Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Дискуссии

Займемся «этим самым»: почему закомплексованы русские

Анастасия Миронова о том, почему россияне бесстыжие, но страшно зажатые

Совершенно непонятно, как робость и боязнь проявить свободу сочетаются у нас с разнузданностью. Россия — развратная страна, где развратники потеют от робости и не решаются вслух произнести слово «секс».

«А сейчас объявляется эротический конкурс!» — с этих слов началась едва ли не самая нелепая сцена, которую я когда-либо в своей жизни видела. Мне было двадцать лет, я попала в ночной клуб, который как раз открыл состязания в интимных танцах: мужчины должны были медленно раздеваться на сцене, а их подруги, крутясь около, всеми силами помогать сделать общую картину хоть сколько-нибудь привлекательной. Я тогда была молода и еще не знала, какие такие эротические танцы могут показывать наши люди в клубе.

Было горько, смешно и больно. Такие же примерно двадцатилетние пареньки, но некоторые уже с залысинами и с обязательным брюшком, плотно прижав локти к бокам, вернее, к туловищу, переступали на месте ногами, как бы втаптывая в пол невидимые педали, и долго не могли подкрасться пальцами ко второй сверху пуговице на рубашке, чтобы расстегнуть ее.

Да, в те годы в ночной клуб еще ходили в рубашках! А на лбы красавцев свисали сосульками потные челки.

Участники эротического состязания своей строгостью и сжатыми кулаками больше напоминали следователей прокуратуры, которых отправили в баню, а потом украли вещи.

«Давайте же, мужчины, смелее! Тысяча рублей ждет».

Это был приз. Лучшему исполнителю, самому страстному и открытому, обещали тысячу. Им оказался низкорослый паренек, чья подруга, не выдержав затянувшегося выступления, которое стало уже походить на тягомотину, заскочила на сцену и, неуверенно потоптавшись вокруг возлюбленного, расстегнула на его рубашке еще пару пуговиц, выдернула ее из-под брюк, сняла через голову и, будто победным флагом, замахала ею. Победитель получил тысячу рублей и бутылку шампанского. Со сцены спустился, как говорится, на ватных ногах. Чуть не умер от страха перед эротическим приключением.

Когда я читаю очередные отчеты о числе абортов в России, о подростковых беременностях, разводах из-за измен, когда вижу статистику продаж в стране презервативов или просмотра порно, всегда недоумеваю, откуда у наших людей берется на эти приключения столько смелости. И чем они, черт возьми, друг с другом в одной постели занимаются. Ведь они страшно зажаты!

На любом видео с откровенной вечеринки один-два человека ведут себя раскованно, а остальные, как те самые чуваки с прижатыми к туловищу — не к телу, а именно к туловищу! — локтями, ошарашенно, с признаками едва уловимой зависти, смотрят. Фотографии из ночных клубов похожи на документальные съемки с заседания кружка рабочих по вопросам марксизма-ленинизма: лица напряженные, позы скованные, в глазах — смесь страха и насмешки.

«Ооо, русские мужчины, они такие странные!» — эту фразу я за границей слышала не раз, особенно от англичанок. Никаких чопорных женщин в этой стране нет, англичанки — одни из самых раскованных. А Англия, между прочим, единственная из благополучных стран Европы, которая производит огромные массивы порно с местными актерами. Так вот, англичанки от наших мужчин недоумевают.

Одна моя приятельница говорила, что на фотографиях на сайте знакомств русские эмигранты выглядят так, будто всегда мерзнут.

Другая описала типичного нашего мужчину как человека, у которого сразу в нескольких местах лопнули штаны и он старается это скрыть.

С женщинами не лучше. Французы при мне рассказывали, что русские женщины на свидании и в ночном клубе очень комплексуют, поэтому много пьют. Итальянец признавался, что никогда не видел столько пьяных женщин, как в клубе в курортном городке, где высадился русский туристический десант. Он же спрашивал, почему русские носят короткие юбки и при этом все время их на себе одергивают.

Как объяснить, что наши женщины очень хотят видеть себя смелыми и страстными, но при этом жутко боятся? Нет, ну правда, где вы еще видели столько женщин, нервным жестом беспрерывно натягивающих на бедра мини-юбки?

Сейчас вдобавок появились образчики нереализованной сексуальности в узких утягивающих джинсах — эти дамы постоянно гладят себя по бедрам: защитный жест, выдающий смущение.

