Черная дыра: почему Россия проигрывает космос

Почему российская космическая отрасль не может избавиться от брака

В российской космической отрасли очередной скандал. Из-за того, что кто-то – случайно или намеренно, это пока неизвестно – просверлил дырку в корабле «Союз», доставившем на МКС очередной экипаж. Полная утечка воздуха со станции могла произойти за 18 дней. Дырку вовремя заклеили. Что происходит с «русским космосом»?

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин успел заявить, что «не отметается» и версия, что имело место «преднамеренное воздействие в космосе». Источник «Газеты.Ru», однако, сообщил, что проблему нашли на Земле – при производстве корабля. Слава богу, что версия «инопланетян-вредителей» отпала. А то стало бы по-настоящему не по себе.

Вроде бы виновник уже даже установлен. Ну и дырку, которая имела отчетливые следы 2 мм сверла от обычной дрели, заделали герметиком. Причем, как уже признался Рогозин, там было «несколько попыток воздействия сверлом».

Собственно, устранить брак было легко еще на Земле, однако «злоумышленник» вовремя не сознался. Видимо, он чем-то заклеил (или замаскировал?) просверленную (умышленно или случайно?) дырку, а затем клеевая заплатка сместилась от перепада давления. Поэтому на земле проверку на герметичность аппарат выдержал, а в космосе – «потек». Причем, как теперь выясняется, случаи просверливания корабля «Союз» на Земле в неположенных местах уже были. Наказанием стало увольнение. Всего лишь.

Причину утечки воздуха искали всем международным составом МКС, отсекая отсек за отсеком, пока не добрались до пристыкованного корабля «Союз МС». За этими поисками в буквальном смысле мог наблюдать весь мир: в NASA транслировали все это на своем сайте.

Так что теперь и позор – на весь мир.

По-своему символично, что этот позор случился на фоне продолжающихся разговоров о том, кто будет доставлять американцев на МКС после 2019 года, ведь летать они, по всей видимости, пока продолжат на наших старых добрых «Союзах».

Ранее, после серии аварий с запуском коммерческих спутников российскими носителями уже пошатнулся авторитет отечественных ракет-носителей. В 2016 году мы уступили первенство по числу таких запусков Китаю и США (19, 22 и 22, соответственно), в прошлом году, правда, снова обогнали Китай: 16 наших запусков против 14 у них, но сильно отстали от США (27). При этом у китайцев было два неудачных пуска, у нас — один, у американцев — ни одного. В этом году мы снова можем отойти на третье место после китайцев.

Планы на ближайшие два года – тоже наполеоновские: в 2019-2020 годах Россия планирует провести аж 10 космических запусков! А в это время в США вот-вот запустят пилотируемые корабли, созданные частными корпорациями. После чего можно окончательно попрощаться и с российской программой космического туризма.

Потому что зачем платить более $20 млн за сомнительное удовольствие слетать в ближний космос на корабле, в котором какой-то идиот может просверлить дырку обычной дрелью.

В последние годы в России было несколько памятных скандалов в космической отрасли, которые были связаны именно с халатностью. Хотя в ранние, более суровые политические времена говорили бы о «саботаже» или «диверсии». Тем более на фоне недавнего коррупционного скандала в той же РКК «Энергия».

Еще жив в памяти случай, например, когда на ракете-носителе «Протон» (собирали ракету в Центре имени Хруничева) неправильно («вверх ногами») установили датчики угловых скоростей. Падение ракеты в 2013 году произошло буквально в прямом эфире. Датчики устанавливал недавний выпускник техникума, который делал это второй раз в жизни.

Тогдашний вице-премьер Рогозин в 2015 году возмущался: «Когда я впервые приехал в Центр Хруничева, я узнал, что зарплата составляет 25 тыс. руб. Какое качество мы можем требовать?»

Второй, еще более грандиозный скандал, произошел в 2017 году. Тогда в ходе проверки был выявлен брак при сборке двигателей вообще всех готовых и строящихся «Протонов» — всего на 71 штуке, изготовленной на Воронежском механическом заводе. Тогдашний глава «Роскосмоса» Игорь Комаров в интервью «Газете.Ru» объяснил, что причина была в несвоевременном обнаружении проблем с припоем… из-за кладовщицы, ушедшей на больничный. Назвал историю «смешной» и обещал предпринять меры, «чтобы такого не повторилось».

Еще свежее в памяти история неудачного запуска ракеты «Союз» с космодрома «Восточный» в ноябре 2017 года. Это был всего лишь второй запуск в истории гражданского космодрома. В строительство которого вбухали сотни миллиардов рублей, попутно заведя несколько уголовных дел, в том числе за невыплату зарплаты.

