Больше чем только возраст: что важно обсудить вместе с пенсиями

О том, какие задачи встают перед нами при обсуждении пенсионного возраста

Россияне со временем могут свыкнуться с неизбежностью повышения пенсионного возраста. Хотя сейчас, по опросам, не менее 80% — против. Просто и государство, и общество вместе должны понять, что повышение пенсионного возраста должно стать лишь одной из многих давно назревших изменений социального уклада нашей жизни.

Госдума далеко не без дискуссий рассмотрела проект изменений пенсионного законодательства в первом, но не окончательном чтении. «За» проголосовали 328 депутатов (72,9%). «Против» — 104 (23,1%). Воздержавшихся не было. Всего голосовали 432 депутата (96% состава Госдумы).

Министр труда и социальной защиты Максим Топилин, отстаивавший в Думе от имени правительства законопроект, упирал преимущественно на экономические аргументы.

На то, что при прогнозируемой инфляции за 2018 год в районе 3% пенсии в 2019 году проиндексируют на 7%. На то, что повышение пенсионного возраста позволит увеличить пенсии и для будущих «заслуженно отдыхающих». Но пока люди воспринимают повышение пенсионного возраста преимущественно как некий обман ожиданий. В том числе поэтому говорить с народом о пенсионной реформе лучше с позиции конкретной человеческой жизни, а не абстрактных выкладок, которые еще пойди проверь через 10-15 лет, когда реформа в ее нынешнем варианте окончательно вступит в силу.

В этом плане очень правильное решение — перенести сроки принятия поправок ко второму чтению (именно в нем закон будет голосоваться в деталях, пока он принят лишь концептуально, «по существу») с 18 августа на 24 сентября. Продлить широкое обсуждение законопроекта, реально касающегося подавляющего большинства населения, — очень важно.

И при обсуждении справедливоросс Олег Нилов, предлагая заставить работать «порядка 10 миллионов мажоров, проституток, наркоманов, тунеядцев», невольно навел и на проблему обеления экономики, и усиления охраны порядка,и коррупции, и здравоохранения. Прежде чем заставить работать, мажорам (и их родителями) надо внушить, что они не особенные, сутенерам – перекрыть возможности для «бизнеса», тунеядцам – дать возможность работать «в белую», а наркоторговцев надо просто придушить настолько, насколько это возможно в правовом государстве, а их клиентов – эффективно лечить и социализировать.

То есть важно не ограничиваться просто повышением пенсионного возраста. Совершенно очевидно, что проблема пенсий сопряжена с большим количеством смежных проблем.

Во-первых, хотя людям после 45 трудно найти работу, 14 миллионов российских пенсионеров продолжают работать. В любом случае нужно менять рынок труда и создавать новые рабочие места — в противном случае от повышения пенсионного возраста либо будут гигантские проблемы с трудоустройством у великовозрастных работников, либо, наоборот, у только начинающих карьеру молодых людей.

Во-вторых, женщины выходят в России на пенсию на 5 лет раньше мужчин, хотя живут в среднем намного дольше, далеко не случайно. Они становятся заменителем отсутствующих детских садов и яслей для внуков. У женщин должна быть возможность работать и понимать, что у их детей и внуков будет возможность ходить в нормальный детский сад возле дома — и не только в крупных населенных пунктах.

Наряду с повышением пенсионного возраста российская власть официально ставит задачу — она сформулирована и в президентском указе об основных задачах развития страны до 2024 года — обеспечить «увеличение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет, а к 2030 году – до 80. Значит, нужно совершенствовать медицину. Россия развивает телемедицину, которая может отчасти решить острейшую проблему нехватки качественной медицинской помощи в отдаленных и малых населенных пунктах, намерена создать современную систему борьбы с онкологическими заболеваниями (такую задачу президент поставил в ежегодном послании Федеральному собранию 1 мая 2018 года).

Необходимо менять систему образования — оно в современном мире должно быть гибким и по сути непрерывным. Люди в почтенном возрасте должны иметь возможность переучиваться — и такую возможность им обязано предоставить государство.

Проблема не в том, когда выходить на пенсию. Проблема в том, чтобы у людей в любом возрасте при наличии соответствующих навыков была работа, дающая приличные доходы, возможность накопить на достойную старость.

России нужна более свободная миграционная политика — для развития нашей гигантской территории объективно не хватает людей. По оценкам демографов в начале этого века,для нормального полноценного освоения российских земель оптимальная численность населения должна составлять порядка 500 миллионов человек — а нас сейчас в 3,3 раза меньше.

Повышение качества жизни, а не повышение пенсионного возраста — вот истинная цель всех социальных реформ.

Если у человека будет здоровье и хорошая работа, он сам не захочет уходить на пенсию ни в 60, ни в 65 лет. При этом каждый третий пенсионер в России — льготник и досрочник. Некоторых из них реформа не касается и это тоже возмущает людей. Понятно, что социальная справедливость при проведении таких изменений тоже сильно меняет к ним отношение.

Если у российского правительства хватит профессионализма провести комплексную реформу социального уклада, если люди будут видеть, куда идут их налоги, если будет создана понятная рядовому человеку система индивидуального пенсионного капитала (Минфин и ЦБ обещают подготовить ее к концу 2018 года), никто не откажется быть здоровым и богатым, а не бедным и больным.

Затевая такие грандиозные изменения, касающиеся жизни всех россиян, государство берет на себя гигантскую ответственность.

Сформированная в нынешнем виде в далекие советские времена пенсионная система объективно изжила себя. Государственный капитализм за четверть века существования не сумел исправить перекосы на рынке труда. Медицина и образование в России тоже далеко не на уровне мировых лидеров в этих сферах. Пенсионная реформа может стать той ниточкой, потянув за которую, мы сможем распутать сложный клубок противоречий и проблем, накапливавшихся в социальной сфере десятилетиями. При огромном количестве льготников подавляющее большинство россиян, сохраняя надежду на государство, которое о них позаботится, не могли и не могут сказать, что оно делает это хорошо. За повышение качества жизни людей должны платить и люди, и государство.

Если они заплатят каждый пропорциональную цену, если люди начнут доверять своему государству, а не бояться его, если качество жизни по объективным измеримым показателям (доходы, уровень образования и медицины, средняя продолжительность жизни) повысится, это и будет лучшим итогом повышения пенсионного возраста.