Мы — смущающаяся нация. И есть чему смущаться: десятилетиями индивидуальность в россиянах была забита, к тому же, выглядели до последнего времени наши люди в основном смешно. Они нелепо одевались, плохо стриглись, имели не вполне здоровые волосы, кожу, зубы — есть, от чего краснеть.

И вот меня уже много лет интересует, как же эта зажатость уживается в наших людях с разнузданностью и даже некоторой развращенностью нравов? Ведь у нас очень развратная страна. Но мне, например, решительно непонятно, в какой такой разврат впадают столь робкие закомплексованные люди и что могут себе наедине с собой позволить. Если послушать мужские байки, почитать, что они пишут в пятницу вечером в фейсбуке, можно подумать, будто перед нами нация безграничных сексуальных возможностей.

Анекдоты про секс и шлюх травят даже на остановках. Я вообще ни в одной другой стране не слышала столько сальных шуточек, не видела столько краснобаев, которые первому же встречному рассказывали бы о том, как они каждый день имеют по три женщины, и это только до обеда! Разве что у поляков можно услышать что-то подобное, но там, почему-то, в основном шутят на темы зоофилии.

А в реальности наши люди закомплексованы и однообразны. Поверьте мне, человеку с бурной молодостью, что мужчины в России крайне скованны, в постели мало кто может хотя бы расслабиться и избавиться от стеснения. Стесняются, понимаете?

Все эти анекдоты, шуточки, пятничные фото с голыми и, между прочим, до оскомины одинаковыми женщинами, одно. А реальная жизнь — другое. В реальной своей, невыдуманной, жизни россияне пугающе скованны.

У меня есть приятельница, которая вышла замуж в 17 лет. В 21 развелась. Причина потрясающая: она говорила, что муж у нее «зашоренный в постели». И что она не хочет прожить всю жизнь, так и не узнав лучшего. Прошло лет семь или восемь, несколько десятков мужчин и второй развод. И полнейшее разочарование. Говорит, впустую потратила до того десять лет жизни. «Настя, они все одинаковые! Все! Ни одного раскрепощенного мужика!»

К тридцати моя подруга раскопала у себя греческие корни, продала полученную в наследство квартиру, машину и эмигрировала в Афины. Работает там в университете, изучает медуз, вышла замуж за микробиолога, пять лет непрерывного восторга. Вот ведь как: их микробиолог оказался смелее наших бизнесменов, бандитов, крутых качков и много кого еще. «Ты представляешь, — рассказывает, — Сократис дома ходит раздетый. Вообще. И не стесняется».

Конечно, наши женщины к такому непривычные. У нас мужчины только-только учатся лысину волосами с затылка не прикрывать.

И мужчины тут не крайние — женщины тоже хороши. Вернее, как раз не очень. Помню, как лет десять назад зашла на британский форум русских жен и там одна пользовательница тревожно поинтересовалась: «Девочки, а ваш муж во время этого самого спрашивает нервно Are you OK?» Дескать, все ли в порядке? И посыпались признания: многие, оказывается, давно волнуются, почему британские мужья тормошат их на пятой минуте секса и переживают, все ли о`кей.

В Великобритании же я не раз слышала от местных мужчин крайне непопулярные у нас отзывы о российских женщинах: «Ооо, — говорили они, узнав, что я из России, — русские жены прекрасные хозяйки, но в постели бревно бревном». По-английски это звучит как lousy lay — «паршивая лёжка». А один мужчина, тоже на форуме, только местном, британском, написал когда-то суперпопулярный пост: «Скажите, моя русская жена меня боится? Почему она перед сексом выключает свет и вытягивает руки по швам?»

Были тысячи вариантов ответа. Британцы, американцы, канадцы и даже австралийцы, хотя бы раз переспавшие с женщиной из России, сбежались под эту ветку со всех концов света и делились своими догадками. Кстати, вполне по делу.

Мужчины эти очень точно поняли причину зажатости наших женщин: они, писали иностранцы, не уверены в себе и боятся даже подумать о чем-то вызывающем.

И тут, повторю, меня снова мучает вопрос, чем же занимаются в постели наши граждане, ради чего они рискуют семьями, карьерой, в конце концов, здоровьем, ради чего тратят деньги?

Мне одержимость россиян сексом все больше напоминает разновидность клептомании. Я могу, в общем-то, понять мотивы человека, который идет на серьезное преступление ради, допустим, десяти миллионов долларов — с этими деньгами даже за границей можно беззаботно прожить до конца жизни. Если получится убежать. А вот людей, которые с пистолетом грабят на тысячу рублей ларек мороженого, я не понимаю. На мой взгляд, это клептомания.

