Санкции против Трампа

США введут санкции против России из-за «дела Скрипалей»‍

На угрозе новых американских санкций рубль в России обвалился до двухлетнего минимума к доллару и евро. При этом во вроде бы уже ставших привычными за четыре с половиной года санкционных войнах явно намечается новый поворот. В США они окончательно (пока у власти администрация Трампа, а он твердо собирается баллотироваться на второй срок) стали фактором внутренней, а не внешней политики. С помощью России американский политический истеблишмент уже совершенно открыто сводит собственные счеты.

Об очередных конкретных санкциях против России объявил Госдеп — по «делу Скрипалей», в котором до сих пор даже нет официально названных подозреваемых, а жертвы, к счастью, неожиданно живы. Ограничения, которые США обещают ввести с 22 августа, касаются запрета на экспорт в Россию товаров, которые могут быть связаны с национальной безопасностью. Речь идет об электронных устройствах и их компонентах, в том числе тех, что используются в авиационной отрасли.

В Госдепе подчеркнули, что если Россия в течение трех месяцев не предоставит гарантий, что не будет использовать химическое оружие(интересно, как должны выглядеть такие гарантии и где, простите за тавтологию, гарантии, что им поверят?), не согласится на допуск международных инспекторов на свои объекты, где предположительно может производиться химическое оружие, ее ожидает второй раунд санкций.

В этом во втором раунде речь пойдет о понижении уровня дипломатических отношений (ага, что-то давно не было высылки дипломатов и закрытия консульств), запрете авиакомпании «Аэрофлот» летать в США, а также о сокращении до минимума взаимной торговли.

К слову, товарооборот между Россией и США, несмотря на санкции, в 2017 году увеличился почти на 16% по сравнению с 2016-м, но в абсолютном выражении составляет относительно небольшую сумму — 23,1 млрд долларов. Для сравнения, годовой объем российской торговли с Китаем — 84 млрд долларов.

Но самый страшный набор санкций содержится в экономической части законопроекта с пафосным и — если вдуматься — унизительным для самой Америки, считающей себя главным государством мира, названием «Акт по защите американской безопасности от агрессии Кремля — 2018». В этом документе, подготовленном сенатором-республиканцем Линдси Грэмом и тремя его коллегами, среди прочего содержится требование полного запрета на операции в США (и замораживание активов) семи российских банковских структур, уже находящихся в санкционном режиме, в том числе Сбербанка, ВТБ, Внешэкономбанка и Промсвязьбанка. На практике это будет означать невозможность для этих банков стандартных долларовых расчетов через корсчета в банках США. Кроме того, текст содержит фактический запрет на операции с российским госдолгом со сроком обращения более двух недель — но только с новыми выпусками (new debt), что значительно смягчает возможные последствия такого решения. То есть прежние российские ОФЗ американские инвесторы могут держать в своих портфелях, даже если законопроект примут.

Есть в законопроекте и такая санкционная мера, как запрет на космическое сотрудничество с Россией и поставки титана. К слову, запретить поставки титана в США хотели и российские законодатели, однако не стали этого делать, учитывая последствия для российских производителей. Что касается ракетных двигателей (американские ракеты, как известно, по-прежнему летают на наших двигателях), в Штатах уже несколько лет активно пытаются создать им замену. Пока, видимо, не получается, но тут американцы от попыток «импортозамещения» явно не откажутся в любом случае.

Но едва ли не главная часть положений нового произведения четырех американских сенаторов касается не столько России, сколько лично президента США Дональда Трампа. В так называемой «персональной» части санкционного проекта главная идея — заставить Трампа более эффективно исполнять акт CAATSA.

В этом плане сенаторы предлагают сократить сроки отчетов по исполнению санкций в течение 60 дней после принятия законопроекта, обновить «кремлевский список» (в его открытой части более 200 российских политиков и бизнесменов, против некоторых уже введены персональные санкции), а также начать практическую работу по поиску активов и личного состояния в мире Владимира Путина. Кроме того, законодатели предлагают признать Россию страной-спонсором международного терроризма — собственно, это и станет правовым основанием для замораживания активов и счетов российских банков в США.

Хотя по всем опросам в США отношения с Россией не входят в топ-5 тем, наиболее волнующих американцев, для противников Трампа это явно вопрос номер один. 6 ноября Штатам предстоят промежуточные выборы, знаменующие половину президентского срока любого главы государства. На этих выборах будет полностью переизбираться нижняя палата Конгресса (Палата представителей), 35 сенаторов из 100, а также 39 губернаторов штатов и территорий. В экономике (рядовых американцев традиционно внутренние дела интересуют гораздо больше внешней политики) противникам Трампа пока предъявить нечего. В первом полугодии 2018 года американская экономика показала рекордный рост за 13 лет — выше 4%, безработица находится на рекордно низком в этом десятилетии уровне. Поэтому

главным объектом атаки на Трампа остаются попытки доказать, что он «марионетка и ставленник России». А саму Россию наказать якобы за то, что это она «избрала» такого президента Америки.

Пока нет стопроцентной уверенности в том, что новое творение американских конгрессменов будет принято в том виде, в котором его сочинили авторы. Но сама постоянная угроза санкций без берегов еще сильнее отравляет российско-американские отношения. Уже даже начинается — причем и в России тоже — такое печальное публичное соревнование в прогнозах, что еще могут запретить американцы в отместку русским. Экспорт нефти и газа? «Макдональдсы» в России? Арестовать все российские личные счета в США?

России в этой ситуации не остается ничего другого, кроме как заниматься своей экономикой, постоянно держа в голове, что любая самая мрачная сказка про объект американских санкций в любой момент может оказаться былью. И что президент Трамп, даже если у него есть искреннее желание наладить отношения с Москвой, по крайней мере, при нынешнем составе Конгресса реально ничего сделать не сможет. Разве только встретиться и поговорить.