Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Пошлют по адресу: что спасет «Почту России»

«Почта России» просит 85 млрд рублей из бюджета на перепрофилирование

«Почта России» не может слезть с наркотика госдотаций. И требует еще и еще. Теперь – 85 миллиардов на превращение в многопрофильного логистического оператора — смесь аптеки, собеса, образовательного центра и даже… алкомаркета. И пока руководство предприятия гонится за цифровизацией и беспилотниками, ее сотрудники получают копейки, работают в избах и не успевают носить письма.

«Почта России» попросила выделить из бюджета почти 85 млрд рублей чтобы изменить функционал отделений в населенных пунктах, где проживают менее 20 тысяч человек. Причина понятна и проста — резкое снижение загруженности таких почтовых отделений. Действительно, интернет проникает даже в самые удаленные уголки страны, привычка писать письма от руки, как и классическая подписка на бумажные издания, уверенно умирает, а посылки теперь можно отправлять онлайн. Все главные бизнесы «Почты России» оказались под ударом неумолимого прогресса, а бизнес-эффективность никогда не была коньком этой почтенной организации, которую в прошлом знаменитая команда КВН «Уральские пельмени» в своей репризе во многом справедливо назвала «сумеречной зоной России».

Для чего же эти самые 85 млрд рублей? К слову, это два с половиной бюджета Костромской области на 2019 год по доходам. План такой: из 42 тыс. отделений «Почты России» более 80% могут стать так называемыми центрами притяжения. Притягивать почта собирается широким спектром нетрадиционных для себя услуг. В частности, кредитными операциями, приемом денег во вклады и обменом валюты. Высок ли спрос на валюту в маленьких городках – другой вопрос. Кроме того, «Почта России» хочет продавать лекарства и продукты, а также оказывать государственные, социальные, медицинские и образовательные услуги.

Правда, продажа алкогольной продукции действительно может сделать почту центром притяжения определенного контингента. И раздражения.

В начале года «Почта» уже подвергалась критике за продажу пива: в январе госкомпания сообщила, что начала продавать слабоалкогольную продукцию в 3,2 тыс. отделений по всей стране. Цель – повышение рентабельности. В и так спивающейся глубинке. В некоторых регионах из-за возмущения жителей продажу приостановили. Так произошло, например, в Мурманске. Депутат Госдумы от Иркутской области Андрей Чернышев подтверждал – жалобы есть. «Многие жалуются и, честно говоря, я сначала не поверил, что на «Почте» можно продавать пиво», — говорил он.

Вкладывать десятки миллиардов рублей в отделения, чтобы они становилась смесью ритейла и собеса, — довольно сомнительное мероприятие. Нет никаких гарантий, что дело ограничится этими 85 миллиардами рублей и что «Почта» потом не попросит еще и еще.

Собственно, субсидии поэтому и свернули: в 2017 году даже президент Владимир Путин говорил, что они «нужного эффекта нам с вами не дают». Если субсидии не помогали на протяжении многих лет, то почему должны помочь сейчас, когда и время упущено, и рынок изменился?

При этом сама «Почта России», которую правительство пытается реформировать как минимум пять лет вплоть до того, что даже рассматривалась идея ее полного упразднения, оказалась в своеобразной ловушке. Закрывать неэффективные маленькие отделения в отдаленных населенных пунктах «Почта России» не имеет права. А развивать отделения в малых городах за счет прибыли – не очень-то и стремится. Поэтому нынешний статус «Почты» — нечто среднее между коммерческой компанией и «богадельней». Вот она и пытается получить от государства деньги на масштабное перепрофилирование заведомо не способных окупать себя при нынешних функциях отделений.

Реформа почты уже идет, но, похоже, никто толком не представляет, как долго она продлится и сколько денег на нее потребуется. Гендиректор «Почты России» Николай Подгузов заявлял, что эта реформа позволит на горизонте пяти лет — то есть, к 2024 году — приблизиться к выручке в размере 270 млрд рублей в год и войти в пятерку лучших почтовых и логистических операторов мира. Тогда же появилась информация, что в «Почте России» упразднят направление посылочного бизнеса, разделив его между блоками электронной торговли и международного бизнеса.

Причем формальные показатели основной работы «Почты России» пока выглядят не так уж плохо. В частности, в прошлом году она обработала 345 млн международных почтовых отправлений с товарными вложениями – на 22% выше показателя 2017 года. Объем внутренних отправлений увеличился на 9%, до 88 млн штук.

Но особенно неплохо дела идут у главы «Почты России» Николая Подгузова (а по поводу бонуса прежнего руководителя Дмитрия Страшнова в около 95 млн руб. прокуратура проводила проверку, но в итоге его признали законным). В январе 2019 года стало известно, что топ-менеджер владеет апартаментами в элитном доме, которые по рыночной стоимости достигают миллиарда рублей. Речь шла о комплексе на улице Ефремова в Москве. Это жилой квартал класса de luxe. В комплексе четыре особняка, квартира Подгузова в первом, называется он скромно и со вкусом — «особняк Тюдоров». На эти деньги можно было бы сделать «Центрами притяжения» не один десяток почтовых отделений.

Причем в «Почте России» тогда заявили, что топ-менеджер приобрел жилье в ипотеку, правда, отказавшись уточнять размер кредита и первоначального взноса. Сумма покупки называлась в 10 раз меньше оценки квартиры, но и эти 100 млн рублей для среднего сотрудника почты – немыслимы. А средняя зарплата, по уверениям самой компании, — там составляет 23,2 тыс. рублей (в 2020 году обещают повысить). Но это в среднем по больнице.

На жалкие зарплаты указывала даже спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко: до поднятия МРОТ зарплата почтальонов была пять-семь тысяч рублей, отмечала она. А Общественное телевидение в марте подсчитало, что средняя зарплата почтового работника — 7 843 рубля. Например, в Смоленской области из-за нехватки почтальонов, посылки разносятся несвоевременно, писала «Смоленская народная газета». На почте копятся квитанции за услуги ЖКХ, не получив их вовремя, граждане могут просрочить платежи, а просрочил – получил пени. На здании почтового отделения уже несколько месяцев висит объявление о наборе сотрудников, требуются операторы и почтальоны. По словам местных жителей, почтальонам предлагают ежемесячную оплату в размере 6 тысяч рублей. Неудивительно, что желающих нет. Как и работать в зданиях с печным отоплением, какие есть, например, в Омской области. При этом годы «реформ» и «улучшений» на этих избушках не сказались.

Если же государство сделает акцент на сохранении «Почты России» как оператора разнообразных услуг для наиболее бедных слоев населения в удаленных населенных пунктах (такой вариант возможен), надо закладываться на то, что коммерчески успешной эта компания почти наверняка не станет. И сможет существовать только за счет постоянного финансового допинга из госбюджета.

Понятно, что в сельской местности и труднодоступных районах не хватает магазинов, есть проблемы с доступностью финансовых услуг и образовательных центров. Но проблема в том, что практически все виды бизнеса, на которые просит деньги «Почта России», в принципе могут быть реализованы и без ее участия. Если и давать льготы (даже не деньги) – то частникам, которые могут наладить доставку посылок в глубинку. Поэтому главное конкурентное преимущество, которое может и должна предложить «Почта России» — это эффективность расходования денег.