Смерть за честь: зачем в России дуэль

Почему в России опять заговорили о дуэлях

Возвращение слова «дуэль» в реальную российскую политику в 2018 году не случайно. Это маркер острого дефицита моральных добродетелей — чести и совести — в российском политическом пространстве. Этот дефицит подкрепляется расхожими представлениями простых россиян о том, что политика по определению — грязное занятие. Хотя это не так и зависит от общества и от самих политиков.

Депутат от ЛДПР Сергей Иванов внес на рассмотрение Госдумы проект дуэльного кодекса Российской Федерации. На полном серьезе. И хотя в соцсетях немедленно появилась масса комментариев к этой законодательной инициативе, ставящая под сомнение ее адекватность, ничего смешного в идее депутата Иванова нет. Хотя бы потому, что дуэльный кодекс показывает, насколько велики в стране проблемы с соблюдением кодекса уголовного. С публичной политикой. С работой судов.

Понятно, депутат от самой эпатажной парламентской партии, как теперь модно говорить, решил словить хайп и пропиарить себя, что ему блестяще удалось — о дуэльном кодексе написали сотни СМИ по всей России. Но инфоповод создал отнюдь не депутат Иванов. «В последнее время появилась тенденция со стороны государственных и муниципальных служащих вызывать на дуэль граждан, выражающих отличные от официальных точки зрения», — говорится в пояснительной записке к документу.

Основные положения кодекса строятся на нескольких принципах. К примеру,

дуэль должна происходить только между равными; при вызове государственного или муниципального служащего гражданином первый обязан отклонить вызов и предоставить последнему право искать удовлетворения в суде; дуэль между гражданами возможна, «но является аномалией, не отвечая своему назначению».

По мнению депутата Иванова, подготовленный им кодекс должен систематизировать «причины вызова на дуэль и порядок ее проведения». Опять же, в каком-то смысле это возврат к историческим корням — в Российской империи дуэльный кодекс официально существовал и неоднократно менялся

Но гораздо больший общественный резонанс вызвало то, из-за чего депутат подсуетился и буквально за день написал свой документ.

Глава Росгвардии генерал Виктор Золотов, один из самых непубличных и самых влиятельных российских силовиков, записал, наверное, первое в жизни публичное видеообращение. Адресовалось оно находящемуся под 30-суточным арестом за организацию несанкционированных уличных акций оппозиционеру Алексею Навальному. Видеообращение стало ответом на опубликованное Фондом борьбы с коррупцией Алексея Навального расследование. Золотов не стал подавать на Навального в суд (хотя вряд ли есть сомнения, что выиграл бы дело — российские суды в спорах представителей власти такого калибра с гражданами пока не становились на сторону граждан, тем более оппозиционеров). Генерал в крайне резких выражениях обвинил Навального в оскорблении и клевете и потребовал сатисфакции на поединке (то есть, дуэли), сославшись на офицерские традиции: «Испокон веков еще подлеца били по лицу и вызывали на дуэль».

Четких условий дуэли Золотов не назвал — да и трудно себе даже представить, как бы глава Росгвардии без охраны где-нибудь выяснял отношения с кем бы то ни было. Тем не менее, генерал предложил драться, пригласив противника «на ринг, на татами — куда угодно». И пообещал сделать из соперника «сочную отбивную».

Генерал в какой-то мере сыграл оппозиционеру на руку — такого пиара «сверху» никогда не было.

Разумеется, в СМИ тут же появились разборы того, как генерал нарушил все писаны правила дуэлей, принятые в Российской империи, и принципы той самой офицерской чести. Один из главных принципов — никогда вызов на поединок не исходил от власть имущего. Всегда инициатива исходила от младшего, считавшего, что у него нет другого способа защитить свою честь. И уж, конечно, дуэль исключала мордобой.

Но проблема в том, что генерал Золотов в такой неожиданной форме действительно попытался защитить честь. А политические аналитики тут же стали гадать, сам ли генерал придумал это видеообращение или это следствие какой-нибудь политической интриги. Например, попытка показать, что генерал не допустит, чтобы его подчиненные поверили обвинениям в адрес своего командира. Ведь молчание или даже суд могли бы показаться им неубедительными аргументами. А тут Золотов заговорил с «врагом» на понятном военным людям языке.

Между тем именно институт репутаций, человеческой и политической чести в России практически уничтожен.

Судя по опросам, большинство россиян не только верят в то, что «начальство ворует», но даже не считают это каким-то особым грехом или препятствием для нахождения на высоких должностях. Более того, понятие личной чести как важного критерия оценки человека уничтожено не только среди политиков, но и в профессиональных, научных сообществах — одни только липовые диссертации чего стоят.

Проблема усугубляется недоверием граждан к институту правосудия. Неслучайно, согласно исследованиям «Евробарометра», россияне занимают первое месте в мире среди четырех десятков исследовавшихся государств по доле тех, кто готов передать право выносить приговоры роботам, и одно из последних мест — по доверию к реальным судам. Когда само правосудие кажется людям политически ангажированным или инструментом сведения личных счетов, а не оплотом закона, оно не может считаться эффективным местом защиты чести от клеветы.

Генерал Золотов своим неоднозначным и очень неожиданным, но по-мужски понятным поступком не столько совершил акт публичной политики, как посчитали некоторые комментаторы, сколько невольно поднял тему личной (даже не офицерской) чести в российском политическом пространстве. Много ли в России политиков, о которых обыватель может, не кривя душой, сказать: «Он — человек чести»? Дорожат ли люди во власти своей репутацией, когда даже в разгар санкционной войны с Западом покупают там недвижимость и стараются поселить своих детей?

Вообще-то один из важнейших моральных принципов дуэли состоит в том, что человек, бросающий вызов обидчику, уверен в своей моральной правоте, но вовсе не уверен, что победит в поединке. Но если честь как необходимое и важное понятие вернется в российскую политику, можно будет сказать, что и видеообращение генерала Золотова, и даже дуэльный кодекс депутата Иванова (который, разумеется, Госдума не станет даже обсуждать) были не просто хайпом и пиаром.