Тогда разгонный блок «Фрегат» должен был вывести на орбиту аппарат гидрометеорологического обеспечения «Метеор-М» и малые космические аппараты попутной нагрузки. Однако связь с разгонным блоком была потеряна, он не вышел на расчетную орбиту. В принципе – по тоже позорной причине: программное обеспечение было настроено на запуск совсем из другого места, а именно с космодрома Байконур.

В этой связи, конечно, вспоминается «вечный» в своей актуальности рассказ А.П. Чехова «Злоумышленник»:

«Перед судебным следователем стоит маленький, чрезвычайно тощий мужичонка в пестрядинной рубахе и латаных портах...
— Денис Григорьев! — начинает следователь. — Подойди поближе и отвечай на мои вопросы. Седьмого числа сего июля железнодорожный сторож Иван Семенов Акинфов, проходя утром по линии, на 141-й версте, застал тебя за отвинчиванием гайки, коей рельсы прикрепляются к шпалам. Вот она, эта гайка!.. С каковою гайкой он и задержал тебя. Так ли это было?

— Чаво?...
— Ты это свое «чаво» брось, а отвечай на вопрос! для чего ты отвинчивал гайку?
— Коли б не нужна была, не отвинчивал бы, — хрипит Денис, косясь на потолок.
— Для чего же тебе понадобилась эта гайка?
— Гайка-то? Мы из гаек грузила делаем...
— Кто это — мы?
— Мы, народ... Климовские мужики, то есть»
.

Конечно, в последнем случае никто никакую важную деталь с корабля «Союз» для грузила не отвинтил. Однако по менталитету изготовители сложнейшей космической техники, с учетом, конечно, поправки на в ХХI век, чем-то все же напомнили Дениса Григорьева.

Речь идет о катастрофической деградации того, что называется инженерной культурой, которой в общем славна была и Россия и в конце XIX века, и Советский Союз в конце столетия XX. Может быть, деградация этой инженерной культуры уже миновала точку невозврата.

Кстати, а что там с зарплатами, на низкий уровень которых в космической и ракетостроительной отрасли жаловался несколько назад бывший теперь уже вице-премьер, а ныне глава корпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин?

На сайте РКК «Энергия», где сотрудников более 5000 человек, на сегодняшний день имеются немало вакансий. Причем эти люди, надо полагать, имеют самое непосредственное отношение к сборке и проверке качества этой сборки космических кораблей.

Например, слесаря-ремонтника зовут на 34 тыс. руб. в месяц (есть еще две похожие вакансии). Инженера-прочниста, притом не с улицы, а с опытом работы манят на 45 тыс. руб. в месяц (есть еще 3 аналогичные вакансии). Токарь «стоит» подороже – аж сумасшедшие 60 тыс. рублей, на которые в подмосковном Королеве, конечно, можно разгуляться по самое не балуй. Столько же «стоят» оператор станков с программным управлением, а также фрезеровщик. Электромонтер ценится примерно в два раза дешевле — от 35 000, шлифовщик – 40 000 рублей, а вот ведущий специалист по защите информации, который, в том числе, наверное, будет ответственен за то, чтобы сверхсекретная информация не утекала к врагам России — внимание, барабанная дробь! — будет получать аж 50 тыс. руб. в месяц.

Ну и, наконец, металлообработка. Мудреная профессия под названием «термист»: получи «от 43 000» и ни в чем себе не отказывай. Самая «крутая» из имеющихся на сегодня вакансий на Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королева — это начальник отдела с 73 100 руб.

Теперь для сравнения обратимся к одному из конкурентов РКК «Энергия», а именно к аэрокосмической корпорации Boeing. В городе Сиэтле, штат Вашингтон (там головное производство), средняя зарплата инженерного состава корпорации составила 106 720 долларов в год, что примерно на 20% выше общенационального среднего уровня зарплат в США.

Скажем, проект-менеджер (условно приравняем его к нашему начальнику отдела) получает 85 300 долларов. Простой инженер, от которого в общем зависит качество выполнения работ, в среднем — 94 866 долларов. Системный инженер – $98,5 тыс.. Специалист по снабжению высокой квалификации — $72 тыс. Люди, отвечающие за программное обеспечение (помните российскую вакансии «ведущего специалиста по информационной безопасности»?) — это $95 тыс. в год.

Примечательно, что различные финансовые аналитики и прочие, условно говоря, работники бухгалтерии и кадровики получают ниже, чем инженеры, отвечающие за практическое исполнения работ — примерно на уровне 65 – 72 тыс. долл. в год. Самая маленькая зарплата, которую можно найти на корпорации Boeing, — это 24 доллара. В час. Именно столько получает «интерн» (по сути, практикант), которому вряд ли, впрочем, доверят самостоятельно устанавливать датчики угловых скоростей.

При этом на коммерческих космических запусках Россия и США зарабатывают пока еще сопоставимые деньги. Куда же они все подевались?