Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Угроза для всех? Чем обернется всеобщая цифровизация россиян

Сможет ли государство уберечь «ключи шифрования» и данные россиян

Вице-премьер Максим Акимов сообщил, что уже летом текущего года будет принято принципиальное решение о внедрении электронных паспортов для россиян. Такие паспорта будут либо пластиковые с чипом, либо пластиковые, но без чипа. В любом случае все «общение» человека с государством будет происходить в облаке. Чем это обернется для простых граждан? Не страшно ли?

Электронная паспортизация станет, надо полагать, частью Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА). Биометрический профиль в ЕСИА придется создать, если вы хотите получать комплексные госуслуги. А если не создадите, то, выходит, не получите. Не ущемление ли это прав граждан?

А затем, по мере получения электронных паспортов все общение с государством перейдет в «облачные технологии»: у вас будет не только такой электронный паспорт, биометрический идентификатор, привязанный к вашей фотографии, но также некий QR-код, который тоже позволяет вас идентифицировать. Для государства с его системами тотальной слежки вы будете ходить как бы с собственной фамилией, именем и прочими данными, написанными у вас на лбу. К этим идентификаторам будут «привязаны» все ваши документы – от полиса медстрахования до водительских прав.

Акимов также привел в пример Индию, где пошли по пути идентификации по «полной биометрии».

Правда, там и процент ошибок пока составляет внушительные 18%. А что, если у нас будет такой же? А что, если ваши данные в «облаке» кто-то украдет? При посредничестве имеющих доступ к ним чиновников? Вы уверены, что это в нашей стране совершенно невозможно? Так стоит ли спешить с электронной паспортизацией?

Интервью Акимова совпало по времени с довольно громким «цифровым скандалом», разгорающимся именно в эти дни. Все началось с того, что некий москвич случайно обнаружил, что его квартира на Тверской была продана, а платежки по ЖКХ переписаны на другое имя. Оказалось, что кто-то подделал его цифровую подпись, которую он к тому же вообще не получал. Дело тянется уже не первый месяц, и покупатели пока еще не признаны мошенниками, а квартира не возвращена. Оказалось, что подделка цифровой подписи (а закону-то – всего-ничего по времени) – не единый случай. Их выдают сертификационные центры, коих по стране несколько сотен.

Оказывается, определить, кто и на каком основании ее выдал совершенно посторонним людям и без вашего ведома, весьма затруднительно, а завести по этому поводу уголовное дело – еще затруднительнее.

Оказывается, единой базы цифровых подписей, чтобы узнать, есть она у вас вообще и не получил ли ее кто-то за вас, нет возможности. Это вообще как!? При этом посредством цифровой подписи, в том числе поддельной, можно купить и продать квартиру, зарегистрировать бизнес и набрать на него кредитов.

В Думе спохватились и «чешут репу», как бы теперь поменять принятый в свое время закон. Это к вопросу о качестве «цифровых законов» и их проработки. А раньше подумать нельзя было? Пока решения никакого нет. Решения нет, а правительство уже спешит на следующую станцию прогресса – к электронным паспортам. Чтобы бодро отрапортовать о проделанной титанической работе по оцифровке страны.

А если эти электронные паспорта тоже начнут массово подделывать? А если вашими данными, хранящимися якобы на «облаке», начнут торговать на перекрестках на земле? Кто даст гарантию, что это невозможно в нашей стране, где чуть ли не каждый новый закон проходит обкатку «первым блином», который почти всегда – комом?

При этом россиян уже терроризируют рекламщики разного пошиба, предлагающие то обследование позвоночника, то торговлю на бирже и объясняющие получение вашего номера телефона из мифической «базы».

Ссылка на пример Индии с ее 18% ошибок, честно говоря, пугает. Это что, и наш неизбежный этап на пути к цифровому прогрессу? Дело в том, что технологии распознавания, в том числе по лицам, еще далеки от полного совершенства. Известно, что даже современные камеры, например, не умеют всегда точно идентифицировать лица разных рас, цвета кожи и национальностей, будучи настроенными на «доминирующую расу».

Мало того, что граждан, скорее всего, обременят тем, чтобы снова заполнять какие-то анкеты, сдавать цифровые фотографии, отпечатки пальцев и пр. Так еще никто при этом пока не спешит погасить обывательские страхи по поводу того, что все это может сработать против вас. Хорошо конечно, что ЕСИА поможет пользоваться комплексно госуслугами. Но почему бы уже сейчас имеющийся сервис не довести до ума? Например, ваш профиль на госуслугах вовсе не «переползает» автоматически на портал Росреестра, и там все надо заполнять заново. Многие другие порталы государственных ведомств работают медленно, с перебоями и ошибками. Надо по-прежнему ждать ответов на ваши вопросы и запросы 30 дней. Они там голубиной почтой что ли пересылают эти запросы?

Наши чиновники стремительно движутся по пути цифровизации всего и вся, однако в столь стремительном марш-броске оголяют тылы, оставляют за собой «раненых» и «обоз» в виде страдающих от недоработок и подчас «кривого софта» пользователей.

До сих пор вылезают многочисленные «косяки» в процессе воплощения в жизнь известного «пакета Яровой». Государство все никак не может признать, что пакет этот в своем буквальном и максимальном претворении в жизнь – вредный, ошибочный, а местами так просто бредовый, противоречащий самому духу новой «цифровой эры».

Закон сплошь и рядом трактуется спецслужбами расширительно в целях облегчения собственной работы. Вот, например, ФСБ недавно якобы потребовала от «Яндекса» предоставить ключи шифрования к переписке пользователей. «Яндекс» входит в реестр организаторов распространения информации, обязанных сотрудничать со спецслужбами подобным образом, однако пока передавать ключи не спешит. Во всяком случае в положенный 10-дневный срок компания уже не уложилась.

Речь идет о том, что ФСБ, по сути, хочет такие ключи, которые дадут доступ не только, например, к сообщениям в электронной почте, но и позволят анализировать весь трафик от пользователей к другим сервисам «Яндекса» и вообще читать всю почту всех пользователей. Спецслужбы также не хотят каждый раз запрашивать решения суда по конкретным пользователям (притом, что в прошлом году суды выдали более 800 тысяч разрешений на нарушение тайны переписки граждан).

В случае непредоставления ключей «Яндекс», по законам Яровой и Ко, должен быть заблокирован на территории РФ, что попытались проделать с мессенджером Telegram.

Вообще было бы даже хорошо, если бы это и произошло на самом деле и «Яндекс» в России действительно оказался бы заблокированным. Все лучше доводить до логического конца, тем более в случаях, когда надо наглядно показать и убедиться в том, что этот «логический конец» абсурден по самой своей сути.

Одновременно Роскомнадзор внес портал знакомств Tinder в реестр организаторов распространения информации. На практике это тоже означает, что Tinder будет обязан предоставить ФСБ и другим российским спецслужбам личную переписку пользователей, если в этом возникнет необходимость. Пока Tinder сообщил, что не передавал какие-либо данные пользователей правоохранительным органам, однако полной ясности насчет будущих действий нет. Не предоставят – тоже будут заблокированы. И что-то подсказывает, что резонанс в этом случае будет похлеще, чем в случае оказавшихся неудачными попыток заблокировать Telegram. А если предоставят ключи на условиях спецслужб, то где гарантия, что интимная переписка на этом портале не будет слита в открытый доступ на потеху публике?

Во всяком случае еще неизвестно ни одного случая наказания и приведения к ответственности соответствующих ведомств, конкретных чиновников и тем более представителей спецслужб по случаю таких «сливов», число которых множится с каждым днем.