И наших граждан, особенно женщин, которые ради секса несут непомерные порой расходы и претерпевают различные страдания, не пойму. Было бы, грубо говоря, ради чего стараться. Все эти траты последних денег на косметолога, туфли-платформы, изматывающие фитнес-тренировки — они зачем нужны, если люди само слово «секс» до сих пор произносят, краснея? Нет, не понимаю. И, если честно, не понимаю сумасшедших трат на проституток и эскортниц.

В России мужчины любят травить рассказы о проститутках, однако в реальности мало кто их услугами пользовался. Но те, кто все же знает о проститутках не понаслышке, неизменно твердят, что этот сектор экономики предлагает в России примитивный патриархально-закостенелый набор услуг. Когда пошла в сети волна обсуждения эскорт-бизнеса, развернутого предприимчивыми девушками в инстаграме, я из любопытства посмотрела аккаунты популярных и дорогих инста-проституток. И была поражена: оказывается, очень часто в комментариях под фото клиенты оставляют самые настоящие отзывы. И пишут скупо: «бревно», «деревня», «не стоит своих денег», «дохлая шкура». Один написал «смотрела сериал, пока я это самое». Не знаю, может быть, у хороших девиц довольные клиенты молчат, но резко положительных отзывов я не встречала.

«Ты представляешь, они прямо в кафе обсуждают, с кем и, главное, как переспали в выходные?» — такой рассказ наших женщин о поездке в Израиль я встретила в фейсбуке. Нет, конечно, для наших людей это пока мало представимо. Закомплексованная страна, где даже говорить о сексе не умеют. «Это дело», «это самое»... Столько смешных эвфемизмов для обозначения секса, поз, половых органов, я уверена, не каждый народ придумает.

Из-за неумения говорить о сексе с иностранцами прямым языком у наших людей случаются целые драмы, потому что россияне пытаются переводить на чужой язык наши стыдливые эвфемизмы, просторечные названия и бескрайний фольклор сексуальной стыдливости.

Одна женщина при мне в лондонском баре, хихикая с таким же полупьяным англичанином, силилась перевести на английский то самое выражение «это самое». И сказала this is it — «вот и все». Ее не смутило, что так, например, назывался посмертный альбом Майкла Джексона. Никаких разговоров иностранцев с нашими людьми о сексе, фантазиях быть не может. Есть, конечно, и у нас исключения, но в целом все страстные разговоры россиян сводятся к хихиканью и словам «колбаска», «под хвостик», «это дело». Представьте, что сверху еще накладывается бремя перевода на чужой язык. Получается настоящая социальная драма.

Да и фантазии у наших людей скудные. Меня когда-то поразили итоги частного опроса, проведенного каким-то центром секс-тренинга. Оказалось, что минимум треть наших женщин хотя бы раз в день предается сексуальным фантазиям.

Вот только сами фантазии подкачали: в основном мечтают о патриархально-вотчинном менталитете, то есть, воображают себя рабынями.

Вторая по популярности постельная мечта — секс в необычном месте. Третья — красивый мужчина. Примерно каждая десятая мечтательница хочет секса втроем или встречи со страстным незнакомцем. То есть, ничего смелого и оригинального. Никаких тебе БДСМ, однополой любви, секс-машин.

У мужчин массовые запросы, кстати, тоже несложные. Портал PornHub иногда публикует свои данные о фантазиях пользователей из разных стран и о рейтинге их реальных предпочтений. И россияне, несмотря на поддерживаемый имидж сексуальной нации, весь этот мачизм, russki Natasha и сказки про самых красивых в мире женщин, в жизни проявляют такие скромные запросы, что невольно заподозришь, не товарищ ли майор, не бывший ли обком комсомола заставляет их держать перед порно-порталом лицо. Скромнее только белорусы: там, похоже, все запросы вообще предварительно согласовывают с КГБ, чтобы не портить репутацию страны.

Это все от неуверенности. Речь даже не о стыдливости, а именно о неуверенности. Наши люди бесстыжие, пожалуй, даже сексуально агрессивные, но ужасно закомплексованные. Да, такое тоже бывает. И что с этим делать, решительно непонятно. «Смотрела сериал, пока я это самое». Я, между прочим, ту девушку даже немного зауважала. Что еще делать, пока в постели над тобой вытворяют «это самое»?