Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Всех жахнули»: кто проиграл на российских выборах

Стали известны итоги выборов в Мосгордуму

8 сентября 2019 года в политической истории России запомнится тем, что впервые с момента начала проведения всех выборов в стране в таком формате, в один заранее установленный день в году, о своей победе публично заявили и власть, и оппозиция. Кто на самом деле выиграл эти выборы и приведут ли они к реальным изменениям во власти и политике?

В воскресенье в России избирали депутатов Госдумы, глав 16 регионов, а также членов местных законодательных органов власти в 13 регионах.

По словам главы Центризбиркома Эллы Памфиловой, средняя явка на выборах в регионах России составила 41,2%. Эта цифра рассчитывалась по итогам голосования на выборах государственной власти в административных центрах субъектов страны. Как пояснила Памфилова, в 2019 году явка выросла: два года среднее число пришедших на голосование к общему количеству избирателей составляло 37,6%. Но в целом, конечно, всплеска политической активности не наблюдается: большинство населения по-прежнему игнорирует все выборы, кроме президентских.

Формальные итоги выборов, очевидно, можно считать полной и практически безоговорочной победой действующей власти.

Во-первых, по предварительным данным,

все временно исполняющие обязанности глав регионов и действующие губернаторы одерживают победу, причем нигде не потребуется второго тура.

Правда, части кандидатов от власти в губернаторы на всякий случай пришлось маскировать свою принадлежность к «Единой России» и идти на выборы в качестве самовыдвиженцев. Среди таких «независимых» главами регионов стали Александр Беглов в Санкт-Петербурге, Вадим Шумков в Курганской области, Валерий Лимаренко в Сахалинской области, Игорь Бабушкин в Астраханской, Алексей Текслер в Челябинской и Александр Осипов в Забайкальском крае.

При этом Олег Кувшинников в Вологодской области, Андрей Чибис в Мурманской области, Игорь Артамонов в Липецкой, Роман Старовой в Курской, Андрей Бочаров в Волгоградской, Денис Паслер в Оренбургской области, Владимир Владимиров в Ставропольском крае, Олег Хорохордин в Алтайском крае, Радий Хабиров в Башкортостане и Бату Хасиков в Калмыкии победили непосредственно как кандидаты от «Единой России».

Во-вторых, «Единая Россия» также получила абсолютное большинство в 12 из 13 региональных законодательных собраний. Единственный регион, где она проиграла ,— Хабаровский край. Вслед за выигравшим в прошлом году губернаторские выборы кандидатом от ЛДПР Сергеем Фургалом сейчас на выборах в краевой парламент победила и его партия, набрав 56% голосов по партийным списка против 13% у «ЕР» и взяв все одномандатные округа. Но считать ЛДПР хоть сколько-нибудь оппозиционной партией по отношению к центральной власти могут только люди, вообще ничего не знающие о российской политической системе.

Не случайно секретарь Генерального совета «Единой России» Андрей Турчак настолько обрадовался итогам выборов, что в сердцах заявил: ««Единая Россия» жахнула на этих выборах всех».

Впрочем, при всем уважении ко всем выборам 8 сентября, главные голосования для определения реальных политических раскладов в стране, несомненно, проходили на выборах в Московскую городскую думу (которых раньше вообще никто никогда не замечал, учитывая совершенно декоративные полномочия этого органа власти, даже не имеющего права утверждать бюджет Москвы) и в Петербурге, где баллотировался Александр Беглов.

Беглов, по предварительным данным, получает 64,46% голосов при примерно 40-процентной явке, которая, правда, аномально подскакивала в как минимум два раза в ходе выборов. В любом случае, в Петербурге федеральная власть может считать итоги выборов, как бы ни относились к процедуре их проведения и предвыборной кампании, своей полной победой.

