Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Дискуссии

Вся правда о женщинах: они тоже едят и… писают

Екатерина Тропова о роли завтрака в построении гармоничных отношений

Иногда начинает казаться, что современных мужчин вообще не учат, что делать с женщинами. Не в том смысле, как водить в ресторан и как нужно покупать кольцо, а, наоборот, в приземленном смысле. Как будто мужчинам забывают сообщить, что женщины, прости господи, тоже живые люди, которые иногда хотят спать, иногда есть, а иногда — о, ужас! — даже писать. И, что совсем невозможно представить, могут внезапно заболеть.

Романтика ночных гуляний и философских посиделок у костра — это отлично, но это есть малюсенькая часть жизни, а в остальном существование человека очень просто и в основном лишено высокого смысла.

Как в старой присказке, что «счастливый финал» в форме долгожданной свадьбы — это нисколько не финал, а самое что ни на есть начало всего самого интересного и захватывающего в отношениях между людьми.

Есть у меня один знакомый, к которому за пятнадцать лет существования его в моей жизни я привыкла, стыдно сказать, как к части пейзажа. Примерно раз в полтора года он заводит разговор о замужестве. И как-то я догадалась у него спросить, а что, собственно, мы будем делать после того, как он выжмет из меня долгожданное «да»? Вопрос мой был, надо сказать, совершенно бесхитростным, не подразумевал скрытых смыслов. Вот мы проснемся утром после свадьбы и начнем делать именно что? Ответом мне было протяжное молчание и абстрактное «мы будем делать все вместе». Хотя на мой, к примеру, прагматичный взгляд, не мешало бы позавтракать и проверить электронную почту. Ну или там на йогу сходить — хорошо ж поутру.

И вот за этим коварным «позавтракать» кроется все самое сложное. Человек примитивен по сути своей, допустим. И даже женщинам требуются завтрак, обед, ужин, туалет, время на себя, возможность спокойно заниматься, так скажем, трудовой деятельностью, оплачивать счета и прочее, что не имеет ничего общего с розовыми мечтами о пони в бабочках.

С девочками все-таки по-другому работает. Им с детства вещают про то, что мужа надо кормить и стирать, по крайней мере. Уже намного больше, чем ничего.

Но что такого родители нашептывают на ушко сыновьям, что те умудряются вырасти, не имея ни малейшего представления, из чего состоит обыкновенная человеческая жизнь — это большой вопрос.

Иногда кажется, что некие элементарные знания вроде тех, откуда достаются квитанции за коммуналку и как печь блины, они вроде бы просто встроены в девочек с детства, насколько это все ловко у них выходит. Непонятно, почему аналогичное не встраивается в мальчиков. И почему через 40 лет после рождения этот мальчик, косая сажень в плечах, интересуется, чем накормить семилетнюю дочь. Ну едой, наверное. Мать же этой дочери ее чем-то кормит уже семь лет.

И такая социальная инфантильность ловко ложится на почву, щедро удобренную традициями, по которой именно женщина — тот элемент общества, который всегда должен чем-то жертвовать: недоспать, недоесть, но осчастливить свою семью всеми доступными способами.

Проблему распределения времени на бытовые обязанности нет смысла обсуждать отдельно — ее уже вкривь и вкось изучили всех мастей специалисты, но вывод все тот же: даже в самых прогрессивных обществах женщины как минимум в полтора раза больше времени, чем мужчины, тратят на быт, на уход за детьми и старшими родственниками и тому подобные задачи.

Но отсутствие у мужчин понимания, что же конкретно делать с этой живой женщиной, кроме ухаживания, секса и кольца, конечно, здорово портит отношения. Общепризнанный факт, что тот мужчина молодец, который может всякое ночью в постели. Однако тот, который знает, с какой стороны ставится посуда в посудомойку, где продается корм для животных и что макароны нужно положить в закипевшую воду, что зимой нужна зимняя обувь, а летом — летняя, он, на самом деле, не меньший молодец. С ним можно просто нормально каждый день жить.

Но эти знания и умения в мужчинах ценят мало, хвалят тихо, развивать не пытаются. Хуже того, один знакомый мужчина даже хвалиться умудрялся тем фактом, что не имеет представления, как снимать деньги с карты через банкомат, поскольку для произведения этого нехитрого действа ему судьбой и богом дана жена. Другому знакомому жена дана даже для обслуживания автомобиля, а его высокая роль в семье сводится исключительно к зарабатыванию денег. Хвала ХХI веку, в котором знать и уметь стало в принципе модным. Быть может, это что-то изменит.

Не могу похвастаться пристрастием к творчеству Веры Полозковой, но одно стихотворение, более современными категориями описывающее явление «любовная лодка разбилась об быт», у меня прижилось. Это где про «есть вокзал и сцена, а есть жилье…». Что, мол, в погоне за творческими подвигами мужская часть населения склонна забывать про простейшие бытовые надобности, и вроде как от женщины ожидается, что она научит, как с этим жить.

Есть об этом и в искусстве намного более высокого порядка. Мне однажды доводилось слушать лекцию про Анну Каренину. Интереснейшим образом лектор ответил на вопрос, почему у бедняги не сложились отношения с Вронским: потому что оба они знали про реальную жизнь… ничего. Им не доводилось прежде сталкиваться с социумом, с каким-то, пусть вполне обеспеченным, бытом, с необходимостью просто ежедневно что-то решать, в том числе, друг для друга.

А «люблю, не могу» как известно, часто заканчивается там, где наступает утро и приходит пора просто позавтракать.

Книги, фильмы, музыкальные произведения и театральные постановки посвящались и посвящаются любовным переживаниям, томлениям сердец, высоким идеалам женщин и героическим мужчинам. Глянцевые журналы и инстаграм рисуют наперебой чистых детей, светящихся от счастья матерей-худышек в вечной планке и прочие дефлопе с крутоном, никак не отражающие суть реального существования двух и более людей в периметре одной, часто не шикарной квартиры.

Просто жить — это как бы вроде и не очень модно, не достаточно романтично, нет в этом какого-то якобы необходимого блеска и подвига. Хотя если присмотреться, то это, может, и будет вершина совершенства отношений между людьми — просто ежедневно помнить, что твой партнер живой, может устать к вечеру, систематически нуждается в воде и пище и иногда ходит в туалет.

Иначе будет, как у Полины Санаевой, «Романтика и трусы»: «И тут я еще вспомнила, как позвонила мужчине своей жизни, который каждый день приезжал с коньяком, шампанским и клубникой: «Зайди, говорю в магазин, купи курицу на бульон». И он больше вообще не приехал».