Новости

На галеры: что светит чиновникам после выборов

Чему учит поражение действующих губернаторов на выборах

Поражение кандидатов от «Единой России» в трех регионах и вероятность поражения в четвертом (состав участников новых выборов в Приморье пока не известен) не означает победы оппозиции — ни КПРФ, ни ЛДПР, ни «Справедливая Россия» таковой по сути не являются. Но это означает, что люди хотят, чтобы губернаторы занимались делом и стремились понравиться им, а не Кремлю.

До сих пор с момента возвращения прямых выборов губернаторов кандидаты от партии власти, они же действующие главы регионов, терпели поражение лишь однажды — в 2015 году в Иркутской области, где традиционно были сильны позиции КПРФ, победил коммунист Сергей Левченко. И вот на первых после объявления о повышении пенсионного возраста губернаторских выборах сразу в четырех регионах (правда, из 22) действующие главы регионов не выиграли.

В Приморье впервые с 90-х годов вообще пришлось отменять результаты второго тура выборов. В Хабаровском крае кандидат от ЛДПР Сергей Фургал после первого тура выборов публично пообещал работать заместителем действующего главы региона из «Единой России» Вячеслава Шпорта, но все равно разгромил своего конкурента. Губернатору Владимирской области единоросске Светлане Орловой не помогло по-своему трогательное видеообращение к жителям области с признанием своих ошибок и недоработок (привычка признавать ошибки в принципе не свойственна никаким нынешним российским политикам). Она все равно уступила кандидату от ЛДПР Владимиру Сипягину. Глава Хакасии Виктор Зимин, проиграв в первом туре, сам снял кандидатуру со второго — теперь местные жители будут выбирать из кандидатов от КПРФ и «Справедливой России». В Приморье состав участников не известен, но у действующего главы региона единоросса Андрея Тарасенко после грандиозного скандала немного шансов, даже если он пойдет на новые выборы. Но выборы есть выборы, как заметил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Понятно, что никакого альтернативного экономического или политического курса новые «оппозиционные» губернаторы проводить не будут — у них на это нет ни полномочий, ни возможностей, ни желания. Общий курс страны определяется федеральной властью, а не региональными. Системные партии, представленные в Госдуме, давно не имеют никаких фундаментальных расхождений друг с другом.

Но теперь губернаторам не от «Единой России» предстоит доказывать, чем они лучше единороссов. Причем в условиях, когда у них не будет большинства в региональном парламенте. Не случайно в некоторых регионах КПРФ и ЛДПР собираются создавать коалиционные правительства — это будет некая новая сущность в российской региональной политики. От самого понятия политической коалиции в ХХI веке Россия успела отвыкнуть.

Когда глава Центризбиркома Элла Памфилова говорит, что местным властям приходит время действительно держаться за кресло в хорошем смысле этого слова, делать что-то хорошее для своих регионов, это вполне разумные слова. Губернатор в России — не политическая, а прежде всего хозяйственная должность. И тут партийная принадлежность вообще не имеет значения — теперь, кстати, местные элиты получили четкий урок: членство в «Единой России» не гарантирует победы. Поэтому в оценке работы губернаторов можно придерживаться критериев, по которым правительство составляет рейтинги регионов для бюджетных грантов – кто увеличивает налоговый потенциал, кто создает рабочие места, тем и бонусы.

Но, главное, меняется сам смысл работы губернаторов.

Это не политическая ссылка, не трамплин для дальнейшей карьеры на федеральном уровне (многие назначенцы из Москвы, из федеральных органов, воспринимали свое губернаторство именно так), а ежедневная, рутинная, кропотливая работа.

Партия Дела — единственная партия, пусть и не существующая на бумаге, которую должен представлять любой губернатор. Из Москвы эффективно управлять в ручном режиме такой гигантской и разнообразной по экономическим, социальным, культурно-историческим условиям страной, как Россия, просто невозможно. Человек, ставший губернатором, обязан воспринимать свой регион как дом, который нужно обустраивать с максимальным тщанием, а не как вынужденную скучную командировку перед новым назначением в столицу. И не как собственную бизнес-вотчину.

Понятно, что Россия переживает не лучшие времена с точки зрения экономики, но бесконечно прикрываться безденежьем у региональных лидеров не получится. Подавляющее большинство российских регионов точно не такие нищие, чтобы не иметь прямо никаких возможностей развивать экономику и социальную сферу без полной зависимости от федеральных денег. Просто рассказывать людям в находящихся под губернаторами местных СМИ (независимых масс-медиа в российских регионах крайне мало), как хорошо живет народ, как губернатор прямо ночами не спит, всё думает о народном благе, больше не получится.

Губернаторство перестает быть синекурой — это если не «расстрельная», то в любом случае очень непростая и ответственная должность. И никакой партийной принадлежностью собственную профнепригодность тут не прикроешь. Все-таки россияне почувствовали, что выборы — действительно способ высказать свое недовольство действующей (или, наоборот, бездействующей) местной властью и поменять её. И что выборы могут быть организованы прозрачно – так, чтобы и бюллетени считали не для «кого надо», и бюджетникам разнарядку не давали, и в случае нарушений не боялись привлекать правоохранительные органы (причем, вне зависимости от кандидата, на стороне которого могли быть нарушения). Впрочем, здесь заслуга, скорее, кураторов внутренней политики из федерального центра, чем местных властей.

Теперь это знание людей нужно учитывать новым губернаторам от квази-оппозиционных партий. Людей не интересует, «за большевиков ты или за коммунистов» — им нужны от губернаторов нормальные дороги, школы, больницы, рабочие места, возможность сводить концы с концами. И для новых победителей — это большой вызов.