С Москвой, на первый взгляд, все несколько сложнее. Из-за низкого рейтинга в городе «Единой России» кандидаты от правящей партии шли на выборы в МГД как самовыдвиженцы. В народе они даже получили ироничное прозвание «самовмедвеженцы» (медведь — партийный символ «Единой России»). В итоге, по данным Мосгоризбиркома, они получат 26 мест в Мосгордуме из 45: то есть, все равно абсолютное большинство. У КПРФ в столичном парламенте будет 13 мест, по 3 — у «Справедливой России» и «Яблока».

Такой расклад получился при гораздо более низкой, чем в целом по стране на других выборах, явке — 21,77%. Подавляющее большинство москвичей вообще отказались голосовать.

При этом выборы в МГД сопровождались снятием независимых кандидатов из несистемной оппозиции, митингами, разгоном несанкционированных акций и посадками участников протестов. Но системно ничего не изменилось – выпустили пар и пошли дальше.

Главное – что в губернаторах остаются люди, которые полностью интегрированы в систему, подконтрольны федеральному центру и имеют право принятия локальных решений.

В московский парламент, по предварительным данным, попали 20 кандидатов, за которых предлагала голосовать несистемная оппозиция в рамках «Умного голосования». Его смысл состоял в том, чтобы «прокатить» на выборах кандидатов от партии власти. В результате в Мосгордуму не прошли по крайней мере два достаточно известных провластных кандидата. Секретарь московского отделения «Единой России» Андрей Метельский уступил кандидату от КПРФ Сергею Савостьянову, а проректор Высшей школы экономики Валерия Касамара — доценту экономического факультета МГУ Магомету Яндиеву.

При этом все равно говорить о какой-то победе оппозиции в Москве можно, только имея крайне болезненное воображение. Те же Савостьянов и Яндиев — никакие не оппозиционеры и уж точно не поддержат несистемную оппозицию. К тому же у «Единой России» де-факто все равно осталось большинство в Мосгордуме и возможность заблокировать любые решения всех остальных депутатов, даже если коммунисты и яблочники объединятся. Не говоря уже о том, что у Мосгордумы не было полномочий, чтобы реально влиять на жизнь города, и едва ли эти полномочия будут расширены.

Но власть тоже не должна обольщаться тем, что она «всех жахнула» на выборах. Явка почти везде ниже 50%. Значительная часть людей давно разочаровалась в любых выборах.

Экономические основания для недовольства миллионов людей никуда не исчезли: доходы людей падают, экономика практически не растет, нищета не уменьшается.

Отсутствие в России полноценной оппозиции все более негативно влияет на эффективность системы. Давно прирученные системные партии вроде КПРФ, ЛДПР или «Справедливой России», конечно, могут пытаться эксплуатировать существующий в обществе запрос на социальную справедливость, но у них нет ресурсов для того, чтобы как-то реально менять ту политику, которая приводит к недовольству людей.

Несистемная оппозиция тоже едва ли может занести эти выборы себе в актив. Никакой организационной структуры, способной в легальном политическом поле законно противостоять власти, как не было, так и нет. Те, кандидаты, за которых призывали голосовать организаторы «умного голосования», точно не оппозиционеры и наверняка не поддержат в ответ несистемные силы в нынешней ситуации.

Как ни парадоксально, главный итог выборов в том, что и власть, и оппозиция говорят о своей победе — такое единодушие. При этом важно учитывать, что многие из тех, кто голосует за власть или не голосует за оппозицию, делают это от безысходности и отсутствия устраивающего их выбора, а вовсе не из чистой искренней любви к начальству. Те, кто очарован несистемной оппозицией, сыграли на руку власти — в избирательной кампании появилось ощущение конкурентности, попытки расшевелить тех, кто на выборы никогда бы вообще не дошел, — в первую очередь молодежи.

Правда, пожертвовать пришлось свободой тех, кого арестовали за слишком активное проявление чувств в ходе акций протестов. Им можно только посочувствовать — сломанные если не жизни, то годы жизни этим людям никакой оппозиционный лидер не вернет. Но на то она и большая игра — чтобы жертвовать пешками.