Нечужая война: как россияне гибнут в горячих точках

МИД: погибшие российские журналисты поехали в ЦАР как туристы

Увы, на сей раз новости о расстреле российских журналистов не оказались фейком или чьей-то постановкой. Трое россиян — Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко — поехали в Африку, чтобы узнать правду о войне, которая не бывает чужой.

В Центрально-Африканской республике расстреляны — предположительно, грабителями из засады — трое россиян. Очень разных и даже формально разных профессий. Прошедший не одну «горячую» точку и войну российский репортер Орхан Джемаль (в свое время в Ливии из-за ранений он чуть не потерял ногу). Гораздо более нежный и ранимый человек — из мира кино — режиссер-документалист Александр Расторгуев. Прошедший, как и Джемаль, не одну военную командировку оператор Кирилл Радченко. Убийцы не знали, что стреляют в журналистов. И тем не менее это убийство именно за профессию.

Чтобы понять, чем рисковали трое россиян с просроченными журналистскими удостоверениями, оказавшись в ЦАР, надо понимать, куда и зачем они ехали. Их поездка была оформлена как туристическая, сообщила официальный представитель российского МИД Мария Захарова в эфире телеканала «Россия 24». В Африку журналисты отправились по заданию Центра управления расследованиями — медиа, созданного Михаилом Ходорковским и возглавляемого бывшим главным редактором сайта «Коммерсанта» Андреем Коняхиным

трое россиян отправились делать расследование о работе в ЦАР российских частных военных компаний. Предположительно, речь шла о ставшей широко известной после боев в Сирии частной военной компании Вагнера. Напомним, ЧВК в России запрещены по закону, а участвующие в них люди являются, с точки зрения российского правосудия, наемниками и подпадают под уголовную статью.

В ЦАР действуют и официальные российские военные инструкторы.

Сама Центрально-Африканская республика (иногда ее называют просто Центральной Африкой) — нищая африканская страна с населением чуть больше пяти миллионов человек, не имеющая выхода к морю. С 1960 года, когда бывшая колония Франции получила независимость, там царят откровенное варварство и политический хаос, являющиеся питательной средой для бытового бандитизма. Череда военных переворотов, император-людоед, провал несколько миротворческих миссий, в частности ООН и Франции, пытавшихся установить прочный мир в этой стране. В 2015 году ООН признала ее самой неразвитой страной мира, в 2017 году ЦАР оказалась на последнем месте в рейтинге Международного валютного фонда по уровню ВВП на душу населения. С 2013 года в стране идет гражданская война, и центральные власти сейчас не контролируют примерно 80% территории страны. Иными словами,

это со всех точек зрения одно из самых опасных мест на планете.

В последние годы с ЦАР активно пытается сотрудничать Россия, в частности, предлагая военную помощь.

Из того, что известно о гибели трех россиян, можно уверенно говорить: убийцы вряд ли могли знать, что стреляют именно в россиян, да еще и журналистов. Их запросто можно было принять и за «киношников». Когда Орхан Джемаль со своими коллегами по съемочной группе ехали из столицы страны Банги в населенный пункт Бомбари, на них напали из засады вооруженные люди и расстреляли автомобиль. Выжил только водитель. Он и стал главным свидетелем. Целью была съемочная аппаратура, которую напавшие похитили. Местные СМИ не исключают, что убийцами могли быть боевики из повстанческого движения «Селека». Шансы на поимку убийц ничтожно малы — для ЦАР это вполне обычное преступление.

Единственное, что могло бы спасти жизнь Джемалю, Расторгуеву и Радченко, — наличие у них вооруженной охраны из числа официальных военных. Но это бы в корне противоречило их заданию — им надо было сделать журналистское расследование о том, что ни центральноафриканские, ни российские власти точно не хотели бы афишировать. Если бы у россиян были не просроченные удостоверения российских СМИ (не случайно в первых сообщениях об их гибели двое фигурировали как «журналисты «Известий»), а актуальные, это тоже вряд ли бы помогло. Грабители из засады, увидевшие машину с дорогими по местным меркам камерами, точно не стали бы рассматривать «корочки».

Можно считать смерть Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко несчастным случаем. Можно — нелепостью. Можно — героизмом.

В любом случае, это очень мужественный поступок — отправляться в ЦАР без оружия расследовать один из многочисленных военных сюжетов истории этой многострадальной во всех смыслах страны.

Они знали, на что шли. Это — часть их профессии. Журналистика — опасная профессия по определению. За неее случайно, но чаще преднамеренно убивают в разных странах мира и по разным причинам. Главные мишени — журналисты, занимающиеся расследованиями или отправляющиеся на войну летописцами событий. Орхан Джемаль и его коллеги погибли, совместив два самых опасных занятия сегодняшней журналистики.
Их гибель, с профессиональной точки зрения, не отличается от гибели пяти российских журналистов за время войны в Донбассе. Пресс-карты на войне спасают далеко не всегда.

Орхан Джемаль и его коллеги погибли не случайно. Они отдали жизнь профессии — увы, в самом печальном и буквальном смысле слова. Это в любом случае очень достойная смерть, что не делает ее менее печальной или трагической. Человечество пока не достигло такого уровня развития, чтобы научиться не стрелять в журналистов. И не воевать. А один из самых важных смыслов профессии журналиста — научить людей не убивать за любую мирную профессию. И тем более за правду.