Батька в зените

Почему президент Белоруссии использует Россию как внешнего врага

Хотя России и Белоруссия являются не просто ближайшими партнерами, но и единым союзным государством, практически при любых проблемах в белорусской экономике Александр Лукашенко начинает использовать антироссийскую риторику. Примерно так же, как в России иногда используется образ Америки. Правда, в России никто не считает США союзником и Россия точно не живет за счет Америки, в отличие от Белоруссии, которая постоянно пользуется российскими кредитами и преференциями в торговле.

В разгар переговоров с Россией об отмене беспошлинных поставок нефтепродуктов в Белоруссию Александр Лукашенко использовал оба своих главных испытанных приема в борьбе с экономическими проблемами страны: критику России и очередное перетряхивание правительства.

Торговые войны между Россией и Белоруссией далеко не новость — они время от времени вспыхивают с новой силой на протяжение как минимум 20 лет. В основном из-за нефтепродуктов и газа — Белоруссия постоянно продавливает беспошлинные поставки в страну российских нефтепродуктов и пытается добиться покупки российского газа по внутрироссийским ценам. Порой нефтяные споры между двумя странами даже приходилось решать в международных арбитражных судах. Но иногда бывали и другие причины для торговых войн — в частности, не допуск России к приватизации белорусских предприятий. Ну, а введение Россией продовольственных контрсанкций против стран Запада привело к тому, что Белоруссия моментально оказалась активным «производителем» крайне неожиданных для себя товаров – от креветок до хамона.

Практически каждая такая торговая война сопровождается резкой публичной антироссийской риторикой отличающегося яркими ораторскими способностями президента Белоруссии. Причем спектр антироссийских выступлений «батьки» (которому, будем откровенны, в разное время тоже сильно доставалось от российского телевидения, но не от российских политиков — тот же Владимир Путин никогда не допускал публичных антибелорусских высказываний) — очень широк.

В частности, запретив в Белоруссии российскую акцию «Бессмертный полк», Лукашенко публично обвинил Россию в желании «приватизировать победу в Великой Отечественной войне» в рамках «исторического сепаратизма».

Недавно досталось на орехи даже футболистам питерского «Зенита» после сенсационной победы над нимb со счетом 4:0 минского «Динамо» в первом матче квалификационного раунда Лиги Европы. Неравнодушный к спорту Лукашенко (единственный на постсоветском пространстве президент страны, который возглавляет еще и Национальный олимпийский комитет) отреагировал на эту победу минчан мощным спичем: «Они (футболисты минского «Динамо». — прим. ред.) подарили праздник всей стране. Молодцы! Они боролись до конца. Тут шапкозакидательством не надо заниматься. Это они играли не с миллионерами, а с миллиардерами! У «Зенита» сезон только начался. Они с распальцовкой приехали, и, так чувствую, недооценили минчан. Ну и, конечно, бог был на нашей стороне, потому что мячи такие забивали, что иногда просто везло. А везет сильнейшим».

По иронии судьбы эти слова оказались сильнейшей мотивационной речью для «Зенита», который в ответном матче дома разгромил минчан со счетом 8:1 и выбил их из турнира. Но речь не о футболе, где «Зенит» и так обязан был побеждать минское «Динамо» — силы и финансовые возможности двух клубов слишком не равны.

Попытка Лукашенко придать футболу политическое звучание совпала крайне неприятными для Минска переговорами с Москвой.

Россия и Белоруссия обсуждают соглашение, по которому беспошлинные поставки российских нефтепродуктов на белорусский рынок будут запрещены. До сих пор Белоруссия не просто получает нефть и нефтепродукты из России по низким (из-за отсутствия пошлин) ценам, но еще и реэкспортирует их в третьих страны, зарабатывая валюту. Теперь Россия собирается прописать в договоре пункт, согласно которому «беспошлинные поставки будут возможны только в согласованных объемах в рамках индикативных балансов». Проще говоря, чтобы Белоруссия согласовывала с Россией объем поставок, необходимый для внутренних потребностей белорусской экономики, и не брала лишнего, чтобы потом перепродавать другим странам дороже.

По данным Белстата, Белоруссия в январе-мае 2018 года импортировала из РФ нефтепродуктов на $677,6 млн (в 1,9 раза больше в годовом выражении). Импорт нефти вырос на 37,6% до $2,8 млрд. В соответствии с межправительственными соглашениями, ежегодно Белоруссия может импортировать 24 млн тонн российской нефти. 18 млн тонн Белоруссия использует для переработки на своих НПЗ. Согласно договоренностям, экспортные пошлины на остальные 6 млн тонн направляются в белорусский бюджет. Эти 6 млн тонн Белоруссия «перетаможивает», как выразился в прошлом году вице-премьер Владимир Семашко.

Стороны также обсуждают цену на газ для Белоруссии после 2019 года, когда заканчивается срок действия нынешнего контракта. Минск по традиции настаивает на снижении цены газа до внутрироссийского уровня. Кроме того, Россия начала процесс постепенного отказа от налогового маневра в нефтяной отрасли, в ходе которого к 2024 году будут в принципе отменены экспортные пошлины на нефть, что предполагает поставку нефти в Белоруссию по мировым ценам.

На этом фоне и в условиях стагнации в белорусской экономике (по официальным данным, в последние два года там был незначительный рост на 1,5-2%, но в 2015 году ВВП Белоруссии обвалился почти на 4%) Лукашенко, кроме антироссийской риторики, в очередной раз принес в жертву кабинет министров. Он уволил Андрея Кобякова с поста премьера (тот занимал эту должность четыре года) и назначил новым главой кабинета руководителя Банка развития Сергея Румаса. Лукашенко также сменил вице-премьеров и назначил несколько новых руководителей ведомств, в том числе вместо уволенных на днях министров архитектуры и промышленности. Отставки сопровождались резкой публичной критикой президента в адрес кабинета министров: «У нас в правительстве… было так: давайте мы вот курс этот заявим, а потом будем проводить иной курс… Так у меня никогда не было и не будет! То, что мы людям обещали, а правительство было создано именно под этот курс, тот курс должен и проводиться», — заявил Лукашенко. При этом «было так» и «никогда не было» явно противоречат друг другу.

А в годовщину российского дефолта Лукашенко вновь бросил камешек в огород России, заявив, что в Белоруссии никогда не будет шоковой терапии.

«С первых своих шагов, будучи президентом, еще зеленым президентом в те годы, четко было сказано: никакой шоковой терапии, никаких шоков быть не должно. Потому что шок — это резать по живому людей. Я на это никогда не соглашался и никогда не пойду. Резать по живому никому в Беларуси не дано», — заявил Лукашенко.

Такой курс — с публичной поркой и достаточно частой сменой правительства, а также с попытками постоянно обвинять Россию в проблемах белорусской экономики и одновременно выторговывать преференции, напоминая о статусе «главного союзника Москвы против Запада» -— позволяет Лукашенко 24 года держаться у власти. Он уступает по этому показателю на постсоветском пространстве только Нурсултану Назарбаеву. Трудно сказать, насколько эффективна такая политика для развития Белоруссии, которая в советские времена жила богаче России, а сейчас по ВВП на душу населения вдвое беднее.

Но самому Лукашенко она явно помогает.