На Восток: станет ли Россия азиатским тигром

Власти Японии ответили на предложение Путина о мирном договоре без условий

Иностранное представительство на Восточном экономическом форуме во Владивостоке оказалось более мощным, чем на главном «западном» экономическом форуме России — в Петербурге. Но говорить о том, что Россия завершила объявленный весной 2014 года поворот на Восток, было бы сильным преувеличением. При этом сам российский Дальний Восток — по-прежнему отстающий и крайне проблемный регион страны, продолжающий терять население.

Хотя форум во Владивостоке экономический, но едва ли не самыми громкими на нем оказались внешнеполитические заявления. В частности, президент России Владимир Путин впервые лично прокомментировал «дело Скрипаля» — причем сразу очень неожиданно, практически сенсационно. Он заявил, что Россия уже нашла тех, кого Британия считает подозреваемыми, и что это гражданские лица. «Надеюсь, что они сами появятся, сами все расскажут. Ничего там особенно криминального нет, уверяю вас», — сказал Путин. «Я хочу к ним обратиться, чтобы они услышали нас сегодня, пускай они придут куда-нибудь в средства массовой информации», — добавил он.

Являются ли эти «отравители» россиянами и в средства массовой информации какой страны им идти, равно как и то, почему этим гражданским лицам понадобилось травить экс-полковника ГРУ и его дочь в Солсбери, Путин не сказал. Зато сказал о том, что Россия готова заключить мирный договор с Японией. К слову, премьер-министр Страны восходящего солнца Синдзо Абэ становится завсегдатаем российских экономических форумов — он приезжал и в Петербург. На сей раз японский премьер, в частности, предложил обсудить идею строительства моста с Сахалина в Японию.

Но внешнеполитические заявления России азиатских лидеров, в отличие от европейских, похоже, волнуют и впечатляют не особо. В санкционной войне из-за «дела Скрипалей» азиатские державы не участвовали изначально (Япония, правда, ввела санкции за Крым и Донбасс). А что касается мирного договора с Японией, вряд ли к этому пока готово само японское общество. И Генеральный секретарь кабинета министров Японии Йосихидэ Суга буквально сразу же после выступления российского лидера прояснил — позиция Токио не меняется, уступок не будет.

Любой японский премьер, который согласится признать Курильские острова российскими, сразу станет политическим камикадзе.

Гораздо важнее, что китайская, японская, южнокорейская бизнес-делегации на Восточном экономическом форуме были действительно большими и представительными. Одних только китайских бизнесменов приехало несколько сотен. Лидеры России и Китая не только второй раз выпили по рюмке водки и вместе приготовили блины, но еще и, называя друг друга «мой друг», пообещали довести годовой товарооборот между двумя странами в 2018 году до $100 млрд. Но это все равно почти в два с половиной раза меньше, чем товарооборот России со странами ЕС, и в шесть раз меньше товарооборота Китая с США. Правда, бизнес-сотрудничество с азиатскими инвесторами идет со скрипом.

При этом для России даже важнее «поворота на Восток» дать реальный толчок развитию своих дальневосточных территорий. Приоритет развития Дальнего Востока российская власть публично декларирует по крайней мере лет 20. При этом, выступая на Восточном форуме, Путин признал, что отток россиян с Дальнего Востока продолжается. Не помогают ни создание территорий опережающего развития, ни программа «дальневосточного гектара», ни субсидирование полетов с Дальнего Востока в материковую Россию, ни отдельное министерство по развитию Дальнего Востока в структуре правительства, существующее уже шесть лет. Это министерство, к слову, возникло на почве дискуссий о создании отдельной госкорпорации по Дальнему Востоку. То есть тема в приоритете давно, а впечатляющих результатов нет.

Дальний Восток — рекордсмен России по доле ветхого жилого фонда. Крупные транспортные и инфраструктурные транснациональные проекты, которые активно продвигают США и Китай вместе со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, тоже пока минуют Россию. Неслучайно президент призвал создать новую программу развития Дальнего Востока до 2035 года. Неслучайно один из двух внутренних офшоров, где должен спасаться от санкций российский бизнес, решено создать на острове Русский. Государство должно придумать, как остановить отток населения с Дальнего Востока.

Хотя бы потому, что есть серьезный риск (гораздо более серьезный, чем любые разговоры о «происках Запада»), что российский Дальний Восток будет заселять и осваивать Китай, у которого есть для этого практически неограниченные финансовые и человеческие ресурсы.

И при этом думать Китай будет, естественно, о китайских, а не о российских интересах.

Показательно, что впервые главную сессию Восточного экономического форума модерировал российский ведущий. До этого мы приглашали зарубежных звезд — в частности, в 2016 году председателя Института « Азиатское общество» в Нью-Йорке Кевина Радда (он же – экс-премьер Австралии), а в прошлом — главу крупной частной компании из Гонконга Ронни Чана. Это правильно хотя бы потому, что России надо думать прежде всего о собственных интересах. Глобальные инвестиционные транснациональные проекты — конечно, прекрасно. Но на них нужны и время, и большие деньги. При этом экономическая мощь тех же Китая и Японии для России в обозримом будущем очевидно недостижима.

Российский Дальний Восток имеет все шансы стать плацдармом и для «поворота на Восток», и для привлечения в Россию крупных азиатских инвестиций, и даже для постепенного превращения России в настоящего «азиатского тигра». Только зависеть это будет не от иностранных инвесторов, а от российских властей разных уровней, от российского бизнеса и от обычных россиян.