Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Война на истощение: Европа разваливается как СССР

Западу прочат скорый развал: выгодно ли это нашей стране

В США правит консервативный популист, стремящийся к самоизоляции главной мировой державы и конфликтующий с Европой. В Евросоюзе раздрай. Новое поколение дробит целые нации в кружки по интересам – то социалистов, то феминистов, то социал-феминистов и далее до бесконечности. И готово вести затяжную войну против «несправедливости», что бы под ней ни понималось.

Знаменитый американский бизнесмен и филантроп Джордж Сорос, апологет идей либерализма и открытого общества, на сайте Project Syndicate написал программную статью «Европа, пожалуйста, проснись». Основной пафос статьи — Евросоюз уверенно движется по пути распада по аналогии с Советским Союзом. Причины для таких алармистских выводов: традиционная партийная система в Европе устарела, партии евроскепктиков по всему континенту побеждают. У Европы нет внятных ценностей и внятного различения друзей и врагов. Евробюрократию Сорос сравнивает с Политбюро ЦК КПСС, которое в последние году существования СССР продолжало штамповать указы, уже не имевшие отношения к выходившей из-под контроля властей политической реальности.

А в этой реальности национальные правительства сталкиваются с протестом разрозненных и собирающихся по интересам групп, которые иной раз готовы вообще опрокинуть нынешний политический строй – как это было в России в 1917 году. Или вести с ним изматывающую войну, как это уже делают «желтые жилеты» во Франции.

Фактически Сорос призывает европейских лидеров четко определить внешние угрозы и мобилизовать большинство на защиту ценностей, на которых базируется идея объединенной Европы. А решающей битвой за сохранение единой Европы он называет предстоящие в мае 2019 года выборы в Европарламент. Миллиардер полагает, что есть серьезная угроза победы на этих выборах партий евроскептиков — и тогда, мол, единой Европе и всему западному миру конец. Три года назад Сорос на том же ресурсе писал колонку с похожими прогнозами о крахе Евросоюза. Тогда Сорос предлагал разделить членство в Евросоюзе и членство в еврозоне. Тогда же Сорос призывал ЕС активнее помогать Украине, которая, по его мнению, защищает не только себя, но и Европу.

По сути, и три года назад, и сейчас Сорос настаивает на том, что Евросоюз должен обрести внятную политическую субъектность. Определить друзей и врагов. И начать действовать в соответствии с общим пониманием угроз. Только беда в том, что этого общего понимания крайне трудно достигнуть. Если считать одной из главных угроз Европе Россию (на что Сорос явно намекает), то явный лидер в таком понимании мира- Великобритания. Но она уже «почти не ЕС». С другой стороны, Германия как экономический и политический лидер ЕС хочет сохранить возможность для диалога с Россией. В некоторых европейских странах и вовсе находятся у власти политические силы, готовые более тесно контактировать с Москвой — в частности, в Италии и Венгрии.

Но у Европы объективно много внутренних проблем, чтобы пытаться сохранить единство исключительно вокруг и благодаря внешнеполитической повестки. Франция не знает, что делать с «желтыми жилетами» — социальные протесты сотрясают страну несколько месяцев. Германия разделена в том числе по отношению к миграционной проблеме, ставшей разделительной линией по всему ЕС (некоторые страны Евросоюза публично заявляют о нежелании принимать мигрантов). Плохая экономическая форма некоторых крупных государств ЕС (прежде всего, Италии) откровенно пугает.

Угроза нависла прежде всего над базовыми экономическими ценностями ЕС — открытой либеральной экономикой и культом свободного потребления. И исходит она не от внешних врагов, а от собственных граждан. Британский журнал Тhe Есonomist пишет о моде на социализм, равенство и отказ от примата потребления у западных миллениалов — людей, рожденных в последние два десятилетия ХХ века и постепенно по естественным физиологическим причинам становящихся основой правящих элит в европейских странах. https://www.gazeta.ru/lifestyle/style/2019/02/a_12190879.shtml. Понятно, что если эта мода воплотится в практической политике победивших на выборах политических партий, Запад станет более похож на Советский Союз в буквальном политическом смысле.

Проблемы и стран Евросоюза, и поколения миллениалов схожи – каждый играет сам за себя и хочет благ в первую очередь себе, а не соседу и не государству. И тем более другой стране.

Это видение социальной справедливости, а не светлого общего будущего. Внешний и внутренний мир в представлении миллениала уже вращается вокруг него, состоит из утреннего кофе, бесплатной медицины, комфортной электрички – идеалистичной системы, которая ему «должна».

И новое поколение, свободное от идеологий и границ, готово даже объединяться ради справедливости – как это сделали «желтые жилеты» во Франции, у которых, впрочем, нет единого центра, нет единой программы требований, что делает эти протесты еще более изматывающими для правительства.

К тому же этот мир борцов за справедливость становится еще более фрагментированным – к уже и так огромному лоскутному одеялу то и дело пришиваются кусочи групп и подгрупп, которые помешаны каждая на своем: будь то феминизм, сексуальная ориентация, научная степень, любовь к котикам или – того хуже – ненависти к кому-то. На эти запросы не могут отвечать не только наднациональные институты, но и национальные правительства – эту центробежную тенденцию подхватывают партии и политики того или иного толка. И вот даже супруга принца Гарри Меган Маркл заявляет, что в ряды британских профессоров необходимо принять больше чернокожих женщин взамен «бледных и несвежих» мужчин.

Такая справедливость «по Маркл», двигающая в сторону самую либеральную конкуренции, отражает суть нового поколения, желающего всего по праву рождения.

Но проблема национальных правительств даже не в том, что граждане хотят «всего хорошего и против всего плохого», а то, что в понятие «плохое» и «хорошее» они вкладывают порой диаметрально противоположное. Как и сам страны Евросоюза.

Единство западного мира активно подрывает и политика Дональда Трампа, успевшего рассориться с лидерами практически всех ведущих держав Европы. Трамп хочет переложить на Европу военную и финансовую ответственность за обеспечение европейской безопасности и уменьшить роль США в этом процессе.

Если уж США, главный оплот и символ западного мира, начинает играть «только за себя», остальному западному миру еще сложнее обрести единство.

С другой стороны, в алармистских текстах Сороса и объективных опасностях тенденций европейской политики для судеб Европы нет ничего нового. В прошлом году исполнилось 100 лет самой знаменитой книге об угрозе распада европейской цивилизации — германский философ Освальд Шпенглер написал свой «Закат Европы» в 1918 году. Немалое влияние на эту книгу оказала революция в России.

Шпенглер полагал, что есть восходящая стадия развития, которую он называл культурой, и нисходящая, которую он называл цивилизацией. По мысли Шпенглера, европейская цивилизация, сменившая в качестве господствующей в мире арабскую, вступила в стадию умирания (еще раз напомним: это писалось 100 лет назад). А на смену этой умирающей европейской цивилизации должна прийти та, которую Шпенглер называл « русско-сибирской». Впрочем, главным основаниями для упадка Европы Шпенглер считал большие города и превращение людей в безликую массу. Сейчас это можно сказать практически про любую цивилизацию — по крайней мере, большие города точно не являются специфической чертой только западного мира.

В России тоже многие политики и публичные интеллектуалы с радостью говорят о «крахе Запада». Но каким образом этот крах помогает самой России? Если говорить об экономической мощи, Россия в этом отношении убавляет, а не прибавляет. А мировым центром экономической силы явно становится Азия во главе с Китаем. Если говорить о культурном коде россиян, он пока скорее как раз западный, чем, например, мусульманский или китайский. Мы носим западную одежду, смотрим и делаем западное по форме телевидение. Реальная, а не показная религиозность в России тоже едва ли выше, чем на Западе — никаких объективных оснований считать нас более «духовными», чем поляков или немцев, пожалуй, нет.

К тому же Россия до сих пор до конца не определила свое место в мире. Мы уверенно говорим, что «Россия — не Запад». Но она явно и не Восток. Станет ли России комфортнее в мире, где на смену западному и конкретно американскому доминированию придет китайское? Китай гораздо ближе к России географически и там живет гораздо больше людей, чем в США и ЕС вместе взятых. Соревноваться ни демографически, ни экономически с Китаем Россия не сможет. Надеяться на абсолютно равноправный альянс с Китаем не приходится — китайцы вообще не склонны к таким союзам, они «себе на уме». Нам, возможно, придется либо становиться частью западного мира, либо, по крайней мере, лавировать между Западом и Китаем.

К тому же сейчас Европа принимает на себя главный миграционный удар локальных войн в Азии и нищеты в Африке. Если ЕС утратит эту иммиграционную привлекательность, куда денутся толпы мигрантов? Они не исчезнут, ведь пока тот же Ближний Восток и мусульманский мир в целом точно не становится спокойнее, а та же Африка не становится богаче. Готовы ли мы принимать этих мигрантов у себя?

Распад любой крупной цивилизации и культуры не проходит бесследно и безболезненно для всех остальных. России нужно думать не столько о том, «сдохнет ли корова у соседа», «распадется» ли Запад завтра или через 10 лет, сколько о своем месте в мире. О своей экономике. О своем развитии. Российских проблем крах Евросоюза точно не решит и даже не уменьшит.