Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Дети без голоса: кто расплатится за ЕГЭ?

Почему российские школьники срываются на экзаменах

Шоу «Голос.Дети» существует только в телевизоре. В жизни дети голоса не имеют. Губернаторы, депутаты, чиновники любого ранга обожают позировать на телекамеры с детьми, открывать детские сады и школы. При этом дети вместе со стариками остаются самыми беззащитными гражданами России. Мы редко вспоминаем, что защищать их надо в основном от нас. От взрослых.

В России в разгаре выпускные школьные экзамены, которые в последнее десятилетие описываются страшной для большинства детей и родителей аббревиатурой ЕГЭ. По разным опросам, положительно к ЕГЭ относится чуть больше трети россиян, и существенно больше половины — отрицательно. Каждый год госэкзамены не обходятся без скандалов. На сей раз в сводки новостей угодила, например, школа №226 города Заречный Пензенской области. Родители учеников этой школы сообщили, что в кабинках туалета специально сняли двери, чтобы следить за учениками. Картина, при которой ребенок не может спокойно сходить в туалет, кажется какой-то концлагерной. При этом руководство школы все подтвердило, объяснив свое решение тем, что хотело сделать так, чтобы «все выпускники находились в равных условиях». У школьного начальства получилось: все выпускники находились в равно диких условиях.

Для детей ЕГЭ — и так гигантский стресс, иногда физически непереносимый. В этом году во время сдачи экзамена скончалась выпускница 11-го класса школы №27 из Чебоксар. У девочки был врожденный порок сердца, врачи рекомендовали ей сдавать экзамен дома, но она пришла в школу — а там духота и стресс.

Взрослые нередко добавляют дополнительных проблем детям. В этом году, например, из-за технического сбоя ученики по крайней мере двух ивановских школ не смогли сдать математику — им просто вовремя не пришли задания. Есть и другие нелепые случаи, когда дети при сдаче ЕГЭ оказываются жертвой сбоев или откровенно идиотских правил, установленных взрослыми. В 2013 году в Туле выпускница лишилась аттестата только потому, что сфотографировала свои задания уже после экзамена на мобильник, чтобы проверить себя после экзамена. Она отправила фотографию знакомому, а тот без ее ведома выложил фото в интернет. До экзамена выпускница претендовала на медаль. За пользование мобильным телефоном девочку вообще лишили аттестата, хотя она честно сдала сам экзамен.

Стрессовую ситуацию зачастую создают и сами родители — им, как и учителям, нужны стахановские показатели.

Измученные на своих не всегда высокооплачиваемых работах, они хотят детям «лучшей жизни» и «чтобы не так, как у нас». И требуют, требуют, требуют: от детей — высот в выбранных же родителями специальностях, от школы — фактически замены детям семьи.

В России, по данным Росстата, живут примерно 25 миллионов детей до 14 лет. Страна о них вспоминает и пытается их активно защищать в основном в таких случаях, как недавний громкий скандал на шоу «Голос. Дети» из-за победы дочери Алсу. При этом в России нет даже сколько-нибудь надежной статистики семейного насилия. Ясно только, что насилия, в том числе над детьми, много. И что никакого мощного общественного или государственного возмущения по этому поводу мы не видим. По крайней мере, печально известный «закон Димы Яковлева», запретивший по политическим мотивам, не связанным с детьми, усыновлять наших сирот иностранцам, так и не отменили.

По данным Росстата, количество зарегистрированных преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, в последние годы неуклонно росло и приближалось к 100 тысячам в год. Детей, признанных пострадавшими от действий сексуального характера, в 2013 году было 1 тыс., в 2014 году — 2,4 тыс., а в 2015-м — 3,7 тыс. Более свежую статистику на сей счет обнаружить не удалось. Но понятно, что в таких случаях количество выявленных и реально совершенных преступлений может сильно отличаться.

В очереди на жилье стоят около 150 тысяч бывших детей-сирот в возрасте старше 18 лет, хотя по закону государство обязано обеспечить таких детей по достижении совершеннолетия отдельными квартирами. Из семей, где родители не исполняют свои обязанности, ежегодно забирают и помещают в специальные учреждения до 300 тысяч детей. В начале прошлого года тогда отвечавшая за социальную сферу в правительстве вице-премьер Ольга Голодец (сейчас это зона ответственности Татьяны Голиковой) заявляла, что, по официальным данным, очереди в детские сады дожидается 272 тысячи детей в возрасте до трех лет.

Дети — беспроигрышный вариант для демонстрации на публику «человеческого лица» любой власти.

Это так трогательно, так умилительно или, как сейчас принято говорить, так «мимимишно» для чиновников — находиться в окружении детей, источая любовь и заботу, когда тебя снимает телевидение и строчат пресс-релизы.

Но хотя в России работают благотворительные фонды помощи больным детям, в целом государство точно не относится к детям и подросткам лучше, чем ко всем остальным гражданам. Как только в какой-нибудь российской школе или другом учебном заведении происходит громкий инцидент с участием детей — особенно если это стрельба со смертельным исходом — быстро выясняется, что до совершившего такое подростка не было дела ни семье, ни школе.

В советские времена был официальный идеологический лозунг «Все лучшее — детям»! Сейчас под ним тоже охотно подпишется любой чиновник любого ранга. Да и вообще любой человек — разве мы не хотим для наших детей лучшей жизни, чем есть у нас? При этом мы слышали из уст чиновницы, занимавшей официальный пост в региональном правительстве, что государство не обязано помогать молодым, поскольку не заставляло родителей «рожать их».

Если кому государство и обязано больше других, так это детям и старикам. Самым беззащитным. Тем, на ком, собственно, и проверяется истинное человеческое лицо любой власти и справедливость любого государственного устройства.