Мэй от отставки

После отставки двух ключевых министров правительство Терезы Мэй вступило в фазу острого политического кризиса, чреватого даже его отставкой. Спасти его могут три вещи, две из которых так или иначе связаны с Россией, — дело «Новичка» и чемпионат мира по футболу.

Жительница английского городка Эймсбери Даун Стерджесс скончалась спустя примерно две недели после отравления неизвестным веществом. По утверждению британских властей – нервно-паралитическим боевым веществом семейства «Новичок» (А-234). Второй отравившийся, Чарли Роули, остается в критическом состоянии.

По предположению полиции, пара, принадлежавшая к низам общества, могла случайно натолкнуться на контейнер с ОВ и вскрыть его в поисках наркотика (как сказал один из следователей, «возможно, они рылись в помойке»).

Сейчас полиция пытается найти сам контейнер (или шприц), а политики продолжают обвинять во всем Россию и требовать от нее каких-то объяснений. В свою очередь, Москва требует допустить ее к расследованию и к результатам анализов ОВ. Чего, конечно же, не произойдет.

И не только в силу нынешней ссоры Москвы и Лондона из-за известного «дела Скрипалей», но и потому, что скандал вокруг якобы «химической атаки России против Британии» — это то немногое, что политически сплачивает кабинет министров Терезы Мэй, а также оказывает ему поддержку в глазах по крайней мере части избиратели. Избиратели всегда сплачиваются перед лицом «внешней угрозы» — так написано во всех учебниках по политологии.

Инцидент в Эймсбери британские власти тотчас увязали с отравлением Скрипалей в начале марта в расположенном неподалеку Солсбери: дескать, это то ли «запасной контейнер» с ОВ, то ли «оставшаяся неиспользованная часть яда». Невольно напрашивается «шальная мысль»: а если в окрестностях Солсбери, где располагается, что примечательно, секретная военная химическая лаборатория «Портон-Даун», где раньше велись исследования в том числе и такого вещества, как «Новичок», найдутся еще какие-нибудь «контейнеры», то это снова русские будут виноваты? Вдруг они разбрасывают эти «контейнеры» с воздушных шаров или пассажирских самолетов?

Между тем никаких конкретных доказательств причастности Москвы что к первому отравлению – бывшего «двойного агента» Сергея Скрипаля и его дочери, что ко второму — пары бомжей, — так и не появилось, даже на уровне подозреваемых. Что, однако, не мешает правительству Терезы Мэй продолжать вовсю обвинять Москву. И уже на этом основании, в частности, твердо держаться прежнего обещания бойкотировать английскими чиновниками и членами королевской фамилии футбольный чемпионат мира в России.

Наверное, весной в Лондоне не предполагали, что английская сборная так далеко в нем пройдет. В связи с чем даже хочется пожелать ей пройти еще дальше – аж до финала, чтобы госпожа Мэй сидела дома, кусала локти и выслушивала бы упреки избирателей в том, что в такой «решающий момент» ни она, ни члены ее правительства не поддерживают свою команду из-за так и не доказанных обвинений против русских. Ну и в финале и проиграть бы им, конечно (это если рассуждать чисто казуистически-политически).

Впрочем, если сборная все же победит в чемпионате, проходящем в России, это сможет оказать какую-то эмоциональную поддержку закачавшемуся кабинету министров (это второй «русский фактор» в судьбе правительства Мэй).

А закачался он после того, как сразу два ключевых его члена подали в отставку. Сначала ушел министр по делам «Брекзита» Дэвид Дэвис, за ним последовал глава МИДа Борис Джонсон. Оба, принадлежащие к ярым «евроскептикам», выразили резкое несогласие с «мягким вариантом» выхода из Евросоюза, который отстаивает Тереза Мэй. Джонсон при этом написал вежливое письмо премьеру, начинающееся словами «дорогая Тереза», где обвинил ее в том, что она хочет сделать Британию «колонией» Европы, заставив по-прежнему во многом подчиняться правилам и регламентам ЕС (в частности, в области регулирования сельскохозяйственных стандартов, но не только).

Та ответила в том же духе – «дорогой Борис», обвинив его, по сути, в ударе в спину: ведь вроде на ночной чрезвычайной конференции кабинета министров в пятницу обо всем договорились, — и вот на тебе. Дэвис и Джонсон являются одними из ключевых членов правящей консервативной партии. В свое время Джонсон даже претендовал на место ее руководителя.

Теперь у него будут развязаны руки для критики премьера, каковую раньше он вел в присущей ему язвительной манере.

Теоретически, 15% членов парламентской фракции тори (48 депутатов) было бы достаточно, чтобы вынести вопрос о вотуме недоверия лидеру партии и премьеру, такое развитие событий нельзя исключать полностью. Претендентов на место Мэй уже немало. Тот же Борис Джонсон, к примеру.

Может претендовать и министр по делам экологии Майкл Гоув, и глава МВД Саджид Джевид. Кстати, последний, что примечательно, занимает очень жесткую антироссийскую позицию и по «делу Скрипалей», и по отравлению в Эймсбери, по сути, обвиняя Москву в государственном терроризме. Так что «русский фактор» может превратиться еще и в орудие внутрипартийной борьбы внутри правящей партии. Наконец, на кресло Терезы Мэй может претендовать министр здравоохранения Гэвин Уильямсон, популярность которого выросла после того, как он выбил дополнительные 20 млрд фунтов стерлингов ассигнований на здравоохранение (да, такое в природе, как мы видим, возможно, чтобы министр здравоохранения выбивал деньги, в том числе, проводя свою инициативу через парламент).

В то же время в связи с уходом двух главных «евроскептиков» в своем правительстве Тереза Мэй отчасти и укрепит свои позиции. Теперь внутри кабинета уже фактически не осталось сильных критиков ее варианта «мягкого выхода из ЕС», который позволит Британии сохранить многие интеграционные связи с Евросозом.

Не случайно на место Джонсона уже назначен Джереми Хант (некогда он служил министром здравоохранения), который выступал всегда против выхода Британии из ЕС вообще. В Кремле тоже ожидают «политического просветления» от британских властей, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

На самом деле, и ЕС не хочет выхода Британии и уж во всяком случае предпочел бы некий «мягкий вариант» — типа создания «общего экономического пространства» по примеру Норвегии, которая членом ЕС не является, однако интеграционные связи поддерживает. Мэй также не исключает и новых уступок ЕС. В конце концов, нельзя полностью исключать даже такого варианта, что по мере нарастания противоречий внутри правящей партии по поводу «Брекзита» решение референдума о выходе из ЕС Британии будет если не отменено формально, то «заиграно» и существенным образом размыто.

В любом случае, скандал вокруг «Новичка», который прибыл якобы из России, будут всячески поддерживать и по мере сил раздувать. Он не только поможет премьеру усидеть в кресле, но и отвлечет внимание избирателей от такого неприятного момента, как дезавуирование решения демократического общенационального референдума.

Ловко, ничего не скажешь. Почти как игра рукой в футбольной штрафной